Мы запускаем рассылку об украинском IT-комьюнити. Оставьте email, чтобы понимать больше. Премьера — скоро!
Спасибо! На указанный адрес отправлено письмо для подтверждения подписки.
Hot! dev.media шукає менеджера з продажу спецпроєктів

«Не войдешь в тусовку к инвесторам, если не соответствуешь». Зачем компаниям КСО?

К 2060 году мировой ВВП будет терять $2.6 трлн ежегодно: работоспособность людей упадёт из-за загрязнения воздуха. Это же, по данным ОЭСР, станет причиной миллионов (от 6 до 9) преждевременных смертей. 

Причём здесь IT? Вроде одна из самых горизонтальных и инклюзивных сфер, которая к тому же не имеет отношения к пластику. При этом Google рассуждает, как спасать пчёл с помощью искусственного интеллекта, Microsoft обещает к 2050 году удалить из окружающей среды весь углерод, который компания выбрасывала с момента основания.

И Java-разработчики заговорят об устойчивом развитии впервые на международной конференции Devoxx Ukraine, один из организаторов которой — EPAM.

Мы поговорили с Азизой Хамидовой, менеджером проектов устойчивого развития EPAM, и Олегом Цаль-Цалько, руководителем программного комитета Devoxx, о том, как индустрия вредит миру и чем ему полезна, зачем КСО (корпоративная социальная ответственность — прим.) IT-корпорациям и можно ли на этом зарабатывать?

Оставить комментарий

К 2060 году мировой ВВП будет терять $2.6 трлн ежегодно: работоспособность людей упадёт из-за загрязнения воздуха. Это же, по данным ОЭСР, станет причиной миллионов (от 6 до 9) преждевременных смертей. 

Причём здесь IT? Вроде одна из самых горизонтальных и инклюзивных сфер, которая к тому же не имеет отношения к пластику. При этом Google рассуждает, как спасать пчёл с помощью искусственного интеллекта, Microsoft обещает к 2050 году удалить из окружающей среды весь углерод, который компания выбрасывала с момента основания.

И Java-разработчики заговорят об устойчивом развитии впервые на международной конференции Devoxx Ukraine, один из организаторов которой — EPAM.

Мы поговорили с Азизой Хамидовой, менеджером проектов устойчивого развития EPAM, и Олегом Цаль-Цалько, руководителем программного комитета Devoxx, о том, как индустрия вредит миру и чем ему полезна, зачем КСО (корпоративная социальная ответственность — прим.) IT-корпорациям и можно ли на этом зарабатывать?

В этом году конференция Devoxx Ukraine будет не только о технических аспектах и soft skills — к повестке добавилась тема устойчивого развития. Конференция пройдет 19–20 ноября онлайн. Она предлагает девелоперам задуматься об устойчивом развитии. Это понятие включает в себя экологию, гендерное равенство, борьбу с нищетой и множество других показателей. Согласно резолюции Генеральной ассамблеи ООН, устойчивое развитие состоит из 17 целей, которых хорошо бы достичь для благополучия планеты. Эти цели важны и для бизнеса — в том числе потому, что могут приносить прибыль. 

Зарегистрироваться на бесплатную конференцию

Зачем бизнесу вдруг понадобилась КСО? Это про новые ценности или про давление общества? 

Азиза Хамидова, менеджер проектов устойчивого развития EPAM

Для международных крупных компаний это далеко не новая тема. Западная Европа еще в середине прошлого века стала включать КСО в бизнес-стратегии. Это было связано с недовольством условиями труда со стороны сотрудников, с их беспокойством по поводу своего здоровья. Кроме того, в Западной Европе размещены головные офисы многих международных организаций. Например, у шведской транснациональной компании Tetra Pack есть стратегия корпоративной социальной ответственности уже на протяжении последних 50 лет. В Украине первые такие стратегии стали внедрять 10 лет назад. Второй уровень темы устойчивого развития — это уровень личного вовлечения сотрудников. Он в фокусе мирового внимания и вовсе лишь последние 3-5 лет.   

Если резюмировать, роль сыграли и давление со стороны общества, и трансформация системы ценностей в мире, и адаптация бизнеса к новым рыночным условиям.

Олег Цаль-Цалько, руководитель программного комитета Devoxx
В IT устойчивое развитие еще в зародыше, особенно в нашей стране. Есть мнение, что IT ничего не может сделать для планеты, что это ответственность государств, волонтеров. Это не так. Нобелевскую премию по физике получили учёные, которые проанализировали прогноз глобального потепления. Разумеется, они использовали для этого программы, которые сделали ІТ-специалисты.

Прибыльно ли внедрять принципы устойчивого развития в бизнес-стратегии компаний?

Азиза: Это факт. Во-первых, общественный запрос. Люди уже интересуются тем, каким образом производятся товары, и готовы бойкотировать неэтичные бренды: те, которые используют детский труд, вредят экологии и тому подобное. Во-вторых, это сфера инноваций. Когда мы ищем, как уменьшить социальное неравенство или решить какую-то экологическую проблему, разрабатываются новые технологии, которые в целом двигают сферу вперед. Раньше люди с инвалидностью по зрению практически не могли пользоваться компьютером. Затем возникли запросы на разнообразие, равенство и устойчивость — и стали появляться инновации в коде, клавиатуре, шрифтах, подходах.

Есть прогноз, что через 50 лет может случиться энергетический кризис, и здесь нам тоже нужны инновации — и ради благополучия планеты в целом, и ради успешного ведения бизнеса. Поэтому мы уже говорим про «зеленый» код, энергосберегающие девайсы и так далее. В-третьих, это доступ к инвестиционному капиталу. Если компания хочет получить инвестиционный капитал (даже не размещаясь на бирже, а просто для стартапа), это must have. Ты вряд ли войдешь в тусовку к серьёзным инвесторам, если твой бизнес не соответствует индексам ESG (Environmental and Social Governance). 

IT-сфера ведь не имеет к отношения к мусору в океане: вы не производите пластик и сравнительно мало его используете. Что устойчивое развитие для IT?

Олег: Нельзя сказать, что IT-сфера экологична. Все вычислительные мощности мира (которых вообще-то множество) потребляют энергию, а большинство энергии производится неэкологично. Чаще всего электричество производится из ископаемого топлива — нефти, газа, угля. Мы потребляем много энергии, и это приводит к большим выбросам CO2. То есть устойчивое развитие — это то, про что нужно задуматься в том числе и IT. Я вижу, что большие компании (например, Microsoft, Google) уже говорят о своем карбоновом следе и хотят привести его к нулю для своих дата-центров и паблик-клаудов. Сейчас бизнесы всё чаще хранят свои данные в облачных хранилищах, используют вычислительные мощности публичных облаков Microsoft и Google, и классно, что эти большие корпорации задумываются о том, чтобы пользоваться возобновляемыми источниками энергии.

EPAM на волонтерских началах разработал карбон-калькулятор — программу, которая считает карбоновый след обычных людей. Ты в полуразвлекательной форме отвечаешь на вопросы — и получаешь приблизительную цифру своего следа. 

Азиза: ООН выделяет 17 целей устойчивого развития, для программы КСО EPAM актуальны 5 из них:

  • гендерное равенство,
  • качественное образование,
  • борьба с изменением климата,
  • достойная работа и экономический рост,
  • индустриализация,
  • инновации и инфраструктура.

Расскажу про то, как мы работаем по некоторым из этих направлений.

Чтобы вдохновить девочек и девушек развиваться в IT-сфере, специалистки EPAM организуют профориентационные встречи со школьницами, где рассказывают о профессии на личном примере. Записи встреч доступны в сети. 

В Индии, например, достаточно сложная ситуация с образованием для девочек и женщин. Там есть департамент EPAM, и наши волонтеры работают со школами для девочек, внедряют в программу IT.

Также для нас важно, чтобы люди получали равную оплату труда, находясь на одной и той же позиции, вне зависимости от своего гендера. Мы следим за этим.

Есть программы EPAM eKids и EPAM University. С момента запуска программы в 2004 году компания подготовила более 23 500 студентов из 40 университетов. Она интернациональная, но сильнее всего присутствует в Украине, Беларуси, Венгрии, Польше и Индии. В Украине мы также передаем компьютеры университетам, школам и социальным центрам. Работаем над тем, чтобы включить в список больницы.

Азиза: Сейчас мы уже переходим от КСО к ESG (environmental and social governance). Это включает и недискриминацию ЛГБТ, и энергосбережение в офисе, и ответственную цепочку поставок. Все поставщики EPAM проходят соответствующий аудит, чтобы на каждом уровне наша работа соответствовала индикаторам ESG.

Государства готовы вкладывать деньги? Легко ли ученым получить финансирование, чтобы использовать технологии в своей работе?

Олег: В нашей стране этого пока что нет. Есть редкие случаи, когда государство привлекает к разработке чего-то. Самый яркий пример  —  это «Дія», которой мы все сейчас пользуемся и которую разработали волонтёры EPAM. Да, сейчас подобных проектов не так много, но на конференции Devoxx Ukraine будет много крутых спикеров, которые работают на стыке технологий, устойчивого развития, урбанистики и так далее.

Например, Том ван Арман, основатель компании Тарр, команда которого работает в Амстердаме. У Тома это уже поставлено на рельсы: у него много заказов, есть сообщество, в котором рождаются идеи, а потом продаются городу, государству, приносят прибыль. Расскажу на примере борьбы с коронавирусом.

В городе было несколько инициатив, которые были направлены не собственно на медицину, а на урбанистику. Есть алгоритм, который распознает, есть ли на человеке маска. Приложение, которое использует уличные камеры и анализирует скопления людей, чтобы можно было на это реагировать: вводить ограничения, ставить предупреждающие знаки.

Изменила ли пандемия коммуникацию, активности и отношение к сфере устойчивого развития?

Олег: Пандемия изменила очень многое, безусловно. Вопрос в том, какие выводы люди из этого делают. Часто мнения противоречивые. Когда был жесткий локдаун, и я ходил по пустым паркам, было чувство, что пришел конец света. Начинаешь жить по-другому, больше видеть природу. Я прочувствовал это на себе. Гуляя в лесу, я слышал пение птиц, и было чувство, что люди исчезли, и благодаря этому природа оживает. Для меня это было поводом еще больше думать про то, что мы все с точки зрения экологии делаем.

Азиза: Обычно мы все вместе организованно занимались весенней посадкой деревьев. Из-за пандемии централизованно собраться не удалось. Тогда мы предложили коллегам выбрать и оплатить саженцы, если они готовы самостоятельно выяснить, где разрешена посадка, и сделать это. Таким образом было высажено 476 деревьев по Украине. Люди сами это делали — мы только оплатили саженцы и их доставку.

Как лично вы стали работать с темой устойчивого развития? Почему для вас это важно?

Азиза: Я по образованию маркетолог, и когда я узнала про концепцию социально ответственного маркетинга, то загорелась этим. Поступила в аспирантуру, решила писать диссертацию про социально ответственный маркетинг, и это предопределило мою зону профессиональных исследований. Я сама добывала знания. Это был 2007 год, и тогда даже в мировом опыте кейсов было сравнительно немного. В Украине тема и вовсе лишь зарождалась.

Для меня важно, чтобы мотивированные люди могли успешно развиваться в IT вне зависимости от своего жизненного старта, чтобы девочки и женщины видели для себя перспективы в этой сфере.

Олег: Не совсем правильно говорить, что я выбрал эту сферу как профессиональную деятельность. Я solution-архитектор, до этого много лет был разработчиком. То есть моя деятельность — это IT, разработка ПО. Устойчивое развитие — это просто тема, которая меня зацепила. Не то чтобы я прямо эксперт в ней, но в конце прошлого года, когда я стал думать про свое дальнейшее развитие, я понял, что хочется какого-то глобального смысла. 

Когда ты джуниор, для тебя главное — получить знания и вырасти до сеньора; потом ты ищешь денег и интересных проектов. Но позже начинаешь задумываться о том, какую пользу ты можешь принести не только себе, но и другим людям, обществу, планете.

Я с детства любил природу, и меня огорчает пластиковое загрязнение, огромные свалки, нищета, бедность. Из-за того, что я много путешествую, я вижу, что, например, сейчас происходит с океанами. Хочется не просто говорить про это, а пробовать повлиять на ситуацию, хотя бы на своём уровне. 

Сколько в год украинский департамент EPAM тратит на КСО?

Азиза: На самом деле, это не какие-то заоблачные для бизнеса суммы. Во-первых, наши проекты, связанные с образованием для школьников и студентов, помогают привлекать таланты в индустрию. Разве что достаточно много финансовых ресурсов уходит на обеспечение материально-технической базы для студентов, для создания лабораторий. Во-вторых, многие проекты не требуют больших финансовых затрат, потому что коллеги реализуют их на волонтерских началах. Сейчас, на мой взгляд, уже не нужно разъяснять людям, почему sustainability-ценности важны  —  компании зачастую достаточно создать среду для реализации волонтерского потенциала команды.

Задают ли лидеры мнений тренд на устойчивое развитие? 

Олег: Мне очень нравятся люди типа Илона Маска. Я не знаю прямо всё о его деятельности, поэтому не могу за него подписываться, но те инновации, которые он продвигает, его широкий взгляд на вещи — это круто. Он вкладывает деньги в амбициозные проекты, которые призваны что-то глобально улучшить. Я не знаю про какие-то его большие инициативы в сфере устойчивого развития, климатических изменений, но совсем не удивлюсь, если они появятся. Думаю, что именно такие люди могут многое поменять. У них есть не только деньги и влияние, но и инновации. 

—  Нет ли у тебя ощущения, что такие большие проекты вроде освоения космоса могут, наоборот, помогать оправдывать вред, наносимый людям и планете? Ностальгия по Союзу во многом держится на этом. Мол, да, у нас был хлеб по карточкам, зато был и Юрий Гагарин. Да, был ГУЛАГ, но зато был Байконур. 

Олег: Да, полеты в космос — это прорыв, гордость страны, но я считаю, что лучше бы такие усилия и деньги вкладывались в то, что происходит у нас на земле.

Позиция «‎освоим Марс — а тут пускай все вымрет»‎ мне не близка. Было бы хорошо, если бы страны стали так сильно гордиться не этим, а вкладом в экологию, в преодоление бедности.

Я восхищаюсь скандинавскими странами, где развивается возобновляемая энергетика, идеи единения с природой. Меня лично это восхищает больше, чем полеты на Марс. Если для полета в космос мы сжигаем миллиарды кубометров газа, то это факап. Испытание ядерного оружия тоже можно назвать делом, которое важно для науки, но я считаю, что это недопустимо.

Развитие технологий меняет то, как мы понимаем работу. Какие-то профессии исчезают, какие-то — трансформируются. Как будет выглядеть рынок труда в ближайшее десятилетие? 

Олег: Тут можно долго философствовать, лучше под бокал вина (смеется). Если ответить кратко, то я надеюсь, что со временем труд разработчика станет более творческим и интеллектуальным, что станет меньше того, что мы называем monkey job. Штамповать бесконечные сайты, генерировать или переносить огромные объемы каких-то данных без особого смысла, социальные сети, те же онлайн-казино — это достаточно рутинно.

Думаю, в будущем тема машинного обучение и искусственного интеллекта станет развиваться еще интенсивнее.

Отражение хакерских атак, борьба с фейковой и бессмысленной информацией, разработка этических норм применения технологий (особенно это актуально для робототехники) — это перспективные области, которые требуют интеллектуального, нерутинного труда. Я не верю, что работы будет меньше, но она будет другой.

И что касается ценностей, то, думаю, разработчики больше будут задумываться о последствиях того, что они делают. Этот тренд уже прослеживается, и на конференции Devoxx Ukraine мы будем говорить об этом.

Почему конференция для джавистов вообще включает повестку устойчивого развития?

Олег: Я надеюсь, что большинству эта тема зайдет, а не отпугнет.

Не хочу, чтобы создавалось впечатление, что мы будем говорить про неоднозначные для многих вещи вроде радикального зелёного активизма или разбирать речи Греты Тунберг. Нет, мы будем говорить про то, как разработчики могут улучшить нашу жизнь, используя свои технические скиллы и знания.

Например, упрощать логистику во время коронавируса, помогать соблюдать социальную дистанцию, создавать трекеры эко-привычек и так далее. Хочется делать что-то такое, чем будешь гордиться, чем будут гордиться твои дети. Если ты работаешь над проектом, который, например, поможет остановить COVID-19, очистить океаны, спасти коралловые рифы — это уже да.

Кто ЦА конференции?

Олег: У нас будут мероприятия, которые ориентированы на разработчиков, начиная от джуниоров и заканчивая техлидами. Есть что послушать и девопсам, особенно работающим на Java. Есть несколько докладов, связанных с автоматическим тестированием. Поскольку программа охватывает разные уровни подготовки слушателей, она будет интересна и тем, кто только начинает карьеру, и даже сеньорам, менеджерам и архитекторам, которые хотят быть в тренде. 

Устойчивое развитие — это не основное, конечно, а такая изюминка. Про это мы будем говорить как про бизнес-домен и перспективу развития в будущем. 

На каких спикеров конференции важно обратить внимание?

Олег: У нас будут и звезды, которые участвуют в Devoxx из года в год, и новые имена. Джош Лонг, Саймон Риттер, Хайнс Кабутц, Бруно Суза, Адам Бьен — я уверен, все Java-разработчики их знают. Они частые гости и на конференции Devoxx, и на Java Days, которые проходили в Украине до Devoxx.

Безусловно, для меня самая важная инновация этого года — это устойчивое развитие.

Будут крутые спикеры, которые расскажут о личном опыте реализации проектов на эту тему. Будет и доклад про «зеленый» код — то есть про то, как айтишникам непосредственно в своей работе можно быть более экологичными. Не буду раскрывать сюрпризы, но скажу, что доклад интересный. Бруно Суза будет рассказывать про sustainable-карьеру, что тоже очень актуально для девелоперов, которые заинтересованы в росте. Также будет одна панельная дискуссия, где я планирую собрать 4-5 спикеров, которые могут поговорить о том, как ІТ-специалисты могут внести вклад в реализацию целей устойчивого развития. 

Зарегистрироваться на бесплатную конференцию

Про конкуренцію, ейджизм, працевлаштування, фейки та навчання.

«Стас IT-глаз» з черговою гарячею темою ІТ-курси в Україні.

Мы запускаем рассылку об украинском IT-комьюнити. Оставьте email, чтобы понимать больше. Премьера — скоро!
Спасибо! На указанный адрес отправлено письмо для подтверждения подписки.
Читайте также
«В США тестировщик может получать $100 000 и даже $500 000 в год». История релокейта днепровского IT-семейства, где муж работает в EPAM, а жена устроилась в Tesla
«В США тестировщик может получать $100 000 и даже $500 000 в год». История релокейта днепровского IT-семейства, где муж работает в EPAM, а жена устроилась в Tesla
«В США тестировщик может получать $100 000 и даже $500 000 в год». История релокейта днепровского IT-семейства, где муж работает в EPAM, а жена устроилась в Tesla
Марк и Виктория Терещенко — IT-супруги. Он работает на позиции Lead Test Automation Engineer в компании EPAM, она — Software QA Engineer в Tesla. В августе 2021 года пара вместе с 1-летним сыном совершила релокейт в США по L визе. Мы связались с украинской семьей и поговорили о сложностях переезда, зарплате в Америке и специфике работы в компании Илона Маска.
«Моя финансовая цель — накопить $1 000 000, чтобы потом иметь пассивный доход и жить на него». Как айтишники тратят деньги и во что инвестируют
«Моя финансовая цель — накопить $1 000 000, чтобы потом иметь пассивный доход и жить на него». Как айтишники тратят деньги и во что инвестируют
«Моя финансовая цель — накопить $1 000 000, чтобы потом иметь пассивный доход и жить на него». Как айтишники тратят деньги и во что инвестируют
Зарплата айтишников в Украине — одна из самых высоких. И ИТ-отрасль во время войны — единственная отрасль, которая растет несмотря на войну. А айтишники среди тех, кто наиболее активно поддерживает армию. Средний месячный донат айтишника составляет 10% от зарплаты, или $270. dev.ua решил расспросить айтишников, куда они тратят деньги и во что инвестируют во время войны.
Доходы выросли, а прибыль уменьшилась. EPAM обнародовала квартальную финансовую отчетность
Доходы выросли, а прибыль уменьшилась. EPAM обнародовала квартальную финансовую отчетность
Доходы выросли, а прибыль уменьшилась. EPAM обнародовала квартальную финансовую отчетность
Волонтеры из EPAM создали онлайн-платформу, которая помогла с посевной кампанией в Украине
Волонтеры из EPAM создали онлайн-платформу, которая помогла с посевной кампанией в Украине
Волонтеры из EPAM создали онлайн-платформу, которая помогла с посевной кампанией в Украине

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Telegram-бот

Главные события и полезные ссылки в нашем Telegram-канале

Обсуждение
Комментариев пока нет.