На айтишников «вешают» трекеры и следят на ними. Это нормально?

На айтишников «вешают» трекеры и следят на ними. Это нормально?

 Представители IT-компаний жалуются на то, что их обвешивают трекерами для отслеживания результативности их работы. А тернопольская компания MagneticOne (20 лет на рынке) даже самостоятельно разрабатывает такие решения.

Редакция dev.ua выяснила, какой смысл в подобного рода софте и обязательно ли IT-компаниям его использовать.

Напомним, что трекер — это специальная программа, которая регулирует количество отработанных часов работника.

Это история не только о дисциплине на рабочем месте, но и о ценности и культуре компании. Использовать трекер или нет — внутреннее решение компании.

Основатель тернопольской MagneticOne — Руслан Савчишин — в комментарии для dev.ua рассказал для чего и как работает подобное ПО.

«Мы разрабатываем эту систему и применяем, начиная с себя», — говорит он. 

Предприниматель отметил, что их трекер «делает рабочее время полностью просчитанным и прозрачным для работника и его руководителя». Таким образом исчезает ситуация конфликта между подчиненным и его начальником, считает Савчишин.

Он говорит, что такая программа имеет «много настроек и возможностей к адаптации в конкретном случае». На сайте компании указаны партнеры, которые пользуются временным трекером тернопольчан: Terrasoft, Sky Soft Technology, Tucha и другие.

Важно понимать, что работодатель предупреждает о своих условиях труда. И подчиненные соглашались на использование трекеров.

Как к этому относятся работники Magnetic?

Ольга Диякив работала в отделе маркетинга компании Yaware в 2013–2014 годах. Именно эта структура MagneticOne отвечает за разработку трекеров.

«Никто не сидит и не следит за тем, с кем ты переписываешься. Но приходит отчет: человек провел на развлекательном сайте больше времени, чем работал», — объяснила работу системы девушка.

За свое время работы в компании она получала деньги не за выполненные задания, а за отработанные часы. Это не значило, что все это время ты проводишь за компьютером, говорит собеседница.

«Но 7 часов ты точно на рабочем месте», — констатирует она. Девушка объяснила, что это большая нагрузка для глаз и спины.

«Тяжело столько времени сидеть перед компьютером без разминки и перерыва», говорит Оля.

По ее словам, политика тогда в компании была такой: «Вы — молодцы. Все справились с поставленной задачей, но я знаю, что вы можете сделать это еще быстрее и лучше».

Оля отмечает, что с другой стороны, подобная система хорошо учит управлять своим временем. «Ты приходишь на другую работу и там люди просто „шаряться“ весь день. Контраст очень сильный», — говорит она. По ее мнению, подобные условия труда с трекером подходят больше для новичков.

Другая сотрудница — Ульяна Цаволик работала в MagneticOne 2 года. Полгода назад она покинула место работы, потому что выбрала другое направление деятельности.

«Условия труда меня устраивали даже с тайм-трекером. Его наличие позволяло мне, как работнику, выбирать плавающий график за который никто «не напрягал» — вспоминает девушка.

Ульяна рассказала, что в компании никто «не заставлял» устанавливать трекеры. Это была часть внутренних правил.

Анастасия Чабан сегодня руководит офисом основателя MagneticOne. Она объясняет, что компания пользуется трекерами чтобы понять, «у кого из работников перегруз, а кому нужна помощь чтобы достичь большего».

Девушка добавляет, что сегодня оплата труда в компании начисляется за результат.

«Если работник выдает мало результата, а по трекеру перерабатывают, это дает возможность руководителю обратить внимание на него и помочь курсами или советами», — говорит Анастасия.

Она подытожила, что компания «интересует общий результат» и «чтобы каждый работник развивался».

А как в других IT-компаниях?

«Раньше мы экспериментировали с использованием трекеров, однако сейчас не практикуем использование ПО, контролирующего время работы», — отметил специалист по внешним коммуникациям EPAM Ярослав Кутовой.

Он добавил, что компания использует собственный софт, чтобы работник мог самостоятельно анализировать свою работу.

«Например, он может видеть те задачи, которые забирают больше времени», — говорит Кутовой.

В другой IT-компании — Luxoft Ukraine — вообще не используют подобные устройства.

«Есть системы для обеспечения безопасности и контроля подключения к опасным сайтам. Трекеров для отслеживания рабочего времени и активности специалистов мы не используем», — отметил управляющий директор компании Виталий Кармазинский.

Так трекеры — это нормально или не очень?

Психолог в гештальт-подходе Алина Вишнякова утверждает, что однозначно и обобщенно ответить на этот вопрос нельзя.

«Уверена, что для кого-то это будет полезная история, благодаря которой можно научиться эффективнее использовать своё время и ресурсы! В частности, некоторым людям сложно организовать свою работу удалённо», — говорит специалист.

Психолог отмечает, что подобная форма ограничивает некоторые свободы, но если это согласно контракту и «я принимаю такие условия» — почему нет? 

Вишнякова говорит: «важно понимать, что я получаю взамен, стоят ли эмоциональные затраты сопоставимо моему гонорару (и в материальном смысле, и в психоэмоциональном — может быть мне важно получать признание, повышение или банальную похвалу)».

И тогда вопросов нет, все стороны процесса довольны, заключает психолог.

Другой вопрос, если не все довольны (и недовольна я) — то почему? Правда ли это связано с нарушением моих личных границ и свобод, или я недополучаю в другом месте (той же зарплате, которую, считаю, стоило бы повысить в связи с новыми правилами или обязанностями)?

«Думаю, что отношение каждого конкретного человека к трекеру зависит от личностных особенностей, организации личности, стиля работы и/или управления, предприятия, прошлого опыта и других факторов», — говорит специалист.

Хочете повідомити важливу новину? Пишіть у Telegram-bot.

А також підписуйтесь на наш Telegram-канал.