«В рф сказали, что я – нацик». Как украинский OneBox покинул рынок агрессора и чем живет сегодня

Максим Мирошниченко — CEO украинской компании OneBox — CRM-платформы для бизнеса. С началом войны против россии, сервис начал набирать популярность как замена враждебному ПО. Как компания простилась с российскими клиентами и развивается дальше, читайте в нашем материале.

Оставить комментарий
«В рф сказали, что я – нацик». Как украинский OneBox покинул рынок агрессора и чем живет сегодня

Максим Мирошниченко — CEO украинской компании OneBox — CRM-платформы для бизнеса. С началом войны против россии, сервис начал набирать популярность как замена враждебному ПО. Как компания простилась с российскими клиентами и развивается дальше, читайте в нашем материале.

Об основании OneBox

Четкой даты основания OneBox нет. С 2006 г. существует компания WebProduction. Мы занимались разработкой сайтов, затем разработкой интернет-магазинов. Сделали свой «движок» для интернет-магазина, совершенствовали админку и т. д.

«В какой-то момент я понял, что это больше не нужно называть интернет-магазином. Потому что таких разработчиков тогда было больше тысячи только в Киеве. Как правило, это были студенты, работавшие за $300–$500».

Фото — Facebook

К тому же, интернет-магазин — это история о пользователе. Сайт всегда хотят «допиливать», чтобы было что-то индивидуальное. Мы начали отходить от интернет-магазина. В то время как раз набирали популярность CRM-системы. В какой-то момент мы работали и над сайтами, и над CRM.

«Я понял, что самые большие деньги можно заработать на лицензиях от продаж CRM–системы. Потому что это не интернет-магазины, когда постоянно прилетают дополнительные пожелания клиента и ты платишь разработчикам, а сам на этом ничего не заработаешь».

Мы оставили только админку, окрестили ее OneBox и начали развиваться в сфере автоматизации и учета. Как правило, когда малый и средний бизнес приходит с запросом, то он интересуется, что мы можем сделать для него. В то время как для интернет магазина это история, когда нужно слушать заказчика и думать как это сделать. Разработка CRM-решений — задача сложнее и интереснее, и за него больше платят.

Фото — Facebook

«До войны разработчикам интернет-магазинов платили $15–$20/час. Для CRM-системы час работы среднего-топового специалиста начинается с $30».

Сейчас у нас есть клиенты, которые платят $75/час. Важно понимать, что разработка интернет-магазина обычно происходит с нуля — дизайн, html-разметка и т. д. Это занимает немало времени. У OneBox другая история. Приходит заказчик и говорит, что ему нужен экран со списком клиентов и чтобы видеть список платежей и менеджер мог их проводить. Эта работа занимает 15 минут. Вы получите результат быстрее, чем вы доедете домой.

О разрушенном доме и компании сегодня

Я родился в Чернигове и жил там до 25 лет. Потом купил земельный участок и переехал под Киев. Мой дом находился в треугольнике Буча — Ирпень — Гостомель. После прихода русских войск от него осталась только «коробка», ремонта минимум на $70 000.

«То, что я увидел в Ирпене, для меня равноценно концлагерю „Освенцим“. Я видел на фото тела людей, которых лично знал. Лично я не представляю, как там можно жить. Хочу построить новый дом в другом городе, а этот построить и сдавать в аренду или продать».

Основной офис разработки OneBox находится в Чернигове, он не пострадал. Команда менеджеров и я всегда находилась в Киеве, у нас офис в Unit.City. Часть наших людей работала в Чернигове, часть — в столице.

Фото — Facebook

За нашим юридическим лицом работает 5 человек. Но у нас есть компании-партнеры. К примеру, OneBox Dev. Это отдельная компания, которая мне не подчиняется. Она имеет отдельного владельца, нанимающего программистов. И таких компаний-партнеров не одна. Поэтому, если взять всех их работников, то в Украине это будет около 150 специалистов.

«У OneBox к началу войны около $25 000–$30 000 оборота в месяц было от „облачного“ сервиса и около $100 000 в месяц — от лицензий».

Сегодня мы еще продаем лицензии — они дороже, и мы на них больше зарабатываем. Но стараемся отходить от этого. Потому что я не верю, что эта модель может существовать, скажем, в 2025 году. Компания постепенно переходит в «облачные сервисы».

Вот как это происходит. Клиент заходит на сайт — нажимает «установить OneBox» — мы автоматически разворачиваем 2 сервера — в Германии и Финляндии и синхронизируем их. Ежедневно делаем бекапы в 3 разных страны в режиме реального времени. Клиент может выбрать нужную дату бекапа и развернуть ее, если что-то пошло не так.

«Эту инфраструктуру невозможно повторить другой компании. На это решение я потратил около $500 000».

О бизнесе во время войны

Если взять в среднем, то у нас было 11 пользователей на компанию. Есть маленькие бизнесы, у которых 1–3 пользователей, есть большие, в которых тысячи. Но если в среднем поделить количество наших лицензий на количество клиентов, получим цифру 11. Сейчас эта цифра составляет 5.

«Мы не сократили ни одного человека. Я был вынужден подрезать зарплату, но и объем работы сократился».

К примеру, наша бухгалтер получала 17 000 гривен/месяц, а сейчас получает 14 000 грн/месяц. Но все продолжают работать.

Мы еще считаем, но сегодня примерно потеряли от 50% до 70% оборота, из которых 25% — рф, которую я отключил, а все остальное — Украина. Были клиенты, которые сразу сказали нам конец, а через 2 недели вернулись и мы возобновили сотрудничество. OneBox имел 30%-35% прибыли в месяц и эти деньги уходили на реинвестицию.

Фото — Facebook

«Сейчас у нас нет проблем с клиентами. К тому же, мы предоставляем свою систему бесплатно волонтерам и городским советам, которые к нам обращаются».

С начала войны уже бесплатно автоматизировали около 20-30 волонтерских центров. И сейчас появляется много клиентов — пишут сотни писем в день. Они хотят перейти из систем Битрикс и 1С в поисках альтернативы. Но следует понимать, что в этом бизнесе среднее время заключения договора 3 года. Это бизнес в долгую, поскольку предпринимателю нужно понять, как именно он хочет автоматизировать процессы.

Фото — Facebook

«Есть те, кто покупает нашу систему сразу. Но с подобными договоренностями будет конфликт. У нас уже было около 70 подобных историй, которые завершались судом».

Сейчас у нас в Украине работает 8 активных партнеров, которые консультируют по поводу перехода от конкурентов на OneBox. Среди украинских конкурентов существует CRM-система Creatio от IT-компании Terrasoft. Но у них большие клиенты, например банки. Наши клиенты — это малый и средний бизнес. У нас также есть большие клиенты, но не охотимся на них целенаправленно: у нас 90% — это малые компании, 9% — средние, 1% — крупные.

О том, как отозвал лицензию из россии

Я отозвал лицензию из россии 25 февраля. Была бы моя воля и время, сделало бы это 24 февраля. Это касается не только клиентов из России, но и партнеров-интеграторов. Их было около 20. Теоретически они могут заходить на свои серверы и как-то там разбираться с кодом, пытаться понять, где находится сервер с лицензией и как-то его выключить. Но это очень непросто и доставляет много хлопот. Обновления не приходят и через полгода им конец.

«Фидбек с их стороны был типичным. Сказали, что я — нацик» (смеется).

Фото — Facebook

В OneBox в общей сложности около 4 500 клиентов. Это те, кто-либо заплатили за CRM–систему один раз, либо платят определенную сумму в месяц/год или находятся у нас в облачных хранилищах. Реально активных — около 3 500 клиентов: кто-то закрывается, кто отваливается, некоторые редко пользуются. Из них около 700 — это была россия.

«Когда я „отрубил“ рф, то потерял около 25–30% ежемесячного оборота. Мы сначала отозвали просто лицензии. А через месяц я начал удалять данные внутри CRM».

Апдейт по "Битрикс24". Не закрывается, но сокращает штат
Апдейт по «Битрикс24». Не закрывается, но сокращает штат
По теме
Апдейт по «Битрикс24». Не закрывается, но сокращает штат

О российском Битриксе и рынке CRM–систем

Они начинали с конструктора сайта, затем его продали. Далее делали корпоративный портал, купленный у российской компании amoCRM. Чуть-чуть его переделали под CRM-систему и начали ее пиарить. Последние версии Битрикс действительно похожи на CRM. Но весь рынок смотрится не так, как всем кажется.

«Когда человек покупает себе CRM–систему, это значит, что он на данном этапе не знает, как у него устроен учет. Зачастую у небольших бизнесов есть бухгалтер с программой 1С, но что там происходит внутри — не понимают».

Фото — Facebook

Потому что у нас не преподают подобные вещи в обычных университетах. Они есть, например, на курсе MBA. Затем программисты идут писать бизнес-софт и выходит «велосипед с костылями» (смеется). Так появился и Битрикс, и OneBox, и любое популярное ПО этого рода. Его сначала написали, а потом адаптировали под реалии рынка и то, что хотят люди.

«Сегодня рынок корпоративного софта в Украине, и в России напоминает что-то вроде разработки web-сайтов. Все хотят софт и никто не хочет разбираться как устроенный аккаунтинг в зависимости от того, чем занимается фирма — это услуги, товары или смешанный вид».

О преимуществах OneBox над Битриксом

Если взять Битрикс, ваши данные будут смешаны с данными других клиентов. Фактически они будут находиться в одной базе. В OneBox под каждого клиента выделяются 2 отдельных сервера.

«Если вы сейчас зайдете на наш сайт и нажмете „установку“, то мы вам за 30 секунд развернем 2 сервера. И до ваших данных вообще никто не сможет добраться».

Фото — Facebook

Другое преимущество OneBox — это функциональность. У нас ее, наверное, больше, чем в других популярных CRM системах на рынке. Это история не только о маленькой «фиче», но вообще о возможностях. К примеру, у нас можно настраивать весь интерфейс любой страницы.

«Мы как Tilda для бизнеса. Такого нигде не было. Правда, несколько месяцев назад Creatio от компании Terrasoft повторили наше решение. Но они признали это. Я хорошо знаком с их командой».

OneBox делает под заказчиком на своем конструкторе то, что ему нужно. А не как Битрикс — «вот бери и еб*сь с этим как хочешь».

О немецком SAP и ее «выходе» с российского рынка

Стандарты аккаунтинга создала германская компания SAP. Идею OneBox мы придумали сами. Но то, как устроен финансовый и складской учеты в нашей системе, позаимствовали у нее.

«SAP — это конструктор. Когда вы его устанавливаете, в нем вообще нет ничего. SAP, OneBox и 1С пусты во время установки».

А потом конкретную кнопку каждого экрана ты перетаскиваешь и определяешь, где она будет и за что будет отвечать. Это пустое письмо с большой базой компонентов для создания экранов. Вот как работает софт германской компании. Он устанавливается на серверы заказа. Затем заказчик нанимает системного интегратора, слушающего заказчика и создающего интерфейсы. То же у OneBox и 1 °C.

«Поэтому, когда говорят „выключите SAP“, это невозможно. Так как серверы находятся в россии. Программу можно не обновлять или, если есть доступ к серверам, что-либо выключить».

SAP обслуживают внутренние, русские компании. Они пытаются сделать так, чтобы внутренний интегратор изучил SAP как язык программирования и работал с ним дальше.

Немецкая компания зарабатывает на лицензиях. Ее софт установили, а дальше пусть хоть «трава горит». Это общая модель для подобных бизнесов, имеющая побочный эффект. Если в системе что-то не работает, то интегратор будет говорить заказчику, что виноват тот, кто продал лицензию. Теоретически SAP может отозвать свою лицензию.

Относительно «облачных» технологий. В общем, сначала они были недоработаны, а потом стали очень дороги. Только за последние 2–3 года «облако» стало доступно большинству компаний по цене и технологическим возможностям. Поэтому модель бизнеса SAP, Microsoft, OneBox и других компаний устроена так, чтобы они продавали продукт и устанавливали его на серверы заказчика. И только в последние 3–4 года начали добавлять «облачные» решения.

Компания не будет зарабатывать от этого больше, потому что она будет тратить деньги на аренду «облака». Я могу ошибаться, но если взять SAP, то у них, условно, 90% — это лицензии, а 10% — это «облако».

SAP продолжает работать в России и все еще думает, как уйти с этого рынка
SAP продолжает работать в России и все еще думает, как уйти с этого рынка
По теме
SAP продолжает работать в России и все еще думает, как уйти с этого рынка
Каким российским ПО пользуются в Украине и чем его заменить? исследование
Каким российским ПО пользуются в Украине и чем его заменить? исследование
По теме
Каким российским ПО пользуются в Украине и чем его заменить? исследование
SAP открыл вакансию для украинских беженцев. Кого ищут
SAP открыл вакансию для украинских беженцев. Кого ищут
По теме
SAP открыл вакансию для украинских беженцев. Кого ищут
Читайте главные IT-новости страны в нашем Telegram
Читайте главные IT-новости страны в нашем Telegram
По теме
Читайте главные IT-новости страны в нашем Telegram
ТОП EVO Максим Мельник для dev.media розповів, що 24 лютого війну проспав. Та далі — волонтерство, українізація та праця.

Дивіться на каналі його розповідь та роздуми.

Читайте также
SAP продолжает работать в России и все еще думает, как уйти с этого рынка
SAP продолжает работать в России и все еще думает, как уйти с этого рынка
SAP продолжает работать в России и все еще думает, как уйти с этого рынка
SAP открыл вакансии для украинских беженцев. Кого ищут
SAP открыл вакансии для украинских беженцев. Кого ищут
SAP открыл вакансии для украинских беженцев. Кого ищут
«Битрикс24» закрывается в Украине. Причина – война
«Битрикс24» закрывается в Украине. Причина – война
«Битрикс24» закрывается в Украине. Причина – война
Microsoft продолжает вести бизнес в рф, SAP предоставляет в России «жизненно важные» услуги.
Microsoft продолжает вести бизнес в рф, SAP предоставляет в России «жизненно важные» услуги.
Microsoft продолжает вести бизнес в рф, SAP предоставляет в России «жизненно важные» услуги.

Хотите сообщить важную новость?
Пишите в Telegram-бот

Главные события и полезные ссылки
в нашем Telegram-канале

Обсуждение
Комментариев пока нет.