Як dev.ua тестили болід айтішника — відео 🏎

«Танковый снаряд рядом влетел, мина упала. Неужели мало?». СЕО Satu.kz Максим Мельник о войне в Чернигове, поддержке ВСУ и выезд из ада

16 марта в соседнее здание с черниговским офисом IT-компании EVO, которая развивает крупнейший в Казахстане маркетплейс Satu.kz прилетела мина. К счастью, пострадавших сотрудников нет — большинство из них успели эвакуироваться до того, как город решили сравнять с землей. СЕО проекта Satu.kz (входит в группу компаний  EVO) Максима Мельника война застала в Чернигове. Сейчас он во Львове, но о тех двух неделях, что Макс прожил в городе, можно писать книгу. dev.ua  публикует рассказ айтишника о военных буднях от первого лица. Он рассказывает о том, как защищал семью от рашистов, как поддерживал сотрудников и выезжал по заминированным дорогам на Запад Украины, чтобы спасти семью.

Оставить комментарий
«Танковый снаряд рядом влетел, мина упала. Неужели мало?». СЕО Satu.kz Максим Мельник о войне в Чернигове, поддержке ВСУ и выезд из ада

16 марта в соседнее здание с черниговским офисом IT-компании EVO, которая развивает крупнейший в Казахстане маркетплейс Satu.kz прилетела мина. К счастью, пострадавших сотрудников нет — большинство из них успели эвакуироваться до того, как город решили сравнять с землей. СЕО проекта Satu.kz (входит в группу компаний  EVO) Максима Мельника война застала в Чернигове. Сейчас он во Львове, но о тех двух неделях, что Макс прожил в городе, можно писать книгу. dev.ua  публикует рассказ айтишника о военных буднях от первого лица. Он рассказывает о том, как защищал семью от рашистов, как поддерживал сотрудников и выезжал по заминированным дорогам на Запад Украины, чтобы спасти семью.

Важное. Военное

Satu.kz — один из немногих проектов компании EVO, который продолжает работать в том же темпе, что и до войны. Сервисные платформы типа Prom.ua, Kabanchik только начинают восстанавливаться после неопределенного перерыва. Тем временем санкции, введенные против рф, убили конкурентов satu.kz — ozon.ru, wildberries, что привело к росту всех метрик satu.kz на 30%. Часть команды Prom.ua сейчас занимается развитием казахстанского маркетплейса. 

Из черниговского офиса Satu.kz в тероборону пошло несколько молодых людей. Один сотрудник EVO уже никогда не вернется на работу. В боях под Бучей пал смертью храбрых боец ЗСУ Женя Петраш. Всего около 7% ребят (имена и количество не озвучиваем из соображений безопасности) служат в ЗСУ и ТрО. 

Содержание

Война. Начало

Честно говоря, мы с женой и детьми начало войны проспали. У нас как у опытных родителей телефоны были переведены в режим «не беспокоить». И когда я проснулся и пошел чистить зубы, по 15 пропущенным звонкам и куче сообщений в мессенджерах понял, что что-то произошло. Первая мысль была — что-то случилось с офисом, с сотрудниками, с Казахстаном. После январских событий там я подумал: твою ж мать, неужели опять! 

И тут в ванную врывается жена и говорит: «Максим, началась война». Я не поверил. Говорю: «Женщина, успокойся, такого не может быть, сейчас все выясним».

Но, вникнув в детали и попытавшись позвонить нескольким друзьям, я действительно понял, что что-то происходит — связь была прерывистой. Выглянул в окно — там соседи суетятся и все носятся, куда-то собираются. 

Мы созвонились с сотрудниками. И первой задачей обозначили безопасность их семей, отодвинув работу на второй план. В целом, наверное, большинство к такому варианту развития событий как-то были готовы. Ведь мы обсуждали такой сценарий в public-talks, которые проводили с командой. У нас не было четкого плана, что делать, если начнется война, но мы все знали, как собирать тревожный чемоданчик, как правильно эвакуироваться, как прятаться от обстрелов и взрывов. И вот, 24 февраля, в Чернигове мы услышали первые взрывы и выстрелы. К слову, на третий-четвертый день войны я научился различать, из какого снаряда стреляют — где сработало ПВО, где «сушка», «Град», мина, танковый выстрел. С опытом начинаешь различать приходящие и улетевшие выстрелы, калибр снарядов. 

Частный дом и личная тероборона

Мы с женой приняли решение переехать из высотки в частный дом к друзьям. В Чернигове есть район с частной застойкой, куда мы и стали держать путь. Это потом мы поняли, что он находится «на передке», что именно там враг заходит в город. Но сначала мне как парню было очень интересно. Да, у меня, как и у ребят-соседей, есть свое легальное оружие, я КМС по боксу, сосед — биатлонист. Мы скооперировались пятью стоящими рядом домами и создали свою маленькую, но гордую территориальную оборону. У нас были рации, мы бдили порядок в своем микрорайоне, обвязались желтыми лентами.

И вдруг приехали военные, стали расспрашивать кто мы,  даже щелкнули автоматами.

Оказалось, это наши. Ребята объяснили нам, что наши войска сыпанули оркам под Беларусью так, что те получили кучу двухсотых, объяснили ситуацию на тот момент вокруг города.  

Купить машину за 30 секунд

Но укомплектованы ребята были очень слабо — рассказали, что их подняли по тревоге, и у них нет даже аптечки. Но ребята очень классные, ты с ними разговариваешь, и хочется их обнять — вот такое было первое впечатление. Они угостили детей шоколадкой, успокоили всех вокруг.

Они приехали на очень старой «Ниве», двигатель троит, корч такой, что смотреть страшно. А тем временем в Чернигове уже началась движуха — танки, БТРы, взрывы.

Моя супруга на AUTO.RIA  нашла в Чернигове перебранную «Ниву» за $5000. И мы пятью домами скинулись, и купили эту машину. Это, пожалуй, была самая быстрая сделка по покупке машины в моей жизни. Мы приехали, продавец дает мне ключи, техпаспорт, на словах гарантирует, что с машиной все хорошо. Мы отдаем ему конверт, он деньги даже не пересчитывал, и мы разъехались в разные стороны. Эту машину мы подарили нашим ребятам.

Сейчас, уже после того, как мы оттуда эвакуировались, мы купили в Германии Kia Sorento, чтобы поменять их «Ниву» на более подходящий автомобиль. И я хочу ее перегнать в Чернигов именно для этих ребят.

В одной лодке с ВСУ

Мы понимали, что ребята вокруг нас не просто так окапываются, ставят блок-посты. Мы поняли, что с ними теперь в одной лодке, и активно координировали все наши действия с ВСУ. Мы с друзьями и соседями укомплектовали близлежащие блокпосты всем, что нужно было. 

А сосед — ученик Андрея Дериземли, биатлонист, отдал им свой оптический прицел со своей рабочей соревновательной винтовки.

Теперь орки у них как клопы под микроскопом, никуда не спрячутся. 

Еще два соседа — врачи, хирург и стоматолог — предложили военным свою помощь. Достали для ребят «Корвалол» и «Амизон». А еще мы по два человека дежурили ночью, осматривали периметр, проверяли документы у проезжающих мимо «гостей». Но на третий день, когда сосед-хирург, вернувшись с работы, принес новость о том, что в городе уже есть первые убитые и первые раненые, стало жутко. 

Военная романтика пропала

Стало стремно, потому что враг осуществил танковый прорыв, у нас по улице проскочило два танка. И в дом соседа-хирурга они выстрелили — это было прямое попадание танкового снаряда. 

В этот момент я был в соседнем доме. На меня сыпануло осколками. Кстати, я их собрал, чтобы после победы переплавить во что-то памятно-патриотическое. Меня оглушило, ослепило. Мы с ребятами были наверху, а женщины и дети — снизу. Мы спустились к ним, и слышим — что-то горит. Это горел соседний дом хирурга. 

Мы знали, что в подвале дома есть люди. При этом свистят снаряды, шумит огонь. А на третий день войны мы уже научились различать, что если свистит — то стреляют по тебе.

Все оказались живы-целы. Но они не знали, что наверху пожар. Соседей перетащили в свой дом, сами же пытались тушить пожар. Но у нас пропал свет, пришлось включить генератор. Мои сотрудники активно дозванивались в пожарную часть, потому что сами мы вызвать их не смогли. Приехали три машины, но рядом не оказалось пожарного гидранта, чтобы пополнять запасы воды. Поэтому дом догорал еще двое суток, соседи остались без крова. У хирурга был шок. 

KPI от мэра Чернигова и охота на русских

1 марта наш черниговский мэр Владислав Атрошенко объявил о премировании за уничтожение российской техники. За сожженный БТР — 150 000 грн, БМП — 200 000 грн, танк — 250 000, пленные или убитые рашистско-фашистские оккупанты — $300. И мы с ребятами в шутку считали, сколько же орков нам надо прибить, чтобы отстроить врачу дом.

Мы были еще на кураже. И вдруг на пожарище мы замечаем чувака в военной форме, который перепрыгнул пару препятствий и побежал штурмовым шагом. Мы поняли, что он явно не наш.

Врач сказал: «Я его убью!», взял калаш и пошел вместе с нами. И втроем — я, мой друг и хирург — решили его загнать в угол. Обошли сгоревший дом и подошли к гостевому домику, который уцелел.

Поставили хирурга на страже, а сами решили обойти домик с разных сторон. Вдруг слышим шаги в гараже. Я зарядил винтовку, показал другу, что буду стрелять, как только тот откроет дверь. И в этот момент, когда ты готовишься убить человека, спектр эмоций испытываешь неописуемый. Друг открывает дверь, я вижу высовывающийся из-за нее автомат Калашникова, и выходит наш хирург.

Получается, мы его чуть не пристрелили. Я выругался. Вероятно, в шоковом состоянии человека, который только потерял дом, не стоило оставлять одного. Он первым хотел снять скальп с рашиста. 

Таким образом вражеский разведчик побежал далее вперед, где его приняли и «задвухсотили» наши ребята из ЗСУ.

Доктор же пришел в себя, как только попал на работу. Он переехал в больницу жить и до сих пор находится там, в Чернигове. В тот вечер мы с друзьями пили алкоголь, но он нас не брал. И тогда я осознал, насколько все серьезно. 

Первые авиаудары и переломный момент

В городе 3–4 марта еще был свет и интернет. Мы же накинули кабель на соседний столб в 500 метрах и подключили электричество в свой обесточенный дом. Тем временем Чернигов сильно бодался. Россияне поняли, что просто так город-герой не возьмешь. И начались авиаудары. 

Первый авиаудар пришелся на нефтебазу, которая горела несколько дней. Второе попадание с неба — в черниговский «Эпицентр» и его лакокрасочный отдел. А это все в непосредственной близости от нашего дома. Все чаще звучит воздушная тревога, и все это начинает давить психологически.

Вначале мы держались на адреналине, затем — успокаивали нервы алкоголем, но спустя неделю-полторы это не работало. Ведь одно дело, когда ты сам — мальчик, парень. А у меня жена и двое детей трех и шести лет. Сын за первую неделю войны разговаривать начал. Но все стали очень нервными, дерганными, беспокойными.

Переломным моментом, когда мы таки решили уехать, стали две бомбы, прилетевшие в жилую высотку и в школу.

Под завалами в школе погиб наш бывший сотрудник Саша Беньковский, который состоял в теробороне Чернигова. 

Самолеты, мины, слезы

Летающие над головами с жуткими звуками самолеты СУ все чаще вызывали истерику у жильцов дома. А было нас там вместе с соседями человек 15. Но в подвале мы могли только сидеть, спать там было нереально. Поэтому мы ложились на первом этаже возле входа в подвал. И в какой-то момент самолет летел над нами настолько громко, что мы схватили сонных детей и побежали в подвал. Это ужасно страшно и дискомфортно. Ты не понимаешь, что происходит, у тебя нет «плана В», все вокруг перепуганы, все не выспались. Это ощущение я никогда не забуду. 

Оказалось, как рассказали нам друзья из ВСУ, наши позиции кто-то сдал врагу, по ним нормально положили минами, и одна из мин легла в 5 метрах от дома, в котором мы все укрывались.

Она окончательно добила все стекла в окнах, отапливать дом смысла больше не было. 

В тот момент я поехал в офис поддержать сотрудников. Ведь если паниковать начну я, как руководитель, то что говорить о других ребятах. А вернувшись домой застал заплаканную жену, которая очень просила скорее оттуда уехать, увезти детей.

Конечно, супруга предлагала уехать и ранее. Но во мне взыграло самолюбие — я же не трус. Но тут подумал: какие еще сигналы нужны? Танковый снаряд рядом влетел, мина упала. Неужели мало?

И решающим сигналом для меня стало сообщение наших знакомых ребят из ВСУ, которые нас всегда предупреждали, если атаковали наши. А тут один из них сообщил, что позиции украинских войск вычислили, и наш район будут «посыпать».

Военные сказали: если есть возможность, вывозите семьи. Пообещали присмотреть за домом. «Тут — наша работа. А ты езжай, поднимай экономику», — было от них напутствие. И мы поехали.

Четверо суток в пути

Дорога до Тернополя у нас заняла четыре дня. Выехать из Чернигова очень сложно. Дорога здесь только одна.

Это «дорога жизни», и ее украинскую часть очень тщательно три или четыре часа наши ребята проверяли на наличие мин.

Поэтому мы, став в колонну одними из первых, смогли выехать только в 10 утра. Через полчаса после нас орки расстреляли машину — двое насмерть, одного ранили. До Киева мини-колонна из наших 4 машин, каждая из которых оклеена плакатами «Діти» доехала нормально. У нас с собой было все необходимое — мы смогли компактно упаковать вещи, взять самое нужное для детей, запастись топливом.

Первая остановка была в Черкассах. И к нам подходили люди, интересовались, что нужно нам, беженцам. Но я не мог принять того факта, что я беженец. И сейчас называю себя временно внутренне-перемещенным лицом. Мы останавливались у знакомых знакомых, у совершенно незнакомых людей в сельском домике. И практически везде люди проявляли эмпатию, старались помочь. Правда, в Калиновке в Винницкой области я едва не вспомнил навыки боксерского боя в адрес одного из местных, возмутившихся активностью моего ребенка.

Я хоть и КМС по боксу, и руки давно в карманах ношу, но тут прямо зачесалось после слов «успокойте ребенка (который 48 часов в машине провел), понаехали тут». 

По дороге до Тернополя мы с ребятами шалили — не пропускали борзых хитрых водителей. Дорогу давали лишь фурам, цистернам с топливом. Несколько дней в Тернополе мы жили в домике нашего партнера, который на тот момент был во Франции. Там все хорошо, комфортно. Но был один минус — близко  аэропорт. Поэтому мы решили поехать дальше.

Львовские будни

Конечным пунктом назначения для нас стал Львов. Естественно, на блокпосту нас предупредили об обязательстве встать на учет в военкомате в течение 24 часов.

Во Львове с нами произошла вообще удивительная история. Искать жилье на агрегаторах — бессмысленно. Мы нашли жилье через знакомых знакомых.

Нас тут приняли ребята, которых мы не знаем совсем. Коренные львовяне Остап и Маричка отдали нам ключи от своей трехкомнатной квартиры, не взяв ни копейки.

Маричка работает в SoftServe, и она выехала в Словакию, а Остап координирует работу магазинов duty-free и временно переехал жить к родителям. Остап отдал ключи незнакомым людям и сказал: живите. На вопрос о том, что я должен ему за жилье, он ответил коротко: если захочешь, задонать на «Повернись живим». Я пообещал, что после Победы с меня вояж по Чернигову. 

В такие моменты возвращается вера в человечество. 

Жизнь уже не будет прежней 

Сейчас я четко понимаю, что мой фронт — тут, на IT-поприще. Мы поднимаем Satu.kz, потихоньку оживает Prom.ua, Kabanchik.ua, shafa.ua. Это очень хорошие сигналы. Да и военные радуют сообщениями о том, что сейчас врагу крайне сложно будет взять Харьков, Чернигов, Сумы. В моем графике, кроме рабочих вопросов, куча волонтерских задач. Мы загоняем машины для наших ребят, отправляем гуманитарную помощь в Чернигов, эвакуируем оттуда людей (эвакуации ждут еще 8 наших сотрудников).

Но довести что-то в Чернигов даже из Киева крайне сложно и опасно. Мы находим бесстрашных водителей, которые везут помощь жителям нашего города.

А еще — наш казахстанский дилер отказался от своих комиссионных за февраль в пользу пострадавшим от войны сотрудников компании, гуманитарной помощи жителям Чернигова. 

«Надо брать не столько тех кто умеет воевать сколько тех кто хочет». Айтишники обсуждают тотальную мобилизацию
«Надо брать не столько тех, кто умеет воевать, сколько тех, кто хочет». Айтишники обсуждают тотальную мобилизацию
По теме
«Надо брать не столько тех, кто умеет воевать, сколько тех, кто хочет». Айтишники обсуждают тотальную мобилизацию
«ВСУ — это первая компания которая предложила мне со старта более $1000 без собеседования». Почему айтишники охотно идут защищать Украину
«ВСУ — это первая компания, которая предложила мне со старта более $1000 без собеседования». Почему айтишники охотно идут защищать Украину
По теме
«ВСУ — это первая компания, которая предложила мне со старта более $1000 без собеседования». Почему айтишники охотно идут защищать Украину
6 историй сотрудников с Wirex R&D которые воюют и обеспечивают надежный тыл. Откровения трех бойцов ТрО двух воинов ВСУ и волонтерки
6 историй сотрудников с Wirex R&D, которые воюют и обеспечивают надежный тыл. Откровения трех бойцов ТрО, двух воинов ВСУ и волонтерки
По теме
6 историй сотрудников с Wirex R&D, которые воюют и обеспечивают надежный тыл. Откровения трех бойцов ТрО, двух воинов ВСУ и волонтерки
Читайте главные IТ-новости страны в нашем телеграме
Читайте главные IТ-новости страны в нашем телеграме
По теме
Читайте главные IТ-новости страны в нашем телеграме
Мы запускаем рассылку об украинском IT-комьюнити. Оставьте email, чтобы понимать больше. Премьера — скоро!
Спасибо! На указанный адрес отправлено письмо для подтверждения подписки.
Читайте также
США в очередном пакете помощи предоставит Украине дроны Switchblade 600. Подробности об этих и других «птичках», которыми пользуются украинские защитники
США в очередном пакете помощи предоставит Украине дроны Switchblade 600. Подробности об этих и других «птичках», которыми пользуются украинские защитники
США в очередном пакете помощи предоставит Украине дроны Switchblade 600. Подробности об этих и других «птичках», которыми пользуются украинские защитники
Среди списка помощи, которую предлагает Пентагон, есть дроны-камикадзе Switchblade 600, которые официальный Киев просил передать ранее. Контракт на исследование и разработку для 10 дронов SwitchBlade 600 производителя Aerovironment, ожидается в течение следующих 30 дней, заявила пресс-секретарь Пентагона Джессика Максвелл в электронном письме News Defense. Мы собрали список дронов, которые используют украинцы против врага, в том числе и подробности о Switchblade 600. (текст от 17 мая 2022 года)
1 комментарий
Десятиклассник с Волыни разработал систему отслеживания перемещения беспилотников. Ею заинтересовались в ВСУ
Десятиклассник с Волыни разработал систему отслеживания перемещения беспилотников. Ею заинтересовались в ВСУ
Десятиклассник с Волыни разработал систему отслеживания перемещения беспилотников. Ею заинтересовались в ВСУ
1 комментарий
Логистику ВСУ хотят оцифровать по IT-стандартам НАТО. Военные уже изучают систему LOGFAS. Рассказываем, как это работает и когда внедрят
Логистику ВСУ хотят оцифровать по IT-стандартам НАТО. Военные уже изучают систему LOGFAS. Рассказываем, как это работает и когда внедрят
Логистику ВСУ хотят оцифровать по IT-стандартам НАТО. Военные уже изучают систему LOGFAS. Рассказываем, как это работает и когда внедрят
Логистика и учет в ВСУ по-прежнему ведут в бумажных журналах. С лета Минобороны решило перевести армию на цифровые колеса и внедрить IT-систему логистики НАТО LOGFAS. Как она работает и что даст военным, объяснил Forbes. dev.ua публикует самое важное из материала.
Львовский стартап Immortal запустил сервис, предоставляющий услуги «цифровых памятников». QR-код на могиле расскажет всю историю погибшего
Львовский стартап Immortal запустил сервис, предоставляющий услуги «цифровых памятников». QR-код на могиле расскажет всю историю погибшего
Львовский стартап Immortal запустил сервис, предоставляющий услуги «цифровых памятников». QR-код на могиле расскажет всю историю погибшего

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Telegram-бот

Главные события и полезные ссылки в нашем Telegram-канале

Обсуждение
Комментариев пока нет.