Мы запускаем рассылку об украинском IT-комьюнити. Оставьте email, чтобы понимать больше. Премьера — скоро!
Спасибо! На указанный адрес отправлено письмо для подтверждения подписки.
HOT від «Стас IT-глаз» — відео про міграцію айтішників

«Я понимал, что не сегодня-завтра за мной придут». Айтишник из Херсона о выживании в оккупированном городе и партизанском движении в регионе

20-летний Макс Коваленко, Motion Designer и Video Editor из Херсонской области, последние 5 лет жил в городе Херсон. Он был в оккупации и только недавно смог уехать в Киев.

Сам город до сих пор находится под контролем российских войск и не сдаётся. Люди выходят на митинги, не утихает партизанское движение. На информационном фронте к нему подключаются айтишники, ведь «Херсон  — это Украина». 

Максим рассказал нам, как очевидец, как выжить айтишникам в Херсоне, возможно ли там работать и как оттуда выехать.

Оставить комментарий
«Я понимал, что не сегодня-завтра за мной придут». Айтишник из Херсона о выживании в оккупированном городе и партизанском движении в регионе

20-летний Макс Коваленко, Motion Designer и Video Editor из Херсонской области, последние 5 лет жил в городе Херсон. Он был в оккупации и только недавно смог уехать в Киев.

Сам город до сих пор находится под контролем российских войск и не сдаётся. Люди выходят на митинги, не утихает партизанское движение. На информационном фронте к нему подключаются айтишники, ведь «Херсон  — это Украина». 

Максим рассказал нам, как очевидец, как выжить айтишникам в Херсоне, возможно ли там работать и как оттуда выехать.

Начало

Для парня война началась внезапно, как и для всех. 

«24 с утра я проснулся от того, что обстреляли Чернобаевский аэропорт. Со своего двора видел, как он горит, — вспоминает Максим.

Макс Коваленко, Motion Designer и Video Editor из Херсонской области

Он забрал к себе знакомых с семьёй и в течении нескольких недель они поменяли три дома в поисках безопасного места. Но в каждом из них соседние дома попадали под обстрел. 

Дом, напротив того, где жил Максим (фото Макс Коваленко)

Парень говорит, что некоторое время он не понимал всей опасности.

«Я видел, как с самолета сбрасывали авиабомбы. Я смотрел на это и время, кажется, замерло. — говорит Максим. —  Потом с третьего этажа в подвал спустились все, казалось, за 3 секунды». 

Информационный вакуум

Со слов Максима, оккупацию херсонцы начали чувствовать с первых дней.

«Местная власть в принципе ничего не говорила, мы были в каком-то информационном вакууме,» — отмечает айтишник.

Через знакомых он узнал, что некоторые сёла на Черном море уже захвачены. Это побудило активистов создать контактную группу, чтобы обмениваться информацией. 

В то же время начались проблемы с лекарствами. Люди стояли в аптеках целыми днями под обстрелами. 

Случайное видео очереди в аптеку, которая закрылась через 10 минут, потому что закончились все лекарства, которые были (фото Макс Коваленко)

Херсонцы и здесь нашли выход-создали сеть групп в интернете,  с помощью которых можно было оставить заявку. Могли отыскать нужные лекарства там, где они были.

«Фотографировали свои аптечки, выкладывали в сторис, и люди обменивались, кто чем мог, на бартерной основе,» — рассказывает юноша. 

«Город захватили»

В первые дни мы узнавали новости через сообщество людей, в которых были уверенны. Они были разбросаны по всех больших точках области. 

«Официальной информации не было. О Херсоне молчали. Мы узнали о том, что город захватили, пост фактум, смотря в веб-камеры города,» — акцентирует айтишник. 

Момент прорыва окупантов в город, в 500 метрах от дома Максима (фото Макс Коваленко)

Жители ждали от власти сообщения, что делать, когда уезжать, и в то же время, проходя мимо СБУ или полицейского управления, херсонцы видели, что украинских военных нигде нет. 

«Я с окна видел, как едет техника с российскими флагами, и понял, что город взяли. Почувствовал измену, как будто нас бросили,» — с сожалением говорит айтишник. 

Партизаны оффлайн

Но вскоре херсонцы активизировались, появились партизаны, которые действовали оффлайн. Сначала на главных путях, где ездили оккупанты, мелькнули надписи «Херсон — это Украина», «Херсонские партизаны ждут вас». Активисты избегали каких-либо контактов в сети, чтоб невозможно было установить связь между ними. 

фото Макс Коваленко

Потом начались угрозы местным коллаборантам. Сначала более менее  приличные, потом пожестче и с фотографиями, что их ожидает.  

Фото Макс Коваленко

Максим рассказывает: «Каждый столб был увешан надписями: „Сдавайтесь, так вам будет лучше“, „Вы можете умереть в любой момент“ и т. д.»

Пропагандистские плакаты, развешанные оккупантами, почти сразу забрасывали краской. 

Фото Макс Коваленко

«Я видел, что все люди, которые ехали мимо этих плакатов, улыбались и радовались, когда видели их испорченными», — говорит парень. 

Он вместе с другими знакомыми ходил на митинги, делал посты, много чего публиковал. Они выходили перед БТРами и скандировали: «Прочь оккупанты!»,активисты срывали российские флаги с флагштоков.  

Фото Макс Коваленко

В городе люди пытались самостоятельно формировать теробороны, но без хорошего командования они погибали. 

«Тот дух было не сломить», — вспоминает парень. 

Связь

Первые сбои связи случились через  две недели после начала активной фазы войны. На тот момент уже за пару часов ее восстановили с помощью украинской сети. Потом в конце апреля связь снова исчезла, но уже на три-четыре дня.  

«И это было очень страшно», — вспоминает Макс.    

Уже после первого отключения связи, люди в Херсоне начали фильтровать все, что они пишут в интернете, не только публично, но и лично. 

Люди в поисках связи и доступа к WiFi (фото Макс Коваленко)

«Пошли слухи о том, что людей задерживают после того, как они что-то написали. Подтверждения не было, но люди боялись, “ — объясняет парень.

Он нашел дома старый телефон с радио, вылез на крышу и начал ловить волну, чтобы узнать новости. 

«Часа 3-4 я искал хоть какой-то канал, и когда нашел, час слушая, я и слова не услышал за Херсон. Это очень угнетало» — говорит он.

Так люди общались, когда не было связи (фото Макс Коваленко)

Стало актуальным оставлять сообщения знакомым в почтовых ящиках. А также активисты разработали систему знаков и записок.

Исчезновение людей

Парень делится, что в тот момент он вместе с другими энтузиастами активно поддерживал Украину в Херсоне.

Потом, как говорит Коваленко, начали исчезать люди. Это были те, кого большинство херсонцев знало как инициативных, они действовали как волонтеры, к ним обращались за помощью. Кроме того, оккупанты начали искать фото активистов, которые ходили на митинги. Люди начали исчезать.

фото Макс Коваленко

Это сильно подавляло херсонцев и только информационные партизаны в соцсетях смогли снова активизировать людей.

Макс был уверен: «Я понимал, что точно на каком-то видео есть, и не сегодня-завтра за мной придут».

Информ пространство

После второго отключения связи все локальные херсонские провайдеры перешли на российскую сеть.

«Я проверил через все сервисы, — трафик шел через россию, VPN включить было невозможно, были заблокированы Instagram и Linkedin», — отметил Максим.

Таким образом окупанты пытались сломить моральный дух херсонцев (фото Макс Коваленко)

В том числе и айтишники, работающие на международные компании, но вынужденные остаться в Херсоне, партизанили в информ пространстве Херсона. Так, через посты в Instagram и Linkedin они пытались реально показать, что происходит в городе.

«На это они и айтишники, чтобы что-то сделать, — шутит Максим. — Они смогли прорваться в заблокированный Linkedin и дальше все это публиковать».

Работа для айтишника

Пытаясь найти работу, айтишник подавался на множество вакансий и в украинские, и в международные компании, но получал в большинстве своем рекрутеры его игнорили.

Макс рассказывает: «Некоторые компании молчали в трубку, когда я говорил, что из Херсона, некоторые просто больше не перезванивали».

К его счастью, компания Betterme согласилась на тестовую неделю работы и предложила ему 1000 грн в день.

«К тому времени это были огромные деньги, потому что работы не было вообще, ни грузчиком, ни уборщиком, никем», — говорит Максим.

Из-за проблем с интернетом парень был не очень быстрый и позже ему отказали.

Максим рассказал, что знакомые, работавшие в международных компаниях, вынуждены были уехать, чтобы не потерять работу. Но были и примеры, когда компания DataArt пыталась поддержать оставшегося в городе сотрудника-кодера, даже несмотря на то, что его производительность сильно упала.

Выезд

«В какой-то момент я не выдержал морально, — откровенно говорит херсонец.

Выехать из города Максим решил еще на Пасху. А фактически это сделать получилось гораздо позже. Парень оказался в Киеве только 15 июня.

Он рассказывает, что заплатил 5000 грн перевозчику, но уточняет, что это было очень мало. Цены доходили и до 15000 грн (и больше суммы в доллара)  без гарантий возврата в случае, если уехать не удастся.

Все сообщения пришлось вычистить. Очереди на блокпостах, провокативные шутки кадыровцев, обыски и обзоры.

У Максима вместе с товарищем на двоих было две небольшие сумки и рюкзаки.

«Я не знал, что с собой брать. Все вещи потеряли смысл. Я понимал только, что нужно вывезти ноутбук», — говорит айтишник.

Читайте главные IТ-новости страны в нашем Telegram
Читайте главные IТ-новости страны в нашем Telegram
По теме
Читайте главные IТ-новости страны в нашем Telegram
«Жизнь под властью россиян – ноль баллов из ноля». Откровение моушен-дизайнера из Херсона сумевшего выбраться из оккупации
«Жизнь под властью россиян — ноль баллов из ноля». Откровение моушен-дизайнера из Херсона, сумевшего выбраться из оккупации
По теме
«Жизнь под властью россиян — ноль баллов из ноля». Откровение моушен-дизайнера из Херсона, сумевшего выбраться из оккупации
Как россия захватывает украинский интернет в Херсоне и кто за этим стоит: расследование Wired
Как россия захватывает украинский интернет в Херсоне, и кто за этим стоит: расследование Wired
По теме
Как россия захватывает украинский интернет в Херсоне, и кто за этим стоит: расследование Wired
Оккупанты прикидываются компанией «Воля» в Херсоне. Но настоящий украинский провайдер говорит что ему пришлось прекратить предоставление услуг в городе
Оккупанты прикидываются компанией «Воля» в Херсоне. Но настоящий украинский провайдер говорит, что ему пришлось прекратить предоставление услуг в городе
По теме
Оккупанты прикидываются компанией «Воля» в Херсоне. Но настоящий украинский провайдер говорит, что ему пришлось прекратить предоставление услуг в городе
В Херсоне нет связи уже более суток. Пока что восстановить ее не получится
В Херсоне нет связи уже более суток. Пока что восстановить ее не получится
По теме
В Херсоне нет связи уже более суток. Пока что восстановить ее не получится
Як працюють нейронки, що створюють зображення та що вони вміють.

Читайте і гадайте, чи не вб’ють нейромережі мистецтво.

Мы запускаем рассылку об украинском IT-комьюнити. Оставьте email, чтобы понимать больше. Премьера — скоро!
Спасибо! На указанный адрес отправлено письмо для подтверждения подписки.
Читайте также
«Уже выбирала новое рабочее место в офисе». Интервью с украинкой, которой Apple отказала из-за войны с россией
«Уже выбирала новое рабочее место в офисе». Интервью с украинкой, которой Apple отказала из-за войны с россией
«Уже выбирала новое рабочее место в офисе». Интервью с украинкой, которой Apple отказала из-за войны с россией
Катя Трусова — украинская айтишница, живущая и работающая в американском городе Остин, штат Техас. Недавно ее пост в сети LinkedIn собрал более 23 000 реакций. В нем девушка рассказала, как почти перешла работать в компанию Apple, однако в последний момент получила отказ, связанный с полномасштабной войной в Украине. Мы связались с Катей и узнали подробности резонансной истории.
IT-компания Playtika с офисами в Украине, устроила вечеринку в беларуси, откуда бомбят украинские города
IT-компания Playtika с офисами в Украине, устроила вечеринку в беларуси, откуда бомбят украинские города
IT-компания Playtika с офисами в Украине, устроила вечеринку в беларуси, откуда бомбят украинские города
Айтишник из США создал нейросеть, которая способна предупредить о голодном ребенке
Айтишник из США создал нейросеть, которая способна предупредить о голодном ребенке
Айтишник из США создал нейросеть, которая способна предупредить о голодном ребенке
Подкасты в Украине, падение цены на акции и 6 млн новых пользователей. Интервью с украинским Product Manager Spotify
Подкасты в Украине, падение цены на акции и 6 млн новых пользователей. Интервью с украинским Product Manager Spotify
Подкасты в Украине, падение цены на акции и 6 млн новых пользователей. Интервью с украинским Product Manager Spotify
Тарас Яросевич — украинский айтишник, работающий в музыкальном стриминг-гиганте Spotify. Мы связались со специалистом и поговорили, насколько тяжело попасть на работу в крупную техкомпанию, почему Spotify так долго не запускал подкасты в Украине и как найти общий язык с шестью представителями разных культур в команде (материал оновлен).
1 комментарий

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Telegram-бот

Главные события и полезные ссылки в нашем Telegram-канале

Обсуждение
Комментариев пока нет.