Увидеть звуки Юпитера, собственная вакцина от COVID-19, айтишник-хакерспейсер. Как устроен андеграунд техномейкерства в Украине

Сегодня в Украине развивается культура мейкерства. Это объединение людей, которые берут знания из открытых источников и пытаются что-то создать своими руками: от табуретки до вакцины против COVID-19. Для этого они организуют специальные центры — в формате полуандеграундних клубов и гаражей. Мы собрали истории четырех человек, чтобы ответить на вопрос: чем живет мейкерство в Украине сейчас?

Оставить комментарий
Увидеть звуки Юпитера, собственная вакцина от COVID-19, айтишник-хакерспейсер. Как устроен андеграунд техномейкерства в Украине
Сегодня в Украине развивается культура мейкерства. Это объединение людей, которые берут знания из открытых источников и пытаются что-то создать своими руками: от табуретки до вакцины против COVID-19. Для этого они организуют специальные центры — в формате полуандеграундних клубов и гаражей. Мы собрали истории четырех человек, чтобы ответить на вопрос: чем живет мейкерство в Украине сейчас?
Макс Лосев, инженер-радиофизик, мейкер, 35 лет
«Мейкерство — это вещь, от которой невозможно избавиться, даже если бы я этого хотел: ты всегда что-то конструируешь и чинишь», — говорит Макс.

Макс учился в Восточноукраинском университете им. В. Даля, что в Луганске, по специальности «Автоматизированная система управления». Изучал преимущественно программирование и передачу данных, радиофизики в обучении не было.

Рассказывает, что открыл для себя мейкерство как направление, когда «влился» в эту тусовку и вместе с другом организовывал Харьковский хакерспейс. 

«В нашей семье все инженеры, и всегда что-то делали руками. Это не только работа, но и состояние духа. Благодаря деду, я со школьных лет заинтересовался электроникой. Он мне подарил паяльник. Сначала я не монтировал, а демонтировал (смеется)».

Далее были журналы «Юный техник», откуда парень добывал свои первые знания что и как делать. До 2013 года Макс конструировал радиопроигрыватели и ламповую технику в качестве небольшого хобби.

«Затем мы создали харьковский хакерспейс, куда пытались найти самых конструктивных и прозрачных людей».

Хакерспейс — это комьюнити, в котором рождаются проекты. Макс говорит, что самый большой его проект — это сам хакерспейс. 

Фото — Макс Лосев

С 2011 года инженер начал увлекаться SDR-радио. Это специальное радио, в котором большинство функций перенесено на программное обеспечение. Получается, что ты не слушаешь радио, а смотришь его. У Макса появилась идея подсоединить такой радиопередатчик к телескопу.

«На тот момент, этого в мире никто не делал. Если бы делали, то об этом где-то бы написали. Однажды меня пригласили на наблюдения за  радиобурями на Юпитере, у которого мощное излучение в радиодиапазоне».

Это такое явление, когда планета взаимодействует со своим спутником Ио. При их взаимодействии излучается много электромагнитной энергии, в том числе короткие радиоволны, которые принимает радиотелескоп.

Так Макс записал сигнал с Юпитера:

Опыт Макса заметили западные компании, которые изготавливают программные радиоприемники и написали о его исследованиях в специализированном СМИ.

В 2017 году Макс переехал из Харькова в Киев. С тех пор хакерспейс в Харькове перестал существовать, потому что его основатели разъехались по другим городам и странам. Парень говорит, что они выполнили свою главную миссию — сформировал сообщество и показали, что можно что-то делать своими руками. 

На жизнь парень зарабатывает через собственный небольшой R&D центр, в котором с друзьями делает проекты по автоматизации. Например, сделал для американцев нейроинтерфейс, который заменял шапку из электродов или разрабатывал полезную нагрузку для луноходов. 

«Я трачу собственные средства на мейкерские проекты, мне никто не донатит. Видимо, трачу все свободные деньги (смеется). Иногда научные институты помогают информацией, но не более».

Фото — Макс Лосев

Обычно средства идут на измерительное оборудование. В среднем на каждое из них уходит $150 — $200. Исследователь пытается находить бюджетные варианты по более низким ценам: «Например, сборка с кристаллом стоит $1500, но я ее купил за меньшую сумму, потому что она уже списана». Средний кристалл, например, стоит $300. Макс обычно находит подобные вещи на барахолках, электрорынках и в интернет–магазинах.

«К определенному комьюнити в Киеве я не принадлежу. Но, так или иначе, все мейкеры поддерживают связь друг с другом. У нас с друзьями есть небольшая мастерская со станками и аппаратами для сварки».

Сегодня Макс работает над различными проектами. Один из них касается science-art. Устройство, которое он сделал, может регистрировать космическое излучение, и на основе этих данных делать 3D–графику в VR. Его презентация состоялась в Довженко–Центре, во время украинско–французской выставки на стыке науки и искусства.

Дарья Данцева, биохакерка, 21 год
В этом году девушка окончила Днепровский национальный университет, по специальности «Биотехнология и биоинженерия». Ее специализация — генная инженерия. В Днепре девушка основала DIY-биолабораторию Yanelab.

«Биохакинг вырос из тусовки мейкеров и как явление появился около 15 лет назад. Люди начинаются заниматься биохакингом либо как хобби, либо, как в моем случае, наукой».

Дарья говорит, что до вступления имела мечты помогать людям. Но когда отучилась первый семестр, то получила депрессию из-за устаревшей информации и оборудования в универе. Однажды брат-айтишник рассказал Дарье о биохакерах, показав их различные эксперименты. Так девушка впервые узнала о криспере — специальной технологии, которая позволяет изменить свой геном. Оказывается, что такой набор можно было купить за каких-то $160. На контрасте с украинским универом, это «взорвало девушке мозг».

«На Новый год мне братья подарили специальный набор „игровая площадка для ДНК“. Там я сделала свои первые цветные бактерии в домашних условиях. И это без каких-то специальных знаний и миллионов денег».

Фото — Дарья Данцева

Оказалось, что в США существует биотехнологическая компания The ODIN. Она начисляла за посты с хэштегом «биохакинг» $2, которые можно потом потратить в их онлайн-магазине. Впоследствии на Дарью  подписался основатель The ODIN, который начал интересоваться Украиной и выслал девушке все бионаборы, которые имела компания. 

Дарья захотела найти в Украине DIY-биолабораторию, где объединялись бы ее единомышленники. Но оказалось, что у нас такой нет. Поэтому она решила создать свою. Начала с того, что покупала на стипендиальные 1300 грн/месяц разные колбы на барахолках. 

«Я начала изучать электронный конструктор Arduino. Попросила отца научить меня паять, а он такой: „дожились“ (смеется). Так я создала небольшую лабораторию в комнате своего брата, который съехал из дома».

Фото — Дарья Данцева

Девушка говорит, что биохакинг — это единственный способ догнать западную науку. Потому что вся информация этой отрасли находится в открытых источниках и в интернете: на то, что нет денег, можно сделать на Arduino.

Один из проектов Дарьи — создание собственной вакцины против коронавируса. Девушка называет ее «opensource–вакцина», потому что она была сделана на базе ранее опубликованной научной статьи в журнале Science.

Все этапы создания исследователи показывали на YouTube–канале, но платформа их забанила за информацию о вакцинация. Дарья объясняет, что это была ДНК–вакцина, в отличие от векторных, где специальный вектор помогает добраться вакцине до клетки.

Фото — Дарья Данцева

«Мы решили, что это классный манифест того, что могут делать биохакеры. Очень просто осуждать антивакцинаторов, говорить что они какие-то отсталые. Наука закрыта и служит элитам. Даже для того, чтобы прочитать классную статью, нужно заплатить кучу денег».

Сначала заказали ДНК, потом были тесты на культурах клеток. Трое исследователей вкололи себе по 2 дозы с перерывом в 2 недели. Образец крови девушка отправила в США, где ее проверили на нейтрализующие антитела. Результат: вакцина была успешной. Дарья подчеркивает, что это был повтор эксперимента, который до этого делали ученые. Она отмечает, что подобное не нужно повторять на себе, потому что ученые понимают, что делают, в отличие от обычных людей.

Фото– Дарья Данцева

Собеседница говорит, что подобные биолаборатории безопасны, так как не имеют химических реагентов или других взрывчатых веществ. Недавно Дарья вернулась из Штатов. Там она три месяца помогала знакомым с The ODIN настроить новую лабораторию по микроинъекциям. В ней можно модифицировать эмбрионов рыб. Также она занималась выращиванием мяса в пробирках и успела сняться в документальном кино.

«Это будет документальное кино о биохакерах. В конце января будут снимать в Украине вторую серию. Думаю, что летом должен появиться первый эпизод».

Фото — Дарья Данцева

Дарья имеет биолабораторию в Днепре Yanelab. В ее команде 12 человек: они делают опыты, ведут подкаст и популяризируют науку. Говорит, что она обустроена лучше, чем университетская, об этом девушке сказал преподаватель, который там побывал. Ковид внес изменения в планы по развитию лаборатории. Однако проект будет выглядеть так: есть 20 мест — за 10 платят резиденты, остальные 10 — бесплатные, для талантливой молодежи Днепра.

«Мы хотим запустить первые биотехнологические курсы в Украине и предоставить лучшее образование в этой области. Это звучит претенциозно, но вместо четырех лет мы можем за полгода обучить людей, и это будет лучше, чем в университете».

Биохакерка добавляет, что сегодня высшее образование стагнирует во всем мире, а не только в Украине. Сейчас лаборатория девушки существует за счет пожертвований на Patreon и продолжает дистанционно работать на The ODIN.

Дарья отмечает, что ее проекты касаются науки и здравого смысла. Однако добавляет, что есть разные биохакеры: кто модифицирует свое тело, а кто-то употребляет разные вещества, «хакаючи» свое здоровье. В целом в стране немного представителей этого комьюнити, поэтому девушка полуиронично называет себя «первым биохакером в Украине». 

«Мы уже увидели технологическую революцию. Следующая — биотехнологическая. Это и еда, и медицина, и новые источники энергии. Я люблю свое поколение зуммер, хотя нам и оставили «умирающую планету» с голодом и катаклизмами. Я думаю, что в Украине очень талантливая молодежь. Не надо куда-то «валить» в Польшу. Сейчас в Украине это андеграунд, а потом все буду на нас смотреть и такие: «Воу!».

Артем Синицын, мейкер, руководитель хакерспейса Hacklab, 31 год
Артем — химик по образованию. Он учился на кафедре физической химии в КНУ им. Шевченко. Говорит, что эта специальность связана с мейкерством, потому что включает в себя работу с электроникой и техникой. 

«Работа в Академии наук — это сплошное мейкерство. Там многое нужно было чинить и фиксить, собирать данные. Мне нравилась электроника. Прошло некоторое время, и мое определенное техническое творчество дало о себе знать».

Так парень начал серьезно заниматься программированием и электроникой. Последняя стала его профессией. Артем работал в таких компаниях, как GlobalLogic и Samsung. А сегодня трудится в киевском офисе Squad — это бывшая компания Ring Ukraine, и зарабатывает на жизнь программированием.

«Каждая компания имеет свои правила и корпоративную культуру, от которых можно „выгореть“. Но в каждой из них мне было чему научиться. Например, GlobalLogic имеет крутое обучение по ядру системы Linux, это мировой уровень"»

Фото — Артем Синицын

На вопрос почему увлекся мейкерством, отвечает, что когда-то именно так себе это представлял: что можно иметь разные девайсы и общаться с единомышленниками. Артем говорит, что эта культура его захватила и поглотила. 

На счет количества мейкеров в Украине, изобретатель предполагает, что это один человек из ста. Мейкерство связано напрямую с хобби, а у нас мало людей, которые его имеют, объясняет Артем. Он добавляет, что это гиковская тема, когда каждый что-то делает. И хотя в Украине много людей, которые что-то ремонтируют, однако именно техническое знание в мире становится не очень популярным. Существует разделение на то, чем занимаются люди. Поэтому сегодня не обязательно знать, как чинить розетку или стиральную машину. 

Фото — Артем Синицын

Артем работает в киевском хакерспейсе Hacklab. Само пространство «хакерспейс» сформировалось в 90-х годах в США и Германии, рассказал исследователь. Движение начиналось с программирования, когда нужно было сделать прототип проекта. Со временем люди начали собираться в группы. Сегодня в Германии хакерспейс склонен к софтверному  направлению, говорит Артем. От этого направления возникло другое — мейкерспейс, в котором акцент на DIY–culture, когда делаешь что-то своими руками. 

Hacklab работает с 2013 года. Он расположен на Подоле: имеет 180 кв. м. и около 30 резидентов. Членский взнос — 550 грн/месяц. Эти деньги тратятся на покрытие аренды. Артем говорит, что главная миссия проекта — нести техническое творчество в массы. Именно поэтому такая небольшая сумма членского взноса. В Hacklab нет людей на зарплате, все держится на волонтерстве. Одна из миссий хакерспейса — это развитие движения. Поэтому ребята максимально открыты и готовы помочь своими знаниями и опытом с открытием новых пространств в любом городе или селе Украины.

«У нас постоянно есть peer-to-peer обучение. Кто-то новый приходит, а резиденты с опытом должны выделить свое время, чтобы рассказать и научить их работать с инструментами и техникой».

Какого-то одного, большого проекта в хакерспейсе нет. Но он имеет множество личных: от реставрации старых стульев до отливки полиуритановых деталей. 

Фото — Артем Синицын

Мейкеры постоянно находятся в контакте. Например, Юра Власюк делает классный нетворкинг сообщества, рассказал Артем. Последний крупный meetup был прошлым летом, там Hacklab познакомился с коллегами из регионов. Парень добавляет, что не все воспринимают культуру мейкерства: есть предприниматели, которые пытаются «рассмотреть» в ней бизнес и прибыль, а когда не находят, то теряют интерес.

Можно ли из мейкерства делать бизнес? Да, но это тяжело, говорит парень. Особенно без команды, продаж и настроенных процессов. Артем вспоминает айтишную поговорку: «hard is hard», которая означает, что хардверный продукт труднее изготавливать и масштабировать. Во время путешествий в другие страны Артем заходит к подобным хакерспейсам и спрашивает их о продаже и бизнес-модели. Говорит, что и там глобальной прибыли это направление не приносит.

«Мы — инженерное комьюнити. В хайерспейсе есть свой дух, который должен быть независимым и немного андеграундным. Как подводная лодка — время от времени всплывает на поверхность, посмотрит — и дальше идет своим путем».

Юрий Власюк, организатор майкерских ярмарок, автор подкаста «мейкеры Украины. MakersUA», 45 лет
Юрий начал интересоваться мейкерством в 2014 году, когда искал, чем заняться с сыном, и нашел журнал «Make Magazine». Рассказывает, что современного по этой теме ничего нет, та самая «популярная механика» (американский научно–популярный журнал — ред.) — это больше о высоких технологиях, чем о чем-то прикладном.

«Листал журнал и увидел, что была ярмарка по мейкерству где-то в Калифорнии. Я посмотрел на нее, нашел приглашение для продюсеров, подал запрос на лицензию. Так, с 2015 по 2018 годы я с коллегами провел 15 ярмарок по мейкерству в 5 городах Украины».

Юрий говорит, что количество мейкеров в Украине сложно посчитать. Предполагает, что каждый четвертый человек в стране занимается мейкерством. Добавляет, что знает успешных юристов и программистов, для которых мейкерство — это хобби, они не продают изготовленные продукты. Однако для организаторов ярмарок это является определением мейкера. 

Фото — Юрий Власюк

«Человек хочет что-то сделать руками и мозгами, это всегда комбо. Пайка, ювелирка, ремонт старых часов, и тому подобное».

Последние ярмарки Юрий организовал в 2018 году. Самая большая из них была в Киеве: за два дня он собрал 6500-7000 посетителей. Власюк рассказал, что пока что перестал их проводить из-за того, что потерял фокус на деле, которым зарабатывает на жизнь — продажах техники Apple. Говорит, что заработать на ярмарках тяжело, но спонсоры у них были. В разное время ими являлись компании Intel, Bosch, Global Logic. Собеседник сказал, что сегодня думает над новыми форматами ярмарок и их финансированием.

Власюк отмечает, что сегодня общество имеет меркантильные ценности: если не зарабатываешь много денег, то ты — лузер. Он говорит, что американцы, которые продали лицензию на проведение ярмарки в Украине, давали советы как можно сбалансировать участников: от подпольного хоббизма до стартапов. Самое главное в этом — снизить порог входа в мейкерство. 

Фото — Юрий Власюк

«Определенная часть людей испугается заходить в Unit. Если там будет открыта какая-нибудь лаборатория. Потому что это выглядит слишком дорого. Кто-то не захочет говорить с представителями PetCube, потому что у них были продажи на миллионы долларов по всему миру».

Юрий говорит, что пытается намиксовать такую атмосферу, чтобы людям с разным опытом и масштабом было интересно пообщаться между собой вокруг определенной темы. Сравнивая украинское мейкерство с американским, собеседник говорит, что там это движение лучше освещают. 

Фото — Юрий Власюк

«Ключевое достижение мейкерского движения — это привлечение людей всех возрастов и профессий. Это приводит к меньшему страху совершить ошибку: когда все вокруг что-то делают и совершенствуются в этом».

Вільна економічна зона під стрип-клубом. Як харківяни будують технологічний кластер у своєму місті
Свободная экономическая зона под стрип-клубом. Как харьковчане строят технологический кластер в своем городе
По теме
Свободная экономическая зона под стрип-клубом. Как харьковчане строят технологический кластер в своем городе

Хочете повідомити важливу новину? Пишіть у Telegram-bot.

А також підписуйтесь на наш Telegram-канал — dev.ua | IT України.

Читайте также

Шеф-редактор новостного издания хотел получить «вовину тысячу» через Monobank. Но выплату затянули из-за «большой зарплаты»
Шеф-редактор новостного издания хотел получить «вовину тысячу» через Monobank. Но выплату затянули из-за «большой зарплаты»
Шеф-редактор новостного издания хотел получить «вовину тысячу» через Monobank. Но выплату затянули из-за «большой зарплаты»
Украинцы уже потратили 30 миллионов «вакцинаторских» денег. Что покупают чаще всего
Украинцы уже потратили 30 миллионов «вакцинаторских» денег. Что покупают чаще всего
Украинцы уже потратили 30 миллионов «вакцинаторских» денег. Что покупают чаще всего
Украинцы пишут, что нашли способ обналичить
Украинцы пишут, что нашли способ обналичить "вовину тысячу". Мы проверили, так ли это легко
Украинцы пишут, что нашли способ обналичить "вовину тысячу". Мы проверили, так ли это легко
В Украине стартовали тестовые выплаты по 1000 грн тем, кто прошёл полный курс вакцинации и получил зеленый сертификат в «Дія». Часть украинцев, которые соответствуют требованиям и оформили специальную карту для выплат, уже получили «вовину тысячу». А некоторые даже нашли способ ее обналичить. 
1 комментарий
Как получить 1000 грн за вакцинацию. Пошаговая инструкция
Как получить 1000 грн за вакцинацию. Пошаговая инструкция
Как получить 1000 грн за вакцинацию. Пошаговая инструкция
С 19 декабря все украинцы, которые имеют «зеленый» сертификат о вакцинации от COVID-19, смогут получить 1000 грн от государства. Деньги будут присылать на специальные карты, и их можно будет потратить только на определенные услуги — на железнодорожные билеты в пределах Украины, авиабилеты, кинотеатры, театры, музеи, выставочные центры, спортзалы и книжные магазины. Никакой налички. dev.ua сделал подробную инструкцию — как получить средства, где именно их можно потратить, сколько они будут «жить» на карточке и куда денутся, если ими не воспользоваться.

Обсуждение

Комментариев пока нет.