ТОП EVO Мельник про прискорену українізацію та міни у відео для dev.media 📼

Данные берут даже с TikTok. Как картографы отслеживают и фиксируют войну с Украины с рф

Как картографы отслеживают и отражают на картах войну Украины с россией. dev.ua рассказывает главное из материала The Economist.

Оставить комментарий
Данные берут даже с TikTok. Как картографы отслеживают и фиксируют войну с Украины с рф

Как картографы отслеживают и отражают на картах войну Украины с россией. dev.ua рассказывает главное из материала The Economist.

Данные собирают даже с TikTok

Первая важная задача для современных картографов — собрать достоверные данные. У специалистов есть часы, чтобы обновить подробные карты. В этом помогает множество источников. Их предшественники собирали бы подобный материал месяцами или годами. Картографы, фиксирующие российское вторжение в Украину, используют спутниковые изображения высокого разрешения от таких компаний, как Maxar. В первую очередь, таким образом, отслеживают перемещение войск.

Также помогают посты в социальных сетях. Для подтверждения последних новостей можно использовать наземные кадры с таких сайтов как TikTok и Twitter. Среди других источников: государственные (официальные или утечки информации) и репортажи национальных газет (таких как Украинская правда, главный украинский онлайн-сайт новостей) и местных СМИ. Только после того, как все они были проверены, картограф примет решение о том, вносить ли изменение в карту.

Фото — The Economist

Как правильно показать войну

Следующая проблема состоит в том, как интерпретировать и отображать собранные данные. Есть четкая разница между спорными и контролируемыми районами. Например, город Шостка, примерно в 260 км к северо-востоку от Киева. По словам Джорджа Барроса из Института изучения войны, аналитического центра, Шостка была быстро изолирована российскими войсками в первые дни вторжения, но не была оккупирована. Однако массовое российское присутствие в этом районе означало прекращение оборонительных маневров, поэтому для целей военного картографирования город находился под контролем россии. С тех пор украинские войска контратаковали российские позиции.

Фото — The Economist

Карты для крупных войн, например в Украине, часто отличаются от карт повстанцев, например гражданской войны в Сирии. Первые, как правило, имеют более плавные и непрерывные линии фронта, поскольку картографы учитывают артиллерию дальнего действия, которая помогает оккупантам или защитникам поддерживать влияние на территории без сосредоточения там сил. Линия фронта во время гражданских войн, как правило, жесткая и разъединенная, поскольку конкурируют многочисленные формальные и неформальные силы. Но разница между не всегда ясна.

Карты — это также и о человеческих жизнях

Конрад Музыка из исследовательской фирмы Rochan Consulting говорит, что обновлять карты является «чрезвычайно сложной задачей». На последних картах Украины The Economist использует данные ряда источников. На них изображено продвижение россии и Украины (с помощью стрелок), районы, которые оцениваются как под контролем россии (красное затенение), так и те, которые россия претендует на контроль (желтым). Совсем недавно полосы синего цвета обозначали украинские контратаки. На предыдущих картах мы немного размывали края контролируемых россией территорий, чтобы попытаться передать неопределенность относительно точного положения границ и показать, что они могут быть не столь резки, как это предполагает четкая граница.

Фото — The Economist

Мапировать войну — это больше, чем просто боевые линии. Потому что мирные жители тоже платят цену за российское вторжение, в том числе вынужденной эмиграцией. Подавляющее большинство украинцев отправилось в Польшу, но значительное количество эмигрировало в Венгрию, Молдову и другие страны. Использование больших стрел на картах отражало нападения россиян, заставивших людей бежать. На картах также используются круги разного размера, чтобы показать количество украинских беженцев в каждой из стран. Таким образом, картографы использовали «человеческий элемент» войны, который не всегда отражается в военной статистике.

«Если Россия вторгнется в Украину не ждите что TikTok остановится». Как соцсеть стала важным элементом открытой разведки
«Если Россия вторгнется в Украину, не ждите, что TikTok остановится». Как соцсеть стала важным элементом открытой разведки
По теме
«Если Россия вторгнется в Украину, не ждите, что TikTok остановится». Как соцсеть стала важным элементом открытой разведки
Белорусские хакеры взламывали соцсети украинских военных и публиковали призывы сдаваться. 5 выводов из отчета Meta
Белорусские хакеры взламывали соцсети украинских военных и публиковали призывы сдаваться. 5 выводов из отчета Meta
По теме
Белорусские хакеры взламывали соцсети украинских военных и публиковали призывы сдаваться. 5 выводов из отчета Meta
Читайте главные IТ-новости страны в нашем телеграме
Читайте главные IТ-новости страны в нашем телеграме
По теме
Читайте главные IТ-новости страны в нашем телеграме
Як український ринок нерухомості переживає війну? Чи будуть з’являтися новобудови? Наскільки подорожчають квартири?

Про це і не тільки розповів CMO ЛУН Денис Суділковський.

Читайте также
Харьковский айтишник, который служит в ВСУ, заявляет, что его роту обвиняют в дезертирстве из-за отступления с позиций
Харьковский айтишник, который служит в ВСУ, заявляет, что его роту обвиняют в дезертирстве из-за отступления с позиций
Харьковский айтишник, который служит в ВСУ, заявляет, что его роту обвиняют в дезертирстве из-за отступления с позиций
Психологическая оборона, армия эльфов и обсерватория цифровых медиа. Как в ЕС воюют с фейками о войне в Украине
Психологическая оборона, армия эльфов и обсерватория цифровых медиа. Как в ЕС воюют с фейками о войне в Украине
Психологическая оборона, армия эльфов и обсерватория цифровых медиа. Как в ЕС воюют с фейками о войне в Украине
Украина стала территорией, на которой сейчас идет война, развязанная россией. Но информационная война ведется во всем онлайн-пространстве и завязаны в нем почти все страны. В рамках The first International Diia Summit Brave Ukraine в Давосе шесть стран Евросоюза обсудили, что сейчас происходит на информационном фронте, как именно в странах проходит борьба с фейковой информацией и пропагандой. Все страны, участвовавшие в обсуждении, выразили свое мнение об участии в этом процессе компаний техгигантов.
«Я хочу выучить украинский язык». Project manager в SoftServe приехала из Латвии в Украину в 2014-м и теперь считает себя не только латышкой, но и украинкой
«Я хочу выучить украинский язык». Project manager в SoftServe приехала из Латвии в Украину в 2014-м и теперь считает себя не только латышкой, но и украинкой
«Я хочу выучить украинский язык». Project manager в SoftServe приехала из Латвии в Украину в 2014-м и теперь считает себя не только латышкой, но и украинкой
Оксана Богомольная, Project manager в SoftServe — латвийка. В 2014 году она, несмотря на войну, выбрала Украину, и нисколько об этом не жалеет. Свою историю Оксана рассказала dev.ua.
«Американские чиновники ожидали, что страна упадет через несколько дней». Как открытые данные и соцсети изменяют ход первой цифровой войны в Украине
«Американские чиновники ожидали, что страна упадет через несколько дней». Как открытые данные и соцсети изменяют ход первой цифровой войны в Украине
«Американские чиновники ожидали, что страна упадет через несколько дней». Как открытые данные и соцсети изменяют ход первой цифровой войны в Украине
Разведывательные данные, собранные из публичной информации в Интернете, могут повлиять на традиционную войну и изменить расчеты между крупными и малыми государствами, пишет Wired. dev.ua перевел и адаптировал текст, который может стать подсказкой для украинского войска.

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Telegram-бот

Главные события и полезные ссылки в нашем Telegram-канале

Обсуждение
Комментариев пока нет.