Клопотенко и goodwine c ним. Как бывший топ делает бизнес на мусоре

Киевлянину Артему Миргородскому сейчас 42 года. Он топ-менеджер с 20-летним опытом. Прошел путь от маркетолога до инвестиционного директора.

Последние 12 лет Артем имеет необычное хобби — компостирование. Это перегнивания остатков пищи и их дальнейшее использование в качестве удобрения.

В какой-то момент наш герой понял, что на мусоре можно построить бизнес. А также распространять культуру сортировки среди населения. Как он к этому пришел и какие имеет успехи в этой сфере — читайте дальше.

Клопотенко и goodwine c ним. Как бывший топ делает бизнес на мусоре

Киевлянину Артему Миргородскому сейчас 42 года. Он топ-менеджер с 20-летним опытом. Прошел путь от маркетолога до инвестиционного директора.

Последние 12 лет Артем имеет необычное хобби — компостирование. Это перегнивания остатков пищи и их дальнейшее использование в качестве удобрения.

В какой-то момент наш герой понял, что на мусоре можно построить бизнес. А также распространять культуру сортировки среди населения. Как он к этому пришел и какие имеет успехи в этой сфере — читайте дальше.

От вареничной к гуманитарной помощи

Артем начал карьеру в 2002 году, как маркетолог в сети вареничных. Там он увидел весь цикл, который проходит пища: сколько готовится, сколько выбрасывается и т. д.

«В хорошем заведении существуют технологические карты. Например, условный картофель фри не лежит дольше 30 минут. Далее его просто выбрасывают,  и таких отходов много», — объясняет Артем.

Набравшись опыта, Миргородский становится директором по маркетингу одного из холдингов в Украине. Специализация компании — морская продукция. В ассортименте — более 100 наименований, вспоминает наш герой.

«На этой работе я видел, сколько отходов и какое обращения с ними. Все это производило на меня определенное впечатление, которое накапливалось», — говорит Артем.

Впоследствии наш герой переходит работать коммерческим директором в одну из американских компаний. После нее — создает с партнером собственную консалтинговую фирму.

Фото — из личного архива Артема Миргородского

Но все изменилось в 2014 году. Когда в Украине началась Революция Достоинства. Артем проникся идеалами Майдана. И начал тратить на революцию собственные сбережения, заработанные за годы карьеры.

«Патриот до глубины карманов», — полушутя-полусерьезно дает себе определение Миргородский.

Артем с единомышленниками создал организацию, которая помогала пострадавшим во время Майдана.

Фото — с личного архива Артема Миргородского

«Когда Революция Достоинства победила, то дипломаты из других стран искали кому из Украины нужна помощь. Они нашли нашу организацию. Мы отправляли самолетами в Австрию, Чехию, Германию, Польшу сотни наших людей на лечение», — говорит бывший топ-менеджер.

После этого Артем понял, что теперь не сможет «просто зарабатывать деньги». Вместе с коллегами он создает гуманитарную организацию для помощи украинцам — детям Донбасса, а теперь и больным коронавирусом и т. д. 

На «гуманитарное дело» он потратил 4 года своей жизни.

«Правильно ли я сделал, что ушел из бизнеса? Это было желание жить в стране, где не только „бабки зарабатываются“, а и формируется класс людей, которым не безразлично», — отвечает Миргородский на вопрос о своей мотивации.

Фото — из личного архива Артема Миргородского

Он приводит мировой пример. Одну из величайших историй волонтерства имеют США.

«Скауты, пожертвования, донаты. Это страна, которая много делает бесплатно, и там есть люди, которые много жертвуют».

И добавляет, что в Украине, к сожалению, эта культура утрачена. Меценатство у нас на низком уровне, констатирует бывший предприниматель.

Однако, по мнению Артема, украинское общество изменилось. Да, трудовая миграция присутствует. Но глобально, все меньше людей задумывается о переезде в другие страны, считает Артем.

Такие люди понимают, что в Украине можно строить собственное дело. Это понимает и наш герой.

Экосознание и стартап

После Майдана Артема пригласил на работу владелец сайта по поиску автозапчастей. Ресурс ежедневно имел 60 000 посетителей и миллионные обороты. Миргородский занимал должность финансово-инвестиционного директора.

В какой-то момент, в одесской компании пришли к идее создать венчурную студию.

«Что-то вкладывает компания, что-то сотрудник, и мы это начинаем это продвигать», — вспоминает Артем.

Оказалось, что владелец фирмы, как и сам Артем, также занимался сортировкой мусора. Вместе они придумали эко-стартап BioBin. В то время государственная власть создала Украинский фонд стартапов. BioBin отобрали к первому питчингу из нескольких сотен проектов.

«В январе 2020 года я пропитчил. В феврале нам выдали первые средства», — вспоминает тогдашний стартапер.

Фото — из личного архива Артема Миргородского

Всего компания получила $ 25 000. За $ 11 000 «запилили» сам продукт, остальные деньги потратили на компостеры и логистику, рассказал Артем.

BioBin — это приложение-навигатор, рассказывающее пользователям как правильно сортировать отходы. Также в нем можно общаться с единомышленниками, которые занимаются тем же.

В приложении ты вносишь литраж ведра, в котором компостирует. Например, у Артема это 2,6 кг.

«Аппка показывает сколько человек употребил продуктов, сколько из этого вышло гумуса и сколько было сэкономлено выбросов углекислого газа», — демонстрирует работу сервиса Миргородский.

Кроме приложения, Артем с партнером установили компостеры в трех ЖК Киева. Таким образом связали технологии с реальным процессом компостирования.

Главная цель их компании — это привлечение общества к решению проблемы компостирования.

«В Украине 42000 полигонов для мусора, они воняют и загрязняют среду. Это все наша экосистема, которая напрямую влияет на здоровье», — объясняет Артем.

Миргородский увидел, что есть значительный спрос на подобную инициативу. Но при этом хватало и «минусов». Главный из них — это не сформированный B2C сектор. Не у каждого человека есть много отходов, а те, что есть — территориально разбросаны. Кроме этого, качество органических отходов ниже, чем в кафе и ресторанах.

Большая «мусорная» игра

Артем получил качественный фидбэк в проекте BioBin. И понял, что проблему стоит решать в оффлайне, а не в онлайне. Поэтому он занялся собственным делом. Его выход из стартапа совпал с предложением о компостировании от компаний.

«Меня осенило, что реальный бизнес в переработке — это B2B-сегмент. Я просто не туда свернул», — говорит Миргородский.

За 2 недели он разработал стратегию своего бизнеса. Далее подключил партнера Сергея, у которого были грузовые машины, работники и 10 лет опыта в сфере перевозки отходов.

«Я понимаю, что, возможно, это еще будущее. Но глобально ты мыслишь правильно, и я готов вкладываться», — вспоминает слова партнера Артем.

В феврале 2021 года они запустили компанию Green Age. В марте Миргородский начал договариваться о новых контрактах с компаниями. В апреле машины выехали на рабочие маршруты.

Фото — из личного архива Артема Миргородского

«По сути наш клиент — это HoReCa — гостиницы, бары, рестораны. Также это супермаркеты и производители продуктов питания. Это второй по величине генератор пищевых отходов в Украине после домохозяйств», — рассказывает предприниматель.

Фото — из личного архива Артема Миргородского

Кроме платы за услугу, компании которые компостируют, обычно привязывают проблему отходов к своему маркетингу. К тому же, в них обычно есть специалисты, которые занимаются отходами. То есть это прямой партнер внутри компании, объясняет Миргородский.

По поводу запахов мусора. Обычно они есть, но не критичны, считает предприниматель.

«Но когда ты отделяешь органику, то запахов меньше», — констатирует Артем.

Кроме этого, компания Миргородского занимается так называемой «глубокой» сортировкой. Это когда органику отделяют от неорганики. А потом последнюю также распределяют. Например, отделяют стекло от пластика, пластик сортируют на несколько видов и т. п. Это осуществляется за отдельную плату.

Клиенты и бизнес

Green Age внедряет комплексные сортировки в собственные контейнеры. Их предоставляют бесплатно — транспортируют, убирают, моют и возвращают. Также проходит бесплатное обучение и тренинги для персонала компании-партнера.

Ежемесячно Артем и Ко отправляют отчеты о совместно проделанной работе.

«Мы наладили сортировки. Они еще не идеальны. Нужно полгода-год, чтобы поставить полноценный процесс», — рассказал наш герой.

За несколько месяцев работы предприниматель подписал контракт с 8 клиентами. Крупнейший из них — сеть магазинов goodwine в Киеве. Второй — сеть кондитерских Honey. Это 4 точки в столице. В пуле клиентов — Воздвиженский отель, офис GRES TODORCHUK и ресторан To Be.

Из последних «подписантов» — киевский ресторан Razzle Dazzle, производитель здоровой пищи Eat Easy и ресторан 100 лет тому вперед Евгения Клопотенка.

Фото — из личного архива Артема Миргородского

С каждым клиентом есть отдельный Телеграмм чат, где происходит постоянный фидбэк.

«Здесь перчатки бросили в органику. Или в неорганику высыпали ящик апельсинов», — приводит пример переписок совладелец компании.

Фото — из личного архива Артема Миргородского

Предприниматель отмечает, что он продолжает учиться сортировать вместе со своими партнерами. Артем говорит, что сейчас Green Age прекратила подписывать новых клиентов. Потому что идут переговоры с еще большими компаниями. На обслуживание 100 контейнеров.

«Если мы их подпишем, нужно будет проводить реструктуризацию бизнеса. И работать только с этими гигантами», — рассказал Миргородский.

Какие это компании, Артем не говорит, пока с ними не подписан окончательный контракт.

Прямых конкурентов в Украине у бизнеса Артема сейчас нет. Сегодня он имеет 50 контейнеров, 30 из которых пошли на органику. За первый месяц работы, компания приняла на переработку 7 тонн органических отходов. На маршруте курсирует 3 машины. На разных позициях работает 10 человек. Компания даже вышла на первый небольшую прибыль в 20 000 — 30 000 грн.

Организация Артема забирает сразу сортированную органику. Главная проблема — это смешение органики и неорганики. Бактерии очень быстро распространяются на органическую фракцию и продукты портятся еще до сортировки.

Фото — из личного архива Артема Миргородского

На базе контейнер с органикой пересыпают в большой контейнер, где есть листья и трава на дне. Затем пересыпают смесь в специальные пакеты и снова смешивают их с листьями и травой. Накопив 20 таких больших контейнеров, компания их вывозит. Обычно к фермерам, у которых органические фракции докомпостируются.

Самое интересное сейчас — научиться сортировать так называемую «сухую фракцию», говорит Артем. Кто-то отдает много кофейной гущи и мы ищем места ее переработки в Житомирской области. Или — где переделать ламинированный бумажный стаканчик, рассказал основатель компании.

Культура сортировки

Артем не учился на сортировщика мусора. Вся информация, на которой он строит бизнес — это самообразование.

«Я хорошо знаю английский и смотрю много видео по компостированию, также черпаю знания из различных встреч и конференций», — делится предприниматель.

Фото — из личного архива Артема Миргородского

Он говорит, что лучше всего культура сортировки среди украинских городов представлена ​​во Львове.

«Сортирует не только сам город, но и бизнес. Власти построили станцию ​​компостирования, и она дала возможность со скидкой в ​​50% завозить туда мусор. Это стало выгодным», — объясняет Миргородский.

Добавляет, что Львов на 2-3 года шагает впереди Киева. Артем приводит статистику. Так, столица генерирует 650 000 тонн пищевых отходов. Львов — 105 000 тонн. При этом в Киеве нет станции компостирования. К тому же, в столице падает 120 000 тонн листьев. И оно преет, а не перегнивает.

«Листья и трава должны подмешиваться в пищевые отходы. И тогда получается лучшая фракция компоста. Они улучшают кислотность органики», — пояснил эксперт.

Артем также ищет экофермеров, которые использовали бы такую ​​«смесь» как удобрения на своей земле. Несколько раз в неделю Миргородский сам приезжайте на базу и сортирует отходы.

Фото — из личного архива Артема Миргородского

«Пересыпаем, пересматриваем, выбрасываю ненужные бумажки из отходов. Когда работники не успевают помыть контейнер, его мою я», — рассказал предприниматель.

Рынок сортировки и переработки сейчас в Украине находится в зачаточном состоянии, говорит Артем. Чтобы завод принял материал для переработки, обычно требуется минимум одна тонна его веса.

«Бумага — от 100 кг, стекло — более 1 тонны, стретч-пленка — 1 тонна», — приводит данные Миргородский.

Однако глобально, уровень переработки в Украине такой же, как и в Европе, добавляет предприниматель. К тому же, у нас есть переработчики, которые работают с так называемым «хвостом» — тяжелыми для переработки материалами — пластик, обертки конфет и т. д. Такие компании их переплавляют и делают различную продукцию — от мостовой к скамеек.

«Год-два мы выстоим, станем лидерами и начнем зарабатывать. Восстановим эту индустрию у себя», — подытожил наш герой.

Хочете повідомити важливу новину? Пишіть у Telegram-bot.

А також підписуйтесь на наш Telegram-канал.