Диагноз по дну глаза. Украинцы и белорусы в шаге от прорыва в медицине

С помощью исследования глазного дна человека можно определить около 30 болезней. В том числе различные стадии диабета. Сегодня это может сделать нейронная сеть. Причем, точнее врача. Совершенствуют подобную технологию два стартапы — из Украины и Беларуси. Оба движутся в одном направлении и имеют схожие методы работы. Кто из них будет первым? И что они умеют прямо сейчас? Читайте дальше.

Диагноз по дну глаза. Украинцы и белорусы в шаге от прорыва в медицине

С помощью исследования глазного дна человека можно определить около 30 болезней. В том числе различные стадии диабета. Сегодня это может сделать нейронная сеть. Причем, точнее врача. Совершенствуют подобную технологию два стартапы — из Украины и Беларуси. Оба движутся в одном направлении и имеют схожие методы работы. Кто из них будет первым? И что они умеют прямо сейчас? Читайте дальше.

Футурология как двигатель прогесса

Иван Ясинский — основатель украинского стартапа Ophtas. Вместе с командой он хочет диагностировать болезни глаза на ранней стадии. Иван закончил Киевский политех, а именно — Институт прикладного системного анализа (ИПСА). Там научился автоматизировать компьютерные системы.

Последние 15 лет он работает проджект-менеджером. Говорит, что налаживал процессы в различных сферах — от банков к шахтам. Часто Иван с коллегой ездили в Минск по работе. Во время дорожных бесед поняли, что медицина — это то направление, которое очень медленно подвергается автоматизации. И где могут быть полезными их знания.

Фото — с личного архива Ивана Ясинского

Ясинский констатирует, что люди привыкли больше доверять другим людям. Но «технарь» считает, что это — «неверный подход». Потому что люди делают ошибки, а «машина если работает хорошо — то всегда так и работает».

Коллеги начали изучать направления диагностики, которые поддаются автоматизации. Идеальным вариантом оказалось офтальмологическое исследование. «Оно быстрое и информативное», — говорит Иван.

«При обследовании глаза можно обнаружить признаки более 30 различных болезней», — объясняет Ясинский.

Также исследования глаза позволяет определить топ-3 причины слепоты в мире. Как ретинопатия (поражение внутренней части глаза — ред.), глаукома (опухоль глаза — ред.) и АМД (впечатление сетчатки глаза — ред.).

Кроме того, можно определять болезни, которые являются причинами смерти в развитых странах. Это сердечно-сосудистые болезни, диабет и болезнь Альцгеймера, рассказывает Иван. Разработчик говорит, что 20% всех пациентов, которые получают диагноз «диабет», узнают о нем именно при обследовании глаза.

Команда и деньги

Стартап имеет трех основателей. Кроме Ивана, это Юрий Фирко — с которым он вел разговоры о будущем медицины. Третий — Арсен Савчук — старый знакомый Ивана.

Каждый из них занимался автоматизацией процессов на различных предприятиях.

«Я понимаю на что способны нейронные сети именно в распознавании образов», — говорит Иван.

Юрий руководил автоматизацией в промышленности — настраивал инфракрасные камеры и датчики. Арсен учится в КПИ и собирается защищать кандидатскую работу в аспирантуре. Его направление работы как раз медицинские приборы.

Фото — с личного архива Ивана Ясинского 

Другие люди в команде — это «советники, которые закрывают направления, где они большие специалисты», объясняет Иван. Один из них — Денис Гурак. Он помогает Ophtas выйти на американский рынок.

У каждого из членов команды есть свои проекты и заработок. Именно в этом стартапе они увидели перспективы и возможность зарабатывать в будущем, рассказал Иван.

Компания пока не привлекала средства венчурных фондов. Хотя планирует это сделать летом этого года. Скорее всего, это будут американские деньги, говорит Иван. Сейчас процессы в стартапе строятся исключительно на собственных инвестициях. Точную сумму вложений инженер не назвал, но сказал, что если «считать годами, то это сотни тысяч долларов». На сайте компании указано, что она существует с 2020 года.

Будки для фото с нейронкой

Сегодня проект находится на стадии тестирования первого прототипа. В конечном варианте аппарат будет выглядеть как антивандальная телефонная будка с роботизированной камерой и автоматической гигиеной.

Когда человек гуляет по ТРЦ, он может спокойно зайти в капсулы и сделать скрининг глаза. Здесь в процесс подключается нейронная сеть, которая дает оценку состояния здоровья. В начале, как планируют разработчики, она должна диагностировать минимум две болезни — диабетическую ретинопатию и глаукому.

«Заплати всего $ 20 и расходы 3 минуты, чтобы нейросети проверили глаз», — говорится в презентации компании.

Фото — Иван Ясинский

Вместо обычной фотки — фото зрачка. Результаты поступают в приложение Ophtas или на почту пользователя. Размещение приборов не только в торговых центрах, но и в оптиках, аптеках и клиниках — главное задание компании в ближайшем будущем.

Планируется, что цена для Украины и Штатов будет разной. Для Америки — $20. И это доступная стоимость за услугу, говорит стартапер. Потому что одно офтальмологическое обследование там стоит около $200. Изобретатель понимает, что для нашего рынка $20 (около 550 грн) — это много. «Поэтому это может быть $10», — предполагает Иван. Окончательная цена за услугу пока формируется.

Фото — Иван Ясинский

По поводу точности определения болезни.

«Профессионал высокого уровня имеет точность 85-90%», — говорит инженер. Если собирается консилиум врачей, точность 90-95%. Нейронная сеть может иметь 94-96%, констатирует изобретатель. Такие примеры уже существуют, когда исследовалась диабетическая ретинопатия (заболевание глаза из-за диабета — ред.).

Фото — с личного архива Ивана Ясинского 

«Наша цель — 90+ %. Таким образом мы будем лучше, чем врач-профессионал», — заключает Ясинский.

Анализировать снимки нейронные сети.

«Тренировать нейронку — это как показывать фото котиков и собачек. Ты показываешь ее тысячу фото первых, потом тысячу фото вторых. На 1001- м варианте сеть тебе точно скажет что это за животное», — по-простому объяснил изобретатель.

Что об этом говорит врач

Наталья Кубрак — офтальмолог с 20-летним стажем — положительно оценивает продукт Ophtas. Именно в плане медицинских снимков. Она отмечает несколько важных вещей.

Во-первых, когда человек уже болен и снимок нужен для динамики, то такое приложение — это надежный вариант.

Во-вторых, диабет, гипертонию, опухоли глаза вполне можно диагностировать с помощью подобного устройства, говорит эксперт.

Фото — Pixabay

«Скрининг-обзор никто не отменял. Это как фитнес-трекер на IPhone или измерение давления. Оно имеет место быть».

В-третьих, такое приложение можно использовать в местностях где нет специалистов. Например, в наших селах. Но для этого нужна адекватная цена для населения глубинки, утверждает врач.

Покорить Америку

Иван говорит, что его продукт может быть интересен для страховых компаний. Ясинский рассказал, что в США 60% населения имеет страховку с места работы, 20% — имеют персональную и 20% не имеют вообще. Она делится на 3 категории: общую, зубную и страховку по глазам.

«Любой стартап смотрит на Америку. Потому что там бешеные деньги», — утверждает Ясинский. 

Он приводит пример. В 2020 году расходы на медицину в США достигли 17,7% ВВП и составили $3,6 трлн. При этом с 2010 года продолжительность жизни американцев не изменилась. Тратят много — получают мало. Если у тебя нет страховки по глазам, то ты платишь из своего кармана. Иван хочет лечить людей «эффективно и дешевле».

Фото — с личного архива Ивана Ясинского 

«Америка — это сразу крупнейший медицинский бюджет в мире. Однажды ты получил разрешение и у тебя 330 млн людей, которым ты можешь продавать», — рассказывает инженер. 

При этом отмечает, что рынок Европы меньше и более зарегулирован. Каждая страна Европы — разная, в каждой — свой язык, поэтому там труднее продвигать продукт.

«Но если ты имеешь рынок Штатов, то тогда легче заходить в Европу», — рассуждает Иван.

Денис Гурак — стартапер, который помогает Ophtas осваивать американский рынок. Вот что он говорит о новом направлении для украинцев.

«Для Ophtas, скорее всего, это будет упрощена процедура проверки медицинских приборов», — утверждает Гурак.

Но перед этим нужно пройти предварительную консультацию в FDA (американский регулятор медицины — ред.). Там сообщат, какие именно исследования нужно провести. «Это очень недолгий путь — 2-3 года. Очень быстро для медицинского прибора. Возможно удастся сократить срок до 1,5 лет», — говорит Денис.

В игру «врываются» белорусы

Один из главных конкурентов украинцев — это белорусский стартап DeepDee. Его основатель — Ярослав Лихачевский. Компания работает с диабетической ретинопатией — глазным осложнением при диабете. Основатель рассказал, что в мире сейчас большой спрос на услуги по сканингу.

Из-за диабета на глазном дне лопаются сосуды. Когда таких кровоизлияний много — человек слепнет. Любой диабетик рано или поздно доходит до этой стадии, рассказывает Ярослав.

«Если человек заболел в этом году, то в нее 5% риск ослепнуть, а когда 20 лет подряд имеет диабет — это 95%», — заключает он.

Фото — Facebook Ярослава Лихачевського

А дальше включается цикл: слепой человек — это бремя для экономики. Ему нужно выплачивать социальную помощь. Но сам он не работает. Это дорого для государства. Поэтому те страны, которые могут себе это позволить, вводят скрининговые программы. Ежегодно, человек в обязательном порядке должен проверить свое зрение. И если на раннем этапе выявить ретинопатию, ее можно остановить. Не вылечить, однако не дать прогрессировать дальше.

Диабетиков в мире — 8-11%, приводит статистику Ярослав. 

«В среднем каждый 10-11-й — диабетик. Если в Украине сегодня население 40 млн человек, то из них около 4 млн — диабетики».

Это значит, что каждый из них должен прийти к офтальмологу и забрать его время. Если умножить это на час работы врача — то получим рынок, с которым мы работаем, объясняет предприниматель. И это только одна болезнь в одной стране.

«По прогнозам ВОЗ, к 2030-му году диабетиков станет в 2 раза больше», — говорит Лихачевский. 

Давление на систему здравоохранения увеличится. Соответственно нужно оптимизировать скрининг за счет автоматизации и обработки снимков. Страховая платит за такую ​​диагностику. Ее заинтересованность в том, что искусственный интеллект — это дешевле, чем врач. Выявление количества случаев заболевания на ранней стадии также поможет страховым компаниям, считает Ярослав. «Иначе ей придется платить за хирургию или инъекции», — добавляет он.

Выпьем… за нейронные сети

История DeepDee началась в 2016 году с… бокала пива. Ярослав сидел со своим шурином (мужем сестры — ред.) Алексеем и размышлял о будущем. Дошли до того, что все люди в ближайшем времени будут делиться 2 типа. Тех, кто владеет искусственным интеллектом и тех, кто имеет только базовый доход. Ребята решили, что не хотят принадлежать ко второй категории. При этом Ярослав уже запускал стартап, связанный с туризмом. Алексей имел опыт работы в крупной IT-компании.

Фото — Facebook Ярослава Лихачевського

Родственники начали работать над созданием искусственного интеллекта. Ярослав с улыбкой вспоминает, что они даже пытались создать беспилотные тракторы в Беларуси. Ходили на тракторные заводы и предлагали сотрудничество. Но ничего не получилось. Мама Ярослава — офтальмолог с более чем 30-летним опытом. Сын пришел к ней и спросил, чем может помочь в ее профессии. Мама скептически отнеслась к его идее и не поверила в силу роботов в медицине.

Однако стартапер продолжал стоять на своем. В то время в Беларуси проводились большие хакатоны с секциями по искусственному интеллекту. Приняв участие в нескольких из них удалось получить ментора и точные советы для запуска своего дела.

У ребят начало получаться — их заметил акселератор стартапов из Нидерландов. В 2017 году европейцы предложили переехать к себе и развивать бизнес на базе своих клиник. Ярослав с партнером согласились. Таким образом, в 2018 году зарегистрировали собственную компанию. Уже в новой стране.

Работа в Европе и бизнес-модель

Сегодня Лихачевский живет и работает в Гааге, Нидерланды. Двое его ближайших соратников — это шурин Алексей, который отвечает за софт. И мама — Ольга Лихачевский. Ярославу все же удалось убедить ее в силе технологий.

Сейчас в команде 5 инженеров и 34 врача. 17 специалистов из Беларуси, 17 — из Нидерландов. Есть еще несколько человек в бизнес-части. В общем — 40-50 человек.

К лету 2020 года инженеры находились в Беларуси. Но после выборов президента, протестных митингов и задержаний жителей страны, специалистам пришлось разъехаться по Европе. Хотя врачи все еще остаются в Минске и «это серьезные риски для компании», отмечает Ярослав.

Фото — Facebook Ярослава Лихачевського

Устойчивой бизнес-модели в компания пока нет, отмечает предприниматель. Есть гипотезы, которые стартап проверяет на себе. Ярослав добавляет, что все конкуренты, которые сейчас представлены на еще «сыром» рынке также в поисках этой модели. На вопрос слышал об украинском конкурента, ответил, отдаленно информация пробегала. Однако лично не знаком.

При этом Ярослав не переживает за такой темп развития. Он отмечает, что медицинская сфера «очень зарегулированная сама по себе». И чтобы пройти все проверки нужно немало времени.

Выход на африканский рынок

«Африканская страна Руанда — самая технологическая страна на континенте к югу от Сахары», — говорит Ярослав.

Это горное государство между Кенией и Танзанией. Они называют себя «африканской Швейцарией».

Стартап искал возможности выхода на развивающиеся рынки. Пилот хотели запустить именно в Руанде по нескольким причинам. Дело в том, что эта страна находится на орбите британского медицинского комьюнити. В Европе была возможность познакомиться с ее правящими элитами. Так и началось сотрудничество, вспоминает Лихачевский. В стране очень высокое проникновение интернета.

Фото — Facebook DeepDee

«И хотя в ней правит диктатор, однако большинство министров получили образование в США и Великобритании. С ними можно было договориться», — говорит Ярослав.

Население страны — 12 млн человек. При этом в там 5 офтальмологов. На всех жителей. И не все из этой пятерки живут в Руанде. Некоторые находятся то в Европе, то на родине. Кто-то из этих пяти должен учить новых врачей. Это значит, что он не будет практиковать. Соответственно их останется 4. 

«Руанда отправляет врачей на обучение в Европу, но далеко не все из них возвращаются домой. В Европе высокие стандарты медицины», — объясняет Ярослав.

Стартап начал делать в Руанде скрининг по определению диабета. Организовали мобильные бригады, вспоминает Ярослав. Потому что население часто не имеет возможности свободно передвигаться по стране. 

В процессе работы оказалось, что у каждого 5-го жителя является ретинопатия — это 250 000 человек. Но из этого количества, 50 000 человек нуждаются в операции на глазах. А врачей всего 5 и не все из них в Руанде.

Компания наткнулась на этическую проблему — находила болезнь, но не имела финансов для проведения дальнейших операций на глазах. После этого проект свернули.

Европа и США

Сегодня основной рынок для DeepDee — это Нидерланды. Здесь есть три линии в медицине. Первая — семейный врач. Вторая — общая больница. Третья — институт для лечения тяжелобольных. Цель стартапа занять нишу 1.5 — между семейным специалистом и обычной больницы.

«Домашний доктор знает ничего обо всем, а специализированный — всем и ни о чем», — шутит Ярослав.

Нидерланды на государственном уровне вводят промежуточную технологию. Чтобы разгрузить своих врачей.

Бизнес Лихачевского может работать в магазинах оптики. На их базе можно делать скрининг глаза. После этого фото передается или врачу, или на сервер компании.

Фото — Facebook Ярослава Лихачевського

«Человек по крайней мере будет знать, нужно ли ее идти дальше к специалисту или нет», — отмечает Ярослав. 

При этом DeepDee поставляет только софт в этой цепочке. Потому что фундус-камеры для диагностики в оптиках уже есть.

В Нидерландах процедура сейчас стоит 30 евро (около 1000 грн — ред.). Для сравнения, обследовать глаза у доктора стоит 60 евро (около 2000 грн — ред.), а полноценный прием — 160 евро (около 5300 грн — ред.).

Компания ранее много участвовала в различных акселераторах. Или как их в шутку называет Ярослав «конкурсах красоты». Были победы в конкурсе стартапов от немецкого Байера, от Европейского банка реконструкции развития и другие. Там компания смогла получить «десятки тысяч долларов».

Сейчас стартап работает на рынке Штатов. Но пока только с больницами. Расширение возможно, если компания получит FDA. Пока что DeepDee находится в процессе оформления процедуры. 

«В США реально полноценно запуститься в 2022 году», — говорит Ярослав. 

На рынке Европы разрешение от регулятора уже получили. Сейчас происходит пилотный проект. Ярослав говорит, что около 1000 жителей Нидерландов воспользовались услугами его стартапа.

Конкуренция украинцев и белорусов

В обоих стартапов немало общего.

Первое — это процесс получения FDA в США. Стратегия заключается в том, чтобы покорить самый «жирный» рынок планеты. Но методы компаний разные. Украинцы движутся по схеме «сначала рынок Штатов — потом рынок Европы». А белорусы «уже рынок Европы — потом рынок США». Сейчас белорусские соседи опережают нас, так как представлены в Нидерландах и частично начали работу в Штатах.

Второе — болезни для диагностики. Оба берут за основу диабетическую ретинопатию. Нейронную сеть проще «научить» диагностировать именно эту болезнь Каждый десятый человек в мире — диабетик и дальше их количество будет только увеличиваться. Поэтому любая страна — это отдельный, потенциальный рынок для таких компаний.

Фото — Pixabay

Третье — места диагностики. Среди одинаковых — магазины оптики и больницы. Также обе компании пытаются работать со страховыми. Вместе с этим и Ярослав, и Иван «прощупывают» заинтересованность фармакологических компаний. Но еще до конца не поняли, в чем может быть выгода для фармы.

Главное отличие — в привлеченных инвестициях.

Белорусы начали на 2 года раньше украинцев. И удачно воспользовались предложением акселератора из Нидерландов. Это открыло для DeepDee рынок Европы. Украинцы пока не могут похвастаться подобным, хотя активно работают в этом направлении. Сейчас все построено вокруг собственных инвестиций. Это тормозит процесс развития.

Фото — Pixabay

Второе отличие — в конечной бизнес-модели. По замыслу украинцев это должны быть кабинки для фото в ТРЦ. Насколько это эффективно — пока неизвестно. Белорусы не рассматривают подобные варианты. DeepDee больше сосредоточен на магазинах оптики и больницах.

Третье отличие — софт против «железа». Белорусы работают исключительно с программным обеспечением. В то время как украинцы взялись за хардвер и софт. На это требуется больше времени и средств.

В итоге обе команды идут по одной дороге. Но белорусская сейчас немного впереди. Самое интересное произойдет, когда компаний начнут реально конкурировать за рынок определенной страны. Но учитывая зарегулированность медицинской сферы, произойдет это не слишком скоро.

Хочете повідомити важливу новину? Пишіть у Telegram-bot.

А також підписуйтесь на наш Telegram-канал.