Мы запускаем рассылку об украинском IT-комьюнити. Оставьте email, чтобы понимать больше. Премьера — скоро!
Спасибо! На указанный адрес отправлено письмо для подтверждения подписки.
Hot! dev.media шукає менеджера з продажу спецпроєктів

“Есть мечта – отсканировать “Азовсталь”: интервью с дизайнером, создающим 3D-музей войны

Трехмерный музей украинской войны, пригодный для экспонирования в Метавселенной, уже создается онлайн — фактически, каждый человек из любой страны прямо сейчас может посмотреть, как выглядят последствия российского вторжения в 3D. Делает его дизайнер Яро, он же — Yaro Pro, гражданин Словакии, с 4 лет живет в Киеве, выпускник Института журналистики, сейчас все свободное время ездит по разрушенным городам и селам и сканирует куски истории, после чего создает модели объектов и размещает их в сети. Сейчас модели Яро — часть исследования японского ученого, ранее создавшего цифровой архив Хиросимы и битвы за Окинаву. История — в интервью dev.ua.

Оставить комментарий
“Есть мечта – отсканировать “Азовсталь”: интервью с дизайнером, создающим 3D-музей войны

Трехмерный музей украинской войны, пригодный для экспонирования в Метавселенной, уже создается онлайн — фактически, каждый человек из любой страны прямо сейчас может посмотреть, как выглядят последствия российского вторжения в 3D. Делает его дизайнер Яро, он же — Yaro Pro, гражданин Словакии, с 4 лет живет в Киеве, выпускник Института журналистики, сейчас все свободное время ездит по разрушенным городам и селам и сканирует куски истории, после чего создает модели объектов и размещает их в сети. Сейчас модели Яро — часть исследования японского ученого, ранее создавшего цифровой архив Хиросимы и битвы за Окинаву. История — в интервью dev.ua.

Создание контента для нового мира

Раньше я занимался в основном графическим и веб дизайном, но в ноябре прошлого года решил скорректировать вектор своего профессионального развития и углубился в Метавселенную и создание контента для него: начал заниматься 3D-сканированием. Специально купил для этого iPhone 12 Pro Max с лидаром — сразу ориентировался на этот девайс, ведь прекрасно понимал, на что способен телефон с лидаром от Apple.

Яро делает скетч на телефоне. Фото из личного архива.

У меня есть бэкграунд фотографа — среди всего занимался еще и предметной съемкой. Купив айфон с лидаром, я начал тестировать программное обеспечение для сканирования — загрузил себе все, что было доступно в то время — около 30 программ. Пробовал, отсеивал, в конце концов оставил 2-3. Ходил по городу, снимал все подряд. Стены из граффити, интересные двери, почтоматы. Дома снимал фрукты, хлеб, всевозможные мелкие объекты.

Знаете, пандемия ковида многое показала о социуме и его поведении в чрезвычайных ситуациях. Как будто это был эксперимент, где фокус группа — все человечество. Все эти локдауны показали, что многие спокойно сидят дома, смотрят Netflix, заказывают себе еду с доставкой и общаются с близкими и друзьями через интернет.

Потому у меня возникла идея. Видение будущего. Оно в том, что в ближайшее время человечество разделится. Часть уйдет в ультрадиджитал, часть — ближе к природе, земли, грубо говоря, это фермеры. Мне лично ближе по душе природа, но я понимаю, насколько много средств будет сконцентрировано в ультрадиджитале, поэтому хочется создавать контент для нового цифрового мира.

По сути, вся эта Метавселенная — это история об уходе в какой-то лучший мир, где каждый может быть тем, кем захочет. Я понимаю это, не осуждаю, хотя стараюсь держаться этой реальности. В любом случае в этом ультрадиджитал-мире будет окружение, environment. Это — эволюция архитектурной визуализации. Дальше будут аватары — эволюция персонажки, character design. И будут объекты между этими категориями, просто какие-то небольшие вещи, с которыми можно взаимодействовать, assets — мебель, элементы декора, еда.

В принципе, все это можно моделировать. Но красота сканирования в том, что какие-то уникальные вещи, которые трудно или просто долго моделировать — их можно сканировать. То есть, можно замоделировать 10 стульев, и пока ты будешь их текстурировать, чтобы они были действительно уникальными, сойдешь с ума. Проще отсканировать 10 разных стульев, почистить модель и использовать ее в своих целях. Плюс таким образом ты создаешь цифровую копию реально существовавшей вещи. Вещи с историей.

Я скачиваю свои модели в открытый доступ на специальный 3D-сток, и моя позиция: все это должно быть бесплатно и доступно для загрузки. Я хочу, чтобы мир видел реальность, как она есть, без украшений, и имел к ней полный доступ.

Сколько времени занимает создание модели

Когда началась война, вопрос «что снимать» поднялся сам собой. Как один из примеров, почему это перспектива — нигде в мире, кроме Украины, ты больше не найдешь столько сожженной разрушенной техники. Игровые студии тратят кучу ресурсов, чтобы провести исследования и найти образцы, иногда модели рисуются с головы. А здесь вот оно, кругом. Ходи, снимай, загружай.

Процесс съемки происходит следующим образом. Первый этап — исследование. Я работал когда-то location scout, поэтому разбираюсь в этом. Сначала изучаю локацию по карте, потом на местности уже расспрашиваю людей, что, где и как. Делаю скетч объектов на телефон с помощью лидара. До конца дня у меня есть пул объектов. Далее выбираю самые интересные — к сожалению, все не переснимешь. Их уже прорабатываю с зеркальной камерой. Если объект велик, подключаю съемку с дрона.

С дронами бывают проблемы. Требуется разрешение на съемку. В Киевской области полеты дронов запрещены с 14 июля, поэтому я сейчас снимаю в Черниговской области.

Съемка в помещении на телефон занимает 20 минут, еще столько же отделка на телефоне. Можно ускорить до получаса. Если необходимо создать более подробную и качественную высокополигональную модель, нужно снимать на зеркальную камеру. Или, например, съемка здания, тогда требуется дрон. Тогда на съемку может уйти и два, и три часа. Дальше все это обрабатывается на компьютере, и вот это самый затратный по времени процесс, может длиться пять, семь часов, а иногда весь день.

То есть, если я выезжаю и подробно снимаю объект, за день выходит 3-4 объекта, а потом еще неделя — учитывая основную работу — идет на обработку. Затем на выходные снова еду, затем снова обрабатываю. Бывает такое, что я засиживаюсь до рассвета, процесс трудоемкий и ресурсоемкий, ведь каждый этап занимает час-полтора. Продумал, настроил софт, нажал кнопку. Пока компьютер занят, обрабатываешь модели на телефоне. Пока компьютер и телефон заняты — работаешь на ноутбуке. Окончил комп — подкорректировал и погнал текстурировать следующий этап, снова на телефон и ноутбук, и так по кругу.

Пытались «упаковывать» как диверсанта

Бывали, конечно, казусы… Я снимал мозаику на фасаде Института ядерных исследований в Киеве. Через 15 минут приехал наряд полиции, а затем и Нацгвардия, пытались «упаковать» как диверсанта, но я им все объяснил. Главное — быть спокойным. Я вообще пытаюсь решать вопросы по съемке с местными. То есть когда приезжаю, понимаю, что объект рядом с чем-то, иду, спрашиваю разрешения. Если получаю — снимаю, нет — еду дальше. Пока ни разу не отказали. Возможно, влияет то, что я учился на рекламщика и умею уговаривать людей, объясняя ценность своей деятельности.

Первая поездка с начала войны была в деревню Озера Киевской области, это за Гостомелем. Друзья разбирали завалы. Там были детский сад, школа, медпункт. Просто собирали разбитое стекло, хоть как-то, минимально, это все убирали, заклеивали окна пленкой, чтобы законсервировать помещение. Пока собирались с инвентарем, поделились на команды, я просто залетел в помещение, увидел все эти разрушенные комнаты и начал снимать. Первая модель — это комната в детском саду.

Эта комната вызывала очень неоднозначные эмоции. Грубо говоря, ты смотришь: открытые окна, поют птички, занавески колышутся на ветру. Все такое мирное. А на полу осколки стекла, обломки стен, валяются детские игрушки. Смотришь, моргнул, и когда моргнул, будто услышал детский смех, словно кто-то пробежал по комнате.

Трехмерный музей, в котором будут говорить сами люди

Музей войны как идея возник после первой модели, комнаты. Я осознал, что объектов много. Все не переснимешь. Поэтому сейчас я предпочитаю социальную инфраструктуру — школы, больницы, детские сады, дома культуры — их помнит больше людей, это история поколений. Финальная итерация Музея войны — это цифровой архив таких объектов, работающий через игровой движок Unreal Engine. Громадная локация, по которой ты можешь перемещаться, как в реальном музее, осматриваться направо и налево, и видеть эти объекты в реальном масштабе. Красота игрового движка в том, что кроме 3D-моделей туда можно добавить звуки, людей, какие-то спецэффекты.

Пока я в процессе реализации давней идеи — снять разрушенный частный дом и людей, которые в нем жили. Тогда можно будет разместить цифровые копии людей рядом с оцифрованным домом. Вы подходите к такому объекту и можете услышать историю этого дома непосредственно от его жителя.

Это все требует много ресурсов, поэтому я ищу команду. Пока фокусируюсь на том, чтобы собрать базу объектов и базу людей, которые могут рассказать свои истории. Маленькими шагами постепенно эта база наполняется. В настоящее время уже опубликовано 50 моделей, многие пошли «в стол».

Японцы делают карту украинской войны

Стоило загрузить модель детского сада — а я делаю это с указанием геопозиции и всех метаданных — вышел на меня профессор Токийского университета Хиденори Ватанаве. У него сейчас идет исследование влияния современных технологий на восприятие войны (на сайте университета есть интервью профессора). Он был поражен качеством и детализацией моделей. Мы пообщались, я рассказал все детали, он заинтересовался, просил не останавливаться и спросил, может ли добавить этот детсад на свою карту, geo reference map, то есть с привязкой к реальным координатам. После этого доктор начал добавлять другие мои модели, начались переходы с его проекта, что помогло проекту поднять узнаваемость. Затем он связался с журналистами из Японии, которые сейчас в Киеве — мы уже общались, они должны проехать по всем объектам его карты, после чего выйдет документальный фильм.

У меня есть мечта отсканировать «Азовсталь» и создать полную цифровую копию завода. Это уже может быть геймдев проект. Из тех, кто может взяться, вспоминаются создатели STALKER. Я знаю нескольких людей, которые работают уже в новой команде над второй частью, это крутые специалисты в фотограмметрии и в моделировании, и было бы им круто предложить — как только освободим Мариуполь, победим — оцифровать этот легендарный завод.

Харьковская художница нарисовала новый дудл для Google в День Независимости Украины
Харьковская художница нарисовала новый дудл для Google в День Независимости Украины
По теме
Харьковская художница нарисовала новый дудл для Google в День Независимости Украины
Рабочий инструмент арттерапия или «стекольный потолок». Может ли нейросеть Midjourney заменить художников и в чем ее ценность
Рабочий инструмент, арттерапия или «стекольный потолок». Может ли нейросеть Midjourney заменить художников и в чем ее ценность
По теме
Рабочий инструмент, арттерапия или «стекольный потолок». Может ли нейросеть Midjourney заменить художников и в чем ее ценность
Читайте главные IT-новости страны в нашем Telegram
Читайте главные IT-новости страны в нашем Telegram
По теме
Читайте главные IT-новости страны в нашем Telegram
Айтішник розробив та створив болід власноруч.

Дивіться на каналі dev.ua тест-драйв спорткара.

Мы запускаем рассылку об украинском IT-комьюнити. Оставьте email, чтобы понимать больше. Премьера — скоро!
Спасибо! На указанный адрес отправлено письмо для подтверждения подписки.
Читайте также
США в очередном пакете помощи предоставит Украине дроны Switchblade 600. Подробности об этих и других «птичках», которыми пользуются украинские защитники
США в очередном пакете помощи предоставит Украине дроны Switchblade 600. Подробности об этих и других «птичках», которыми пользуются украинские защитники
США в очередном пакете помощи предоставит Украине дроны Switchblade 600. Подробности об этих и других «птичках», которыми пользуются украинские защитники
Среди списка помощи, которую предлагает Пентагон, есть дроны-камикадзе Switchblade 600, которые официальный Киев просил передать ранее. Контракт на исследование и разработку для 10 дронов SwitchBlade 600 производителя Aerovironment, ожидается в течение следующих 30 дней, заявила пресс-секретарь Пентагона Джессика Максвелл в электронном письме News Defense. Мы собрали список дронов, которые используют украинцы против врага, в том числе и подробности о Switchblade 600. (текст от 17 мая 2022 года)
1 комментарий
Десятиклассник с Волыни разработал систему отслеживания перемещения беспилотников. Ею заинтересовались в ВСУ
Десятиклассник с Волыни разработал систему отслеживания перемещения беспилотников. Ею заинтересовались в ВСУ
Десятиклассник с Волыни разработал систему отслеживания перемещения беспилотников. Ею заинтересовались в ВСУ
1 комментарий
Логистику ВСУ хотят оцифровать по IT-стандартам НАТО. Военные уже изучают систему LOGFAS. Рассказываем, как это работает и когда внедрят
Логистику ВСУ хотят оцифровать по IT-стандартам НАТО. Военные уже изучают систему LOGFAS. Рассказываем, как это работает и когда внедрят
Логистику ВСУ хотят оцифровать по IT-стандартам НАТО. Военные уже изучают систему LOGFAS. Рассказываем, как это работает и когда внедрят
Логистика и учет в ВСУ по-прежнему ведут в бумажных журналах. С лета Минобороны решило перевести армию на цифровые колеса и внедрить IT-систему логистики НАТО LOGFAS. Как она работает и что даст военным, объяснил Forbes. dev.ua публикует самое важное из материала.
Львовский стартап Immortal запустил сервис, предоставляющий услуги «цифровых памятников». QR-код на могиле расскажет всю историю погибшего
Львовский стартап Immortal запустил сервис, предоставляющий услуги «цифровых памятников». QR-код на могиле расскажет всю историю погибшего
Львовский стартап Immortal запустил сервис, предоставляющий услуги «цифровых памятников». QR-код на могиле расскажет всю историю погибшего

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Telegram-бот

Главные события и полезные ссылки в нашем Telegram-канале

Обсуждение
Комментариев пока нет.