Слышишь «Дзвін»? 10 фактов о скандале с ПО для армии за 600 млн грн

Система управления войсками «Дзвін» (АСУ «Дзвін -АС») оперативно-стратегического уровня для украинской армии, которая в последнее время активно фигурирует в расследованиях и поэтому стала скандально известной, по какой-то причине не ставится на вооружение несмотря на потраченные средства и полную готовность.

Слышишь «Дзвін»? 10 фактов о скандале с ПО для армии за 600 млн грн

Система управления войсками «Дзвін» (АСУ «Дзвін -АС») оперативно-стратегического уровня для украинской армии, которая в последнее время активно фигурирует в расследованиях и поэтому стала скандально известной, по какой-то причине не ставится на вооружение несмотря на потраченные средства и полную готовность.

Чтобы применить ее на практике, якобы не хватает подписи одного должностного лица. При этом представители заказчика системы, активисты и разработчики АСУ никак не могут договориться и лишь обвиняют друг друга то в коррупции, то в непрофессионализме.

Кстати, вариаций возникновения этого конфликта несколько: от конкуренции среди украинских разработчиков к российскому следу, ведь сейчас россияне заканчивают разработку аналогичного продукта под названием «Акация-М»: в 2025 году начнутся поставки  данной системы в войска.

В публичной плоскости неоднократно звучала позиция Ярослава Гончара — члена ГО «Аэроразведка» и одного из разработчиков программного обеспечения «Дельта», которую он позиционирует как альтернативу «Дзвін -АС». Также СМИ обнародовали позицию Сергея Гальчинского — военного программиста и одного из авторов «Дельты», который проводил аудит системы «Дзвін» и пришел к выводу о ее ненадежности.

Редакции dev.ua удалось заполучить аргументы противоположной стороны — коллектива разработчиков АСУ «Дзвін -АС», среди которых и сотрудники компании-подрядчика «Эверест», поставлявшей «железо» для системы, и компании «Айкюжн IТ», являющейся создателем софта для ее работы.

Также мы внимательно изучили опубликованные аргументы Гончара и Гальчинского и попросили прокомментировать обвинения директора ассоциации Software Ukraine, участника АТО/ООС в составе 56 бригады Виктора Валеева, который во время службы непосредственно внедрял «Дзвін» и работал с системой.

По данным инсайдеров dev.ua, Генштаб, Минобороны, «Эверест» и СНБОУ предварительно уже договорились о том, чтобы систему «Дзвін» на вооружение ставить, ведь этого требуют офицеры Командования Сухопутных войск. В некоторых подразделениях она уже даже работает в режиме испытаний. Однако пока официально «Дзвін -АС» не примут на вооружение, использовать ее в боях нельзя.

Имея позиции обеих сторон, мы сгруппировали их в десять тезисов-обвинений и ответов по ситуации вокруг украинской армии и ее IT-системы.

Что такое «Дзвін»  

АСУ «Дзвін -АС» — это база единой автоматизированной системы управления ВСУ. Она охватывает управление и контроль боевыми действиями стратегического, оперативного и частично тактического уровня. Система позволяет в полуавтоматическом и автоматическом режимах генерировать документы боевого управления, создавать и отслеживать карты, получать исчерпывающие данные о своих войсках, имеющиеся разведданные, данные о войсках противника, их текущее и перспективное обеспечение, а также проводить расчеты соотношения сил и средств, оптимальности их применения в различных сценариях.

Ее история началась еще в 2014 году с волонтерского проекта под названием «Марс». В 2015 году он был закончен, представлен обществу, Генштабу и Минобороны. Проект получил положительные отзывы от военных во время испытаний в зоне АТО (на тот момент). Однако функционал АСУ перекрывал потребности военных весьма ограниченно, опыт первого года реальных боевых действий, во время которых бойцы вызывали помощь через социальные сети, показал, что армии крайне не хватает системы управления именно стратегически-оперативного уровня.

В 2016 году от Генштаба поступил заказ на развитие волонтерской системы, альтернативы которой в то время не было. Работы начались по созданию документации, а поручили их проводить тому же коллективу, который создавал волонтерскую систему. Однако АСУ отличается от программного обеспечения тем, что содержит не просто софт, а совокупность инструментов для работы — от военных средств связи до обработки информации программного обеспечения и даже специально оборудованных транспортных средств.

Проект сразу получил статус закрытого, а официальным генподрядчиком была избрана, согласно квалификационных требований, компания-системный интегратор «Эверест», которая на тот момент уже стала ключевым поставщиком систем связи для украинской армии. Софт же поручили разрабатывать компании «Айкюжн IТ», где работали разработчики вышеупомянутой волонтерской системы.

В результате исполнения заказа ВСУ должны были получить полностью оснащенные мобильные и стационарные пункты управления и специализированный софт.

Первую версию документации, эскизного проекта и техзадания сформировало подразделение Генштаба, которое отвечает за автоматизацию. Оно и выступило заказчиком. На тот момент возглавлял Генштаб Виктор Муженко, он же был инициатором автоматизации. С ним работали Виктор Артихович, в разные периоды генералы Виктор Назаров и Родион Тимошенко. Теперь большинство из них уже не работает в ВСУ, а Генштаб возглавляет Руслан Хомчак. Стоит добавить, что компании-исполнители проекта привлекли к его разработке коллектив специалистов из офицеров запаса, имеющих реальный многолетний опыт оперативной работы в штабах и пунктах управления различного уровня, а также опыт боевых действий.

Ключевое требование к архитектуре военной системы: она должна быть децентрализованной (построенной на безсерверной технологии), должна продолжать работать даже тогда, когда нет канала связи или он слишком слабый или если один из элементов (пунктов управления) вышел из строя или его вообще уничтожил или захватил противник.

1. Совместимость с протоколами НАТО

Команда Bihus Info, ссылаясь на аудит, в котором участвовал разработчик Сергей Гальчинский, пришла к выводу, что система «Дзвін» не имеет совместимости с протоколами НАТО. То есть, в этой системе использовали нератифицированный протокол.

Валеев говорит, что эта информация впервые появилась в аудите, который готовил Гальчинский. «Он сам вписал эту информацию в аудит, а потом сам же критикует систему на основе собственных выводов», — говорит наш собеседник.

Гальчинский, по словам Валеева, в собственном аудите написал, что используется спецификация ADEM. «В реальности там нет ADEM, который был в одной из ранних версий системы. Система имеет микросервисную архитектуру, каждый сервис имеет задокументированный API, открытый для применения. На базе этих интерфейсов реализованы протоколы обмена данных с системами, уже принятыми на вооружение ВСУ и теми, которые будут принять в дальнейшем. В части обмена данными с НАТО, СПО «Дзвін» реализует шлюз данных к системам других государств в соответствии со стандартом НАТО STANAG 5525 Ed 1 Joint C3 Information Exchange Data Model (JC3IEDM).

Однако даже если бы там использовали ADEM, это не является катастрофой или проблемой. Если мы предоставим им данные по модели JC3IEDM по протоколу ADEM, то партнеры НАТО их спокойно примут, обработают и ответ отправят. Например, одна из разработок той же «Аэроразведки», система ComBat Vision, поддерживает ADEM. Эта спецификация, кроме обмена данными с натовскими системами, позволяет также интегрировать в единое информационное пространство подразделения МВД, МЧС, медиков и тому подобное.

Вероятно, аудиторы намеренно манипулируют, пользуясь тем, что эта информация малопонятна для обычных людей. Информацию об ADEM вписали в аудите, который готовился с участием самого Гальчинского, а затем критикуют «, — говорит Валеев.

2. Аудит системы «Дзвін»

Сергей Гальчинский говорил о том, что ему якобы мешали проводить аудит системы «Дзвін», в отличие от других участников этого процесса.

Валеев говорит, что здесь было две ситуации. Первая — военная приемная комиссия, то есть техническая проверка системы.

В ее состав входило около 100 человек (десять-одиннадцать групп специалистов и военных). Из них трое — представители воинской части «Аэроразведка» (среди них Гальчинский — ред.). Виктор говорит, что подавляющее большинство членов комиссии засвидетельствовали, что система работает так, как необходимо. Это отражено в подписанном комиссией акте, где по сути вообще не указаны недостатки, а подавляющее большинство имеющихся пожеланий и предложений касается дальнейшего учета и модернизации результатов выполнения работы. Однако три представителя «Аэроразведки» не согласились с этим и написали примерно на 30-40 листах отдельные соображения.

Согласно административной процедуре Акт, составленный после работы комиссии, должны были согласовать с уполномоченным представителем Заказчика — руководителем управления автоматизации Александром Житником, который должен был надлежащим образом его утвердить в случае положительного заключения комиссии на основании требований ГОСТ и полномочий по доверенности от министра обороны Украины. Но указанный руководитель надлежащим образом не выполнил установленных требований законодательства, как и непосредственно своих должностных обязанностей.

После этого, по словам Валеева, состоялся финансово-бухгалтерский аудит. «Проверяли, как Генштаб проводил документальное сопровождение по разработке системы. Вот на этот аудит, нетехнический, они ссылаются, а о работе комиссии и ее результатах молчат. А мы не можем обнародовать, поскольку сразу получим статью за утечку информации, там есть соответствующий гриф «, — говорит наш собеседник.

3. Цифровая карта

Гальчинский утверждает, что якобы вместо цифровой карты внедрена система документооборота. И нужно «перебрасываться» кусочками информации и делать это вручную.

«Вероятно, в представлении Гальчинского, система передает документы. В боевых условиях передать PDF или классический документ в любом другом формате — невозможно. Просто перестанет работать канал, — парирует Валеев. — Система передает только данные, обновления. Они генерируются непосредственно на пункте управления в виде юридически значимого боевого документа и доносятся соответствующим образом к исполнителям. Это и графические документы (например, карта — в системе „Дзвін -АС“ она электронная и интерактивная, многослойная), и текстовые, и табличные, а также комбинированные. Работа вообще без документов — это анархия и безответственность», — говорит Валеев.

4. Грифы секретности

Если просто, то в армии есть несколько видов штабов. И вот от секретного штаба к простому якобы нужно переносить флешку с информацией вручную, утверждал Гальчинский в интервью Bihus Info.

«Представьте себе, что пункт управления захвачен. Если с него будет доступ ко всей информации, а не к той части, которая нужна для выполнения боевых задач, военные понесут потери из-за утечки информации. Я уже не говорю о том, что это запрещает закон», — уверена Валееев.

Именно поэтому, говорит он, при передаче данных между контурами с различными уровнями секретности в соответствии с действующим законодательством по защите информации предусмотрены ограничения. Эти ограничения гибко конфигурируются на уровне настроек системы и могут меняться в соответствии с изменениями законодательства, разработкой и применением в системе новых средств технической защиты информации в будущем.

«Информация передается между пунктами управления мгновенно или по установленным заранее регламентам, которые гибко настраиваются под условия качества каналов связи, объем данных и тип передаваемой информации. В системе есть функциональность мониторинга данных (которые передаются) для обеспечения надежного функционирования всех уровней управления. Никаких флешек никому вообще давать не будут, потому что это запрещено, это абсурд», — подытожил наш собеседник.

5. Незащищенный модуль данных

Гальчинский утверждает, что в системе «Дзвін» существует часть, которую и взламывать не нужно, потому что она не имеет протокола защиты.

«Это искажение информации, — говорит Валеев. — Не всем модулям нужен отдельный протокол защиты. ГСССЗИУ, которая в Украине является высшей инстанцией по этим вопросам, в зарегистрированном в ней официальном аттестате соответствия на изделия из состава АСУ „Дзвін -АС“ показала отсутствие рисков относительно утечки. Проверяются не отдельные модули, а система в целом».

6. Модуль в 25000 часов работы

Гальчинский утверждает, что отдельный модуль «Дзвін» программировали три человека, которые проработали 25 000 человеко-часов, что равно трем годам работы. Программист говорит, что это «можно было сделать за две недели».

«Мы долго думали, о каком модуле идет речь. У нас таких модулей нет», — утверждает Валеев. Он выдвигает тезис, что Гальчинский вообще не видел системы. Валеев отмечает, что у Гальчинского мало опыта, потому что он только недавно получил образование айтишника, фактически является новичком. «Он не может квалифицированно проанализировать работу разработчика-архитектора», — считает Валеев. Другие критики, в частности, Ярослав Гончар, без опыта работы в этой сфере. Ранее он пработал в рекламном бизнесе.

7. Количество комплексов

Сколько на самом деле комплексов могут поставить на вооружение? По словам Гальчинского, сначала их было четыре, потом увеличили до двенадцати, и сумма выросла на 255 млн грн.

«Речь идет о полностью оснащенных КШМ (командно-штабные машины) на шасси БТР и КРАЗов. Заказ увеличили, потому что нам нужно больше пунктов управления. В 2014 году линия фронта и потенциальная угроза была одна, а сейчас угрозы значительно увеличились», — отмечает Валеев.

Компания «Эверест» получила деньги, выполнила заказ в полном объеме и рассчиталась с подрядчиками, среди которых и производители автомобильной и спецтехники. В настоящее время создано 480 автоматизированных рабочих мест, которые размещены и стационарно, и на восьми КШМ.

8. Изменение техзадания

В материале Бигуса сказано, что техзадание менялось двенадцать раз, а это вызвало 115 млн грн дополнительных расходов:

«Проект выполнялся по методологии Scrum и Agile. Речь идет о гибких методологиях разработки. Техническое задание постоянно совершенствовалось в связи с более углубленным пониманием практических задач, которые встают перед военными в условиях настоящих боевых действий, первый опыт которых Украина получила после 2014 года», — отмечает Валеев.

9. Шлейф уголовных производств

Сейчас в Госреестре судебных дел есть несколько упоминаний компаний-разработчиков АСУ «Дзвін» в контексте создания системы.

Уголовные производства, по словам нашего собеседника, были открыты по обращениям общественных организаций и активистов. Действующий уголовно-процессуальный Кодекс предусматривает, что они открываются автоматически. После этого факты проверяются. Если следователи не находят подтверждений, производства закрываются так же автоматически примерно через полгода-год (в зависимости от того, как долго продолжается проверка). На сегодня никаких следственных действий, кроме того, что по требованиям правоохранителей были предоставлены документы по проекту, не наблюдается. В упомянутых производствах нет подозреваемых и любых доказательств фактических убытков.

Сейчас проведена судебная экспертиза, согласно которой сумма заказа — 600 млн грн — признана заниженной. «Мы даже сами не ожидали», — признается Валеев.

10. Что будет, если ввести «Дзвін» сейчас?

Сегодня, утверждает Валеев, система полностью готова к внедрению — пройдены все этапы испытаний, не хватает только подписи одного должностного лица. «Председатель управления автоматизации Генштаба Александр Житник сказал, что не подпишет передачу этой системы на вооружение ни за какие деньги. Он это решение никак не комментирует», — говорит Валеев.

По его словам, это не просто софт, а готовые, полностью оснащенные командно-штабные машины и стационарные пункты управления, которые уже могут работать. Он отмечает, что система разрабатывалась по себестоимости, но последний этап разработки не был оплачен, поскольку нет подписи Житника. Речь идет о почти 60 млн грн.

Хочете повідомити важливу новину? Пишіть у Telegram-bot.

А також підписуйтесь на наш Telegram-канал.