Инсайды аэроразведки по-украински: роботизированные боевые операции, собственный беспилотник, новый военный мессенджер и сверхзагруженные айтишники

В Украине действует «Аэроразведка» — волонтерская инициатива 2014 года, впоследствии переросшая в боевое подразделение и общественную организацию. Она занимается беспилотными роботизированными системами и разработками IT.

Разработанная аэроразведкой система ситуационной осведомленности «Дельта» сопровождает украинских бойцов на поле боя, извещая о расположении сил противника и сопутствующих опасностей. Она же была и «глазами» во время обороны Киева от российского наступления. «Дельта» стала неофициальным аналогом другой системы автоматизированного управления войском «Колокол», созданной сторонней компанией по заказу Минобороны за 600 млн гривен.

Один из основателей «Аэроразведки» подполковник Ярослав Гончар и начальник отдела разработки Центра инноваций и развития оборонных технологий Министерства обороны и член правления ОО «Аэроразведка» капитан Артем Мартыненко рассказали DOU о работе IT-подразделения организации. dev.ua публикует самое интересное.

Оставить комментарий
Инсайды аэроразведки по-украински: роботизированные боевые операции, собственный беспилотник, новый военный мессенджер и сверхзагруженные айтишники

В Украине действует «Аэроразведка» — волонтерская инициатива 2014 года, впоследствии переросшая в боевое подразделение и общественную организацию. Она занимается беспилотными роботизированными системами и разработками IT.

Разработанная аэроразведкой система ситуационной осведомленности «Дельта» сопровождает украинских бойцов на поле боя, извещая о расположении сил противника и сопутствующих опасностей. Она же была и «глазами» во время обороны Киева от российского наступления. «Дельта» стала неофициальным аналогом другой системы автоматизированного управления войском «Колокол», созданной сторонней компанией по заказу Минобороны за 600 млн гривен.

Один из основателей «Аэроразведки» подполковник Ярослав Гончар и начальник отдела разработки Центра инноваций и развития оборонных технологий Министерства обороны и член правления ОО «Аэроразведка» капитан Артем Мартыненко рассказали DOU о работе IT-подразделения организации. dev.ua публикует самое интересное.

О задачах «Аэроразведки»

Кроме разработки IT-продуктов, добавились задачи по сопровождению и интеграции всех разработок IT-отрасли (не только собственных) для оборонных нужд; интеграции роботизированных систем, а также разработок в области космических технологий. Честно говоря, не знаю, что подразумевалось под последним.

О структуре «Аэроразведки»

Всего в подразделении около 150 человек. Из них 90–100 находились в ООС на Донбассе, а остальные здесь, в Киеве. Это еще на базе административного аппарата: штаб, тыловые, денежные и остальные службы. Если говорить сугубо о программистах, то после решения Министерства обороны принятое штатное расписание покрывало примерно такое количество, которое было до расформирования — два десятка.

Плюс учитывайте расширение функционала. То есть если до момента расформирования шла речь только о поддержке системы «Дельта», то с учетом задач, дополнительно появившихся в Центре инноваций, конечно, штатного расписания на 50–60 человек недостаточно, чтобы сопровождать все IT-разработки. И не только Вооруженных сил, но и составляющих сектора безопасности и обороны: МВД, СБУ… А еще роботизированные системы, киберпространство, что-то в космосе.

Ярослав Гончар

О сотрудничестве «Аэроразведки» и Центре инноваций

Эти структуры действуют параллельно, дополняют друг друга, имеют общие цели и идею, хотя и существуют в разных форматах. Есть люди, входящие в ОО, но не являющиеся сотрудниками Центра, и наоборот. А есть те, которые входят и туда, и туда и координируют деятельность обеих структур. В этой координации мы и сосуществуем. ОО сейчас объединяет волонтеров, военных, людей из других силовых структур.

Основное направление работы — создание БПЛА R-18, предоставляемых различным подразделениям ВСУ и другим силовым структурам, а также поддержка технологических проектов из волонтерской части.

Функция Центра инноваций — разработка и внедрение «Дельты» и сопровождение технологических проектов для военных.

Об IT-работе «Аэроразведки»

Первоочередное назначение «Дельты» — обеспечение ситуационной осведомленности: понимать, где ты, где — враг и что вокруг тебя. Эта базовая функция к моменту начала полномасштабной войны системой была покрыта. Пользователи среди военных уже использовали этот функционал. Они создали положительную репутацию, благодаря чему к системе обратились.

После 24 февраля мы начали проводить работу по интеграции в «Дельту» конкретных источников по поводу текущей ситуации на фронте, которые нам предоставляли союзники, или появлялись у нас с помощью инициативных команд.

И дальше мы будем делать все, что может дополнить ситуационную осведомленность, улучшить коммуникацию между людьми или ускорить то, что в военном деле называется OODA loop (Observe-Orient-Decide-Act): посмотрел, сориентировался, принял решение, выполнил действие.

О работе во время войны

Мы понимали, что у нас есть проблемные вопросы, технический долг, который мы собирались закрыть через год. Мы перепланировали свою работу и сфокусировались на том, что нужно завершить здесь и сейчас, по крайней мере, если все начнется, чтобы у нас было гораздо меньше проблем. Это были апдейты, связанные с оркестратором (система автоматической конфигурации, координации и менеджмента — ред.) для управления самой системой.

Потому что мы постоянно «тушили пожары», связанные с проблемами в функционировании системы. Мы провели исследования, знали, на что должны заменить оркестратор, чтобы это повышало отказоустойчивость системы. Решили взяться за это в первую очередь. Если что-нибудь произойдет, то мы будем готовы. А если не произойдет, просто сделаем раньше, что и так планировали.

Так в постоянном режиме накручивания со стороны СМИ команда взялась за эту задачу. Карантин сыграл свою роль, потому что была возможность работать удаленно. Так что члены подразделения работали по 12-14 часов в день плюс еще по 4-6 часов в выходные. И вот 22 февраля мы выкатили проект на прод — прямо вплоть до начала войны.

О переезде «Дельты» в «облако»

Говорили, что «когда война начнется, интернета не будет», будто останутся только военные сети. А случилось, что только началась война, они частично сломались из-за того, что имеют ограниченную доступность. А динамика боевых действий очень высока, поэтому эти сети просто перестали быть эффективными. А обычный интернет работал. При этом до «облаков» нам, к сожалению, было далеко, ведь Закон «Об облачных услугах» был принят за неделю до начала войны.

Члены подразделения работали по 12–14 часов в день плюс еще по 4–6 часов в выходные

Закрытые сети нуждались в собственной инфраструктуре, которую ты сам обслуживаешь. Но самая большая боль — это своя инфраструктура, которую нужно обслуживать. У меня, наверное, 30–40% ресурса DevOps-команды уходило не на обеспечение процессов разработчиков, а на то, чтобы «дуть» на инфраструктуру.

И когда началась полномасштабная война, мы смотрели на свою «стойку» на территории военного городка и осознавали, что вероятнее всего, враги о ней знают. Так что все, что нам остается, это ждать момента, когда туда прилетит ракета — и «добрый день»! Мы поняли, что не сможем удержаться на этой инфраструктуре, и начали переезд в «облако».

Переезд платформы ситуационной осведомленности «Дельта» из собственной инфраструктуры в «облако» изменил ход событий.

Во-первых, уволился ресурс команды. Во-вторых, мы перестали быть привязаны к локации. Как только переехали в облако, сменили место своего расположения. В-третьих, благодаря cloud-провайдеру появилась возможность масштабировать ресурсы по необходимости. Сейчас каждый день добавляется 30–40 новых пользователей, и нам сложно спрогнозировать их количество через месяц. Сколько бы нам времени требовалось для того, чтобы нарастить способности без облака и обеспечивать это, и сколько бы это нам стоило! Сейчас все происходит так: мы пишем заявку провайдеру, и он нам расширяет ресурс.

Артем Мартыненко

В-четвертых, производительность и вычислительные способности. Мы не тратим время на повторение того, что уже готово, не «изобретаем велосипед», чтобы успокоить чью-то паранойю, а можем сфокусироваться на решении конкретных задач, которые необходимы пользователю, и думаем, каким образом в кратчайшие сроки предоставить функционал.

В-пятых, доступность других ресурсов. Интернет — это наиболее отказоустойчивая сеть из существующих на территории нашей страны. Можно, например, постараться отрубить нас от внешнего мира. Но все равно сеть внутри государства построена так, что у нас в каждом городе десять провайдеров, так что разрушить ее будет очень трудно.

И доступность других сервисов открывает перед нами много возможностей. Где-то мы можем использовать возможности других cloud-провайдеров. То есть у себя используем инфраструктуру и сервис, у другого провайдера — S3 Bucket, где складываем, например, спутниковые снимки. А где-то есть мощности, помогающие учить нейросети.

«Железо», которое у нас есть, дряхлое — ему 5–6 лет. Учитывая, что подразделение сначала расформировали, ничего туда покупать не собирались. А когда его восстановили, то что-то купить мы не успели. Рано или поздно, в самый неудачный момент, оно все бы просто умерло.

О кибербезопасных стресс-тестах для «Дельты»

Вместо того чтобы запускать процессы закупок нового оборудования, мы хотим официальным способом заключить договор с провайдером о получении облачных услуг Минобороны. Потому что сейчас это происходит на горизонтальных связях.

Бывают частные случаи, когда нужно, чтобы «железо» было под боком. Например, ребятам, занимающимся роботизированными системами. Им нужны для искусственного интеллекта маленькие устройства Raspberry Pi, чтобы не «гонять» туда-обратно данные.

В прошлом году мы проводили мероприятие Hack Delta, которое назвали по примеру наших друзей из Prozorro (они когда-то проводили однодневное багбаунти Hack Prozorro, для которого привлекали «белых» хакеров). Мы — военные, поэтому есть ограничения, и у нас эта история происходила другим способом.

В марте прошлого года канадцы проводили полное тестирование нашей системы на наличие уязвимостей. И это произошло не за день, а через полтора месяца. Была команда, которая выполняла black box тестирования, то есть в условиях, которые есть у врага: они видят страницу авторизации и пытаются несанкционированно получить доступ к системе.

Через полтора месяца обнаружили уязвимости. Они обычно делят по уровню угрозы на четыре категории: низкие, средние, высокие и критические. Никакой критической или высокой угрозы в течение этого тестирования не нашли. Только небольшой список низких и средних, которые мы потом закрыли.

О привлечении мобилизованных айтишников

Кого знаем, тех стараемся привлекать. Но, во-первых, здесь проблема, что нужно вести плодотворную коммуникацию по всем направлениям с подразделениями, куда они попали. Мы действительно пытаемся выхватывать людей, которые могут (мы понимаем это по их набору навыков) помогать команде. А они стоят на блокпосту или в окопах, хотя могли бы приносить пользу в стратегическом масштабе. Но, к сожалению, это не всегда становится «историей успеха» через бюрократию и то, что каждый командир «себе на уме». Хотя их тоже нужно понимать: им приходится работать с теми, кто есть, людей не хватает. Никто не бросает этих айтовцев, но процессы затягиваются. Это сложно.

Во-вторых, Центр инноваций — не перчатка: мы не можем принять всех попавших в армию айтовцев. В каждом подразделении ограничено количество людей, регламентируемое определенными документами, штатным расписанием. И больше, чем там написано, мы не можем взять.

К сожалению, пока у нас нет такой возможности расширить штатное расписание. Хотя было бы круто, если бы мы могли сказать: «Нам нужен этот человек. Он классный программист — 15 лет опыта Java или С++. Сейчас он сидит в окопе. А может сделать боражирующий боеприпас, который, сброшенный с высоты 300 метров, будет с точностью в 98% поражать любую цель».

О роботизированных боевых операциях

Над применением искусственного интеллекта работает целая команда на условном аутсорсе, которая в полном составе пришла к нам и взяла на себя отдельный кусок работы — дешифрование видео после полетов БПЛА. Как обычно происходит этот процесс? Если это задача по разведке, пилот совершает облет по определенному маршруту, и в зависимости от беспилотника видео может длиться от 20 минут до часа, некоторые могут и по 3–4 часа летать. Конечно, если человек видит критические вещи или он туда летел, конкретно что-то отыскивая, то эту информацию пытаются передать онлайн — и если рядом есть артиллерия, можно сразу произвести поражение.

А когда это просто разведка района, то дешифруют видео после облета — обычно уже другой человек садится и начинает просматривать отснятое и глазами выискивать технику. Это занимает много времени. Когда ты заметил что-нибудь, тебе нужно это обвести, выделить. И отдельная команда забрала направление, чтобы научить машину делать это за человека. Хотя бы подсвечивать, куда ей нужно смотреть. Если оно даже сработает не на ту машину, по крайней мере, будет подсказка: «Посмотри вот сюда!». И результаты сейчас неплохие, модель рабочая. Ребята уже показали то, что можно будет запускать в прод. Сейчас тестируем на ноутбуках операторов и работаем, чтобы интегрировать это в Дельту.

Второй проект с искусственным интеллектом делает другая аутсорсная команда. Он тоже связан с видео, но со стационарных камер вдоль дорог или кое-где еще.

Для искусственного интеллекта большое значение, как «смотрит» камера, сверху или как-то иначе, особенно для процесса обучения. Команда построила систему, которая прорабатывает большое количество видеопотоков от камер в онлайне (почти в онлайне там задержка в 10–30 секунд).

На этих стримах она обнаруживает технику и сыплет об этом уведомление на карту. У ребят уже есть результат: если сначала одна камера увидела технику, потом вторая, а потом третья, то система понимает, что двигается одна и та же колонна. И здесь тоже идет работа по интеграции в «Дельту».

Мы будем фокусироваться на интеграции роботизированных систем. На последнем собрании ОО «Аэроразведка» до полномасштабной войны мы определили цель провести первую роботизированную операцию, чтобы в боевом столкновении, огненном поражении не участвовали люди, а все сделала машина. Это наша мечта, то, вокруг чего собрана Аэроразведка. Мы хотим, чтобы на поле боя гибли не наши люди, а машины. И это уже происходит. Кое-что из этого мы делаем сами, плюс общаемся с другими производителями. У нас есть свой продукт — ударный коптер R18. Когда мы быстро узнаем, где враг, туда прилетает R18 и сбрасывает «подарок». Такого должно быть больше.

О мобильном приложении «Дельта»

«Дельту» строили как систему ситуационной осведомленности — это большая, мощная история. На тактическом уровне немало проблем, и это сложная история. Поэтому за этот проект — мобильную версию «Дельты» — мы не брались, хотя проводили много исследований: анализировали, разбирались со стандартами.

Но то, что под рукой есть системы ситуационной осведомленности, полностью изменяет понимание ситуации — сейчас это явилось критической необходимостью. И нам тоже помогает с этим аутсорс-команда.

Мы ее сопровождаем, даем техническое задание, а со своей стороны интегрируем и делаем все из серверной части внутри ядра.

Уже есть демка. Надеемся, что на этой неделе будет еще одна «демка», которую можно хотя бы отдать в «бету». Перспектив много. Думаю, мы потратим несколько месяцев на то, чтобы выкатить хотя бы минимальный функционал, который удовлетворит всех.

О собственном мессенджере

Мы планируем запустить свой мессенджер. WhatsApp, Signal — это круто, но, во-первых, их серверы находятся за пределами Украины. Во-вторых, у людей есть свои предостережения. Другое дело, когда ты знаешь, что серверы находятся там, где ведешь ситуационную осведомленность. Это должно улучшить коммуникацию между людьми, повысить уровень доверия плюс позволит объединяться в группы и т. д.

В будущем мы будем наращивать возможности по обеспечению ситуационной осведомленности с сокращением процесса реагирования.

Воздушные войны. Что нужно украинской аэроразведке и чем отличаются украинские летательные аппараты от рф
Воздушные войны. Что нужно украинской аэроразведке и чем отличаются украинские летательные аппараты от рф
По теме
Воздушные войны. Что нужно украинской аэроразведке и чем отличаются украинские летательные аппараты от рф
DroneUa на войне: Крупнейшая в Украине компания по беспилотным технологиям занимается аэроразведкой ищет вражеские дроны брошенную технику готовит флот из 1700 беспилотников к посевной
DroneUa на войне: Крупнейшая в Украине компания по беспилотным технологиям занимается аэроразведкой, ищет вражеские дроны, брошенную технику, готовит флот из 1700 беспилотников к посевной.
По теме
DroneUa на войне: Крупнейшая в Украине компания по беспилотным технологиям занимается аэроразведкой, ищет вражеские дроны, брошенную технику, готовит флот из 1700 беспилотников к посевной.
Увидеть крючок рыбака за пару километров. Vodafone и ОО «Аэроразведка» запустили систему видеонаблюдения в Чернобыльском заповеднике
Увидеть крючок рыбака за пару километров. Vodafone и ОО «Аэроразведка» запустили систему видеонаблюдения в Чернобыльском заповеднике
По теме
Увидеть крючок рыбака за пару километров. Vodafone и ОО «Аэроразведка» запустили систему видеонаблюдения в Чернобыльском заповеднике
Конфликт был. Почему крупнейший производитель дронов DJI уходит из Украины и что это значит для покупателей и пользователей
Конфликт был. Почему крупнейший производитель дронов DJI уходит из Украины и что это значит для покупателей и пользователей
По теме
Конфликт был. Почему крупнейший производитель дронов DJI уходит из Украины и что это значит для покупателей и пользователей
Читайте главные IT-новости страны в нашем Telegram
Читайте главные IT-новости страны в нашем Telegram
По теме
Читайте главные IT-новости страны в нашем Telegram
ТОП EVO Максим Мельник для dev.media розповів, що 24 лютого війну проспав. Та далі — волонтерство, українізація та праця.

Дивіться на каналі його розповідь та роздуми.

Читайте также
Parimatch выпустила игру на собственной платформе с беспилотником Bayraktar
Parimatch выпустила игру на собственной платформе с беспилотником Bayraktar
Parimatch выпустила игру на собственной платформе с беспилотником Bayraktar
Айтишники зарегистрировали петицию с требованием максимальной отсрочки от армии
Айтишники зарегистрировали петицию с требованием максимальной отсрочки от армии
Айтишники зарегистрировали петицию с требованием максимальной отсрочки от армии
Украина готова строить новую «Мрію» – Зеленский. Вопрос в деньгах – нужно $800 млн
Украина готова строить новую «Мрію» – Зеленский. Вопрос в деньгах – нужно $800 млн
Украина готова строить новую «Мрію» – Зеленский. Вопрос в деньгах – нужно $800 млн
«На одну нашу пушку пять вражеских». Разработчик, которого в армию записал брат-близнец, о распределении в военкоматах, медосмотрах, обеспечении армии и жестоких боях под Изюмом
«На одну нашу пушку пять вражеских». Разработчик, которого в армию записал брат-близнец, о распределении в военкоматах, медосмотрах, обеспечении армии и жестоких боях под Изюмом
«На одну нашу пушку пять вражеских». Разработчик, которого в армию записал брат-близнец, о распределении в военкоматах, медосмотрах, обеспечении армии и жестоких боях под Изюмом
Full Stack WordPress Developer з чотирирічним досвідом Володимир Камуз 20 років тому пройшов строкову службу в 95-й окремій аеромобільній десантній бригаді. І після 24 лютого 2022 року Володимир знову повернувся туди — у його підпорядкуванні перебувало вісім бійців. Наразі ж він є членом мінометної батареї, де служить як аеророзвідник та коригувальник вогню на Ізюмському напрямку у званні молодшого сержанта. Свою історію з фронту розробник розповів DOU. Переказуємо найцікавіше.

Хотите сообщить важную новость?
Пишите в Telegram-бот

Главные события и полезные ссылки
в нашем Telegram-канале

Обсуждение
Комментариев пока нет.