Мы запускаем рассылку об украинском IT-комьюнити. Оставьте email, чтобы понимать больше. Премьера — скоро!
Спасибо! На указанный адрес отправлено письмо для подтверждения подписки.
HOT від «Стас IT-глаз» — відео про міграцію айтішників

Разработчик из NeoGames превращает обычные коптеры в боевые дроны. Как?

Маркел Мамчур — Agile Lead & Front-End Chapter Expert в компании NeoGames. Вне рабочее время Маркел помогает нашим бойцам уничтожать захватчиков, а именно разрабатывает системы сброса. Это такой девайс, который делает из гражданского дрона боевой.

Оставить комментарий
Разработчик из NeoGames превращает обычные коптеры в боевые дроны. Как?

Маркел Мамчур — Agile Lead & Front-End Chapter Expert в компании NeoGames. Вне рабочее время Маркел помогает нашим бойцам уничтожать захватчиков, а именно разрабатывает системы сброса. Это такой девайс, который делает из гражданского дрона боевой.

Рассказываем историю о том, как Маркелу все удалось реализовать. 

Как все начиналось

Больше года Маркел занимается дронам как хобби. «Я летал на улице, делал съемки. По возможности, если ездил куда-то отдыхать, брал дрон с собой», — рассказывает разработчик.

Маркел Мамчур

Когда началась война, Маркел стал искать, как применить свои знания. Помогал по мелочи: где-то в сборке дронов, где-то — в поиске деталей, поиске нужных людей. 

Постепенно росло количество дронов, которые использовались в основном для разведки. Возникла необходимость в разработке механизмов, которые позволяют удаленно сбрасывать с дрона груз.

Такие девайсы крепятся на любые дроны, которые используют наши военные в полевых условиях. Таким образом, из любого гражданского дрона можно сделать боевой.

Маркел решил тоже попробовать свои силы в производстве подобных подвесов.

Так выглядят уже готовые устройства, которые производит Маркел

Первый опыт

«Сначала сделал одному, потом второму, потом третьему. И пошло, и поехало», — вспоминает Марк. 

Девайс простой, но процесс его создания — сложный. Нужно было найти электронику, найти человека, который помог бы эту штуку смоделировать, распечатать. А потом — нужно в конечном итоге собрать подвес и отправить его, а фронт. 

«Мне на помощь пришел коллега Назар, он помог сделать первый образец, с которого все началось», — вспоминает разработчик.

Но трудности у Марка только начинались, так как во время сборки стали появляться недостатки конструкции, которые усложняли сам процесс сборки и качество ее повтора. Очень много приходилось доделывать руками.

«Я очень сильно нервничал по этому поводу. Потому как, когда например пишу код, то делаю это так, что если сяду через месяц и открою его, то не должно быть стыдно», — подчеркивает Марк.

Довести производство до идеала

Разработчику ничего не оставалось, как только оптимизировать сборку для повышения ее качества. Он «постиг искусство моделирования и печати на 3D- принтере». Сам приобрел 3D-принтер, чтобы поставить производство на конвейер.  

Подвесы в разобранном виде

Со временем такой этап как моделирование в принципе начал занимать в разы меньше времени. Практически для всех доступных на рынке дронов у Марка появились готовые модели.

«Сейчас все настолько отлажено, что я могу взять комплект деталей, отправить человеку, и он за час соберет девайс сам без моей помощи, как конструктор», — рассказывает разработчик.

Как работает устройство

В темное время суток дрон при посадке включает фонарик. Его же можно использовать как подсветку, включаемую с удаленного пульта пилота. 

Девайс-подвес имеет сенсор света. Когда на него светит фонарик дрона, сигнал передается на внутреннюю электронику подвеса. Она в свою очередь приводит в действие механизм с замком, который по команде открывается и груз сбрасывается. 

Если боец замечает, где находится враг, он цепляет подвес ко дну дрона при помощи ленты-липучки. На подвес цепляет заряд, удерживаемый замком, который можно удаленно открыть. Через камеру пилот рассматривает, что находится внизу. Как только он устанавливает цель, нажимает на пульте кнопочку «включить свет» и заряд летит вниз — уничтожает врага.

«Получается, что это самостоятельное устройство, которое дает возможность нести и сбрасывать грузы, для использования которого не нужно ничего делать с дроном, разбирать или модифицировать», — уточняет Марк. 

Разработчик старался сделать универсальный механизм сброса под каждую модель дрона. Это делается для того, чтобы человеку, который непосредственно работает с машиной, не приходилось долго разбираться в тонкостях работы каждого нового устройства, которое ему поступает.

«Особенно в марте такие сбросы получили наибольшую популярность — на близком расстоянии происходило очень много стычек с врагом. И такие подвесы очень сильно помогли не приближаться впритык», — рассказывает конструктор. Появилась возможность уничтожать врага прямо в его окопе.

Конечно, было много нюансов: глушилки, ветер, недостаточная точность момента сброса. Но как говорит Марк, в 90% случаев, все, кто наловчился, довольны устройством. Они понимают, эффективность заряда может быть небольшой, но такие подлеты успешно деморализуют захватчиков и держат их в ужасе.

«Это самый мощный после HIMARS деморализатор на сегодня, который существует. Они боятся выйти из окопов и элементарно в туалет сходить. Слышат, что летит — сразу прячутся», — отмечает разработчик. 

Результат

Существует большое количество разработчиков девайсов для сброса. Между ними постоянно происходит обмен знаниями. Многие люди приобщаются к этому движению. Это уже целая «армия» тех, кто позволяет этому делу жить, снабжать необходимым количеством подвесов военных.

За четыре месяца Марк уже собрал больше 200 устройств.

Следующий шаг

Проект по сбросам Марк максимально усовершенствовал и хочет передать людям, которые будут ему помогать.

А время, которое у него освободилось, он хочет посвятить сборке дронов.

«Сборкой дронов занимается очень много людей — с очень яркими названиями и амбициями», — отмечает разработчик.

Но он подметил, что сегодня нет такого продукта, который удовлетворил абсолютно все требования, которые военные ставят перед этими машинами.

«Вернее, есть, конечно, „Байрактар“, но он же стоит так дорого», — подмечает разработчик. Ценовой фактор — серьезный барьер.

Идея Марка — скооперироваться с другими разработчиками, применить свои умения и создавать линейку «народных БПЛА».

Читайте главные IТ-новости страны в нашем Telegram
Читайте главные IТ-новости страны в нашем Telegram
По теме
Читайте главные IТ-новости страны в нашем Telegram
Як працюють нейронки, що створюють зображення та що вони вміють.

Читайте і гадайте, чи не вб’ють нейромережі мистецтво.

Мы запускаем рассылку об украинском IT-комьюнити. Оставьте email, чтобы понимать больше. Премьера — скоро!
Спасибо! На указанный адрес отправлено письмо для подтверждения подписки.
Читайте также
Меньше стресса, больше рацио. Нейробиолог в армии разработал курс, который поможет защитникам сохранять головы холодными: как это работает
Меньше стресса, больше рацио. Нейробиолог в армии разработал курс, который поможет защитникам сохранять головы холодными: как это работает
Меньше стресса, больше рацио. Нейробиолог в армии разработал курс, который поможет защитникам сохранять головы холодными: как это работает
Боевой стресс, страх на поле боя — это привычные спутники военного во время боевого задания. К тому же многие факторы влияют на поведение и в свободное время, что может привести к недоразумениям. Кандидат биологических наук, поведенческий эксперт Виктор Комаренко вряд ли думал, что станет военным психологом, и сейчас, находясь в рядах полка Сил спецопераций, ученый исследовал возникающие у бойцов и командиров проблемы и создал курс для военных. О чем идет речь — в интервью dev.ua.
Не Патроном единым. Айтишник из EPAM шьет военную амуницию для собак: история чудо-стартапа для четырехлапых защитников Украины
Не Патроном единым. Айтишник из EPAM шьет военную амуницию для собак: история чудо-стартапа для четырехлапых защитников Украины
Не Патроном единым. Айтишник из EPAM шьет военную амуницию для собак: история чудо-стартапа для четырехлапых защитников Украины
Максим Лисович, Interior Designer в ЕРАМ Украина вне работы помогает амуницией украинским военным… собакам. Да, служебные псы носят уникальные жилетки и ошейники, имеют аптечки и турникеты. Четырехлапые в такой «одежде» более защищены и узнаваемы. По словам Максима, только на западе страны нас охраняют сотни военных собак. Максим помогает военным кинологам нести эту службу достойно, снабжая соответствующей амуницией, специальными аптечками и турникетами. Недавно он провел три дня подряд, собственноручно отшивая ошейники и поводки. А еще два года назад шить он не умел вообще. Вот история чудо-стартапа.
«Пришла пора немного невербального общения с россиянами». Как коммерческие беспилотники по $3000 совершают революцию в боевых действиях: история из окопов Николаевщины от WSJ
«Пришла пора немного невербального общения с россиянами». Как коммерческие беспилотники по $3000 совершают революцию в боевых действиях: история из окопов Николаевщины от WSJ
«Пришла пора немного невербального общения с россиянами». Как коммерческие беспилотники по $3000 совершают революцию в боевых действиях: история из окопов Николаевщины от WSJ
Коммерческие беспилотники, которые продаются всего за $3000, совершают революцию в боевых действиях, пишет The Wall Street Journal. dev.ua приводит адаптированный перевод статьи с позиций вблизи Прибужского Николаевской области.
Несколько недель — и айтишники смогут выезжать за границу по делам. Но есть одно условие
Несколько недель — и айтишники смогут выезжать за границу по делам. Но есть одно условие
Несколько недель — и айтишники смогут выезжать за границу по делам. Но есть одно условие

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Telegram-бот

Главные события и полезные ссылки в нашем Telegram-канале

Обсуждение
Комментариев пока нет.