Увійти в IT — 5 книжок про геймдев українською 🔫

IT-служба в ВСУ и перевод из других подразделений - миф или реальность? 4 удачных примера с лайфхаками и советами

Многих разработчиков пугает перспектива попасть в ВСУ на задачи, совершенно несвязанные с основным видом деятельности или стать пушечным мясом без боевого опыта. Однако есть и счастливые исключения. DOU нашел героев, которым удалось служить в армии по специальности. Пересказываем четыре истории о том, как сразу поразить и IT-войско ВСУ и как перевестись из боевых подразделений в технологическое.

1 комментарий
IT-служба в ВСУ и перевод из других подразделений - миф или реальность? 4 удачных примера с лайфхаками и советами

Многих разработчиков пугает перспектива попасть в ВСУ на задачи, совершенно несвязанные с основным видом деятельности или стать пушечным мясом без боевого опыта. Однако есть и счастливые исключения. DOU нашел героев, которым удалось служить в армии по специальности. Пересказываем четыре истории о том, как сразу поразить и IT-войско ВСУ и как перевестись из боевых подразделений в технологическое.

Случайность и карма

Максим Корженевский — фаундер IT-компании «МК-Консалтинг», служит в Центре инноваций и развития оборонных технологий МО. Он до этого никогда не служил в армии, а когда пришел в военкомат (территориальный центр комплектации и социальной поддержки) и мобилизовался как доброволец, попал именно в Центр инноваций, где служат его друзья и даже коллега по компании.

«Думаю, те, кто принимал решение, куда меня распределить, учли мой опыт и понимали, что меня нужно отправить туда, где я буду заниматься IT. Но то, что получилось попасть именно в Центр инноваций, — случайность и карма.

Это нечто среднее между воинской частью и IT-компанией. Занятость не дистанционная, но без перегибов. Необычно, что нет выходных.

Когда пришел, то предложил командованию проект, связанный с Computer Vision/ML/Neural Network. Получил согласие, ресурсы, поддержку. В процессе запустили еще несколько проектов. Есть такие задачи, которые поступают от командования, но больше ценят инициативность: придумал что-то, разработал proof of concept, показал руководству, получил согласие и поддержку — двигаешься дальше. Кроме Максима, в центре есть айтишники-военные с высокими званиями.

Нашей армии надо быть технологически на голову выше врага, а без IT-составляющей это невозможно. Именно это нас уже отличает от кафиров. И эта бездна будет только расти».

Если разработчик действительно хочет попасть в подобное подразделение и заниматься IT, то он сможет это сделать. Ибо обычно это работает не так: призвали, а потом: «Ой, я в QA/Dev/PM умею. Можно меня куда-то, где бы я что-нибудь за компом делал?».

К сожалению, такой практики нет. Никто в сознании задания не спустит. Следует придумать проект, реализовать его и заставить им пользоваться. И вот именно для таких, мне кажется, дверь открыта.

Следует искать конкретную бригаду и профильную должность

Дмитрий, Information Security Team Lead, служит в подразделении связи в одной из бригад ТрО. Еще до начала российского вторжения он изучал, каких специалистов не хватало в ВСУ. Как оказалось, всевозможных айтовцев и поваров.

«После того как я вывез семью, целенаправленно ехал в одну из бригад ТРО. Но по пути на блокпосте получил повестку в военкомат другого города той же области. Пришлось общаться в военкомате и просить отправить меня в часть, в которую ехал. Помогло то, что у меня был контакт начальника персонала, и он подтвердил, что им нужен такой специалист. Уже потом я понял, что можно было попытаться попросить на блокпосте повестку в город, куда направлялся, или вообще проигнорировать ее и явиться к части — ничего страшного бы не произошло».

Сейчас Дмитрий занимается внедрением и настройкой систем и каналов связи, а также их резервированием. Также консультирует по вопросам информационной безопасности, когда речь идет о работе с информацией, не имеющей грифа «Для служебного пользования» или государственной тайны, но чувствительна.

Его совет: если вы решили мобилизоваться, идите сразу в часть конкретной бригады или одного из ее батальонов и спрашивайте, есть ли должности для вас с вашим опытом, заинтересованы ли они в IT-специалистах.

Так сэкономите кучу времени, потому что в военкомате, в лучшем случае, вы потратите его гораздо больше. А в худшем — попадете на совсем не айтишную должность.

С Ирпенского ТрО в Центр инноваций

Николай Матийчук, Game Developer, перевелся в Центр инноваций и развитие оборонных технологий МО.

24 февраля он успел закомитетить свой код, подготовил патчи к старым играм, написал комментарии на случай, если с ними будет работать контрибьютор. А после этого стал звонить по ТРО. Сначала позвонил в местную оборону в Белогородке, там посоветовали обратиться в Ирпенскую.

«На следующее утро воины уже получили боевое задание. Вообще, когда я шел в ТРО, то думал, что это добровольная структура. А оказалось, что я мобилизованный солдат со специализацией „стрелок“. Через некоторое время мне предложили перевестись».

Максим Корженевский из Центра инноваций МО увидел, что есть работа, подходящая под профиль Николая. Да, написание игр — несколько специфическая штука, но здесь есть решение пространственных задач, низкоуровневая оптимизация, программирование графических процессоров для ускорения обработки изображений.

«Процесс перевода организован так: часть, которая хочет вас забрать, должна отправить в вашу часть отношения, например, командиру взвода. Командир взвода это „отношение“ показывает ротному. Ротный в устном порядке согласен или сразу отказывает. Если первый вариант, тогда пишется рапорт на ротного, а тот пишет рапорт с согласия на командира части. Командир части, если согласен, подписывает. А дальше документы идут в штаб батальона, потом в штаб бригады, оттуда в Генштаб. Там они также проходят кучу этапов. И в случае успешного завершения документы отправляют в часть, просившую вашего перевода. Они должны подтвердить: „Да, это тот боец, который нам нужен“. Документы возвращаются в Генштаб, а оттуда в часть, из которой человек переводится. После этого боец собирает вещи, подписывает все письма и переезжает в другое место».

Теперь Николаю дали не автомат и каску, а ноутбук, мышку и монитор. И еще мобильный телефон для одной из задач. Его коллеги — не комбаты, а программисты, девопсы, аналитики… И атмосфера «айтишная», хотя это тоже служба.

Еще одно отличие — можно ездить домой. В части очень уютно. Место, где поспать, устроено «частно», есть карематы и спальные мешки. Но если можешь уехать переночевать домой, то никто не против.

Может ли программист вообще повлиять на ситуацию, если он хочет заниматься дальше IT-работой? Николай уверен, что да.

Потребности современной армии — это ударные дроны с самонаводящимися боеприпасами, разведка «умными» камерами с оповещением, автоматизированная обработка видео через нейросеть, платформа для сбора разведывательной информации и т. д.

Все эти вещи следует разрабатывать, автоматизировать, интегрировать, а также ускорять взаимодействие подразделений через электронные средства. Эти задачи нуждаются в высококвалифицированных специалистах.

Придумал несколько проектов — перевели в Центр инноваций

Александр, Android Engineer, служит в разведке. У него есть боевой опыт в АТО, и после службы пошел на волонтерские курсы по IT.

«На начало полномасштабной войны я работал в большом банке на должности Android Engineer.

После 24 февраля получил письмо, что остаюсь в резерве, поскольку являюсь ключевым сотрудником банка»

Но Александр ушел на фронт сам. Он попал в разведку, но не к IT-шниками, а по своей простой специальности, как и в прошлую службу.

«Но когда пришел сюда, то понял, что сегодняшняя армия очень отличается от армии 2014 года, и наши IT навыки понадобятся».

Совместно с коллегами разработчик придумал несколько проектов по улучшению разведывательных операций. Вообще стали смотреть на многое глазами IT-специалиста. К примеру, если нет связи, то чем ее заменить? Впоследствии увидели Starlink, Garmin. Пришла идея создать приложение на Android для шифрования. Параллельно занялись проектом по object detection нахождение техники противника, в том числе дронов. Кстати, потом оказалось, что подобным занимаются и ребята из другого подразделения.

«Сейчас с одобрения командиров наша маленькая команда переведена в IT-подразделение — Центр инноваций и развития оборонных технологий».

Почти 9 млн грн за двое суток собрал на ВСУ соучредитель monobank Олег Гороховский в обмен на марки с российским кораблем
Почти 9 млн грн за двое суток собрал на ВСУ соучредитель monobank Олег Гороховский в обмен на марки с российским кораблем
По теме
Почти 9 млн грн за двое суток собрал на ВСУ соучредитель monobank Олег Гороховский в обмен на марки с российским кораблем
«Когда мы приехали в пункт постоянной дислокации линия фронта была в 50 км». История Head of Marketing в Getprospect служащей в ВСУ
«Когда мы приехали в пункт постоянной дислокации, линия фронта была в 50 км». История Head of Marketing в Getprospect, служащей в ВСУ
По теме
«Когда мы приехали в пункт постоянной дислокации, линия фронта была в 50 км». История Head of Marketing в Getprospect, служащей в ВСУ
«Мы не смогли записаться ни в ВСУ, ни в ТРО. Так попали на АТЭК в «Азов». История сотрудника GetProspect защищающего Украину
«Мы не смогли записаться ни в ВСУ, ни в ТРО. Так попали на АТЕК в «Азов». История сотрудника GetProspect, защищающего Украину
По теме
«Мы не смогли записаться ни в ВСУ, ни в ТРО. Так попали на АТЕК в «Азов». История сотрудника GetProspect, защищающего Украину
Читайте главные IT-новости страны в нашем Telegram
Читайте главные IT-новости страны в нашем Telegram
По теме
Читайте главные IT-новости страны в нашем Telegram
Зарплата працівників сфери IT в Україні — одна з найвищих.

Дізнавайтеся, куди під час війни айтішники витрачають гроші.

Читайте также
Хакеры атакуют украинских операторов и провайдеров телекоммуникаций
Хакеры атакуют украинских операторов и провайдеров телекоммуникаций
Хакеры атакуют украинских операторов и провайдеров телекоммуникаций
То, что путин не сдох, митинги, YouTube и лень. Что мешает айтишникам кодить?
То, что путин не сдох, митинги, YouTube и лень. Что мешает айтишникам кодить?
То, что путин не сдох, митинги, YouTube и лень. Что мешает айтишникам кодить?
На форуме DOU обсуждают интересную тему: какие вредные привычки мешают айтишникам кодить. Разработчики признаются, что мешают не только лишь привычки, да и другие моменты. Рассказываем самое интересное.
Как уехать от войны на испанские острова и обустроиться там. Большой гайд от CRM Product Owner Uklon Лены Сингай
Как уехать от войны на испанские острова и обустроиться там. Большой гайд от CRM Product Owner Uklon Лены Сингай
Как уехать от войны на испанские острова и обустроиться там. Большой гайд от CRM Product Owner Uklon Лены Сингай
Лена Сингай, CRM Product Owner в компании Uklon, как и сотни тысяч украинцев, убегала от войны за границу. В итоге ее приняла солнечная Испания. Лена написала для dev.ua подробный гайд о том, как доехать и обосноваться в чужой стране. Вероятно, многим этот текст может быть полезным. 
«Я неизлечимо чувствую себя украинкой». Project Manager Levi9 примерила другую жизнь в Нидерландах, и в итоге вернулась в Украину
«Я неизлечимо чувствую себя украинкой». Project Manager Levi9 примерила другую жизнь в Нидерландах, и в итоге вернулась в Украину
«Я неизлечимо чувствую себя украинкой». Project Manager Levi9 примерила другую жизнь в Нидерландах, и в итоге вернулась в Украину
Project Manager IT-компании Levi9 Мария Попова вынужденно попыталась пожить за границей, как и тысячи других украинцев. Однако поняла, что жизнь за границей — не ее. Примерив другую жизнь, девушка говорит: «Я неизлечимо чувствую себя украинкой». Мария поведала dev.ua свою историю.

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Telegram-бот

Главные события и полезные ссылки в нашем Telegram-канале

Обсуждение
0

А є номер Центру Інновацій? Чи номер якогось іншого підрозділу де можуть стати в нагоді програмісти?