Про Херсон від херсонця 🔥

«Моя военная специальность — регистрация ядерных взрывов». Разработчик из EPAM создавал экзоскелет для бойцов АТО, но война изменила планы

Винничанин Айдар Аслямов — Solution Architect с четырехлетним опытом сотрудничества с EPAM. В последние несколько месяцев он пошел на military leave и заключил контракт с добровольческим подразделением ВСУ, где занимает сейчас должность командира отделения и вместе с другими коллегами помог обеспечить своих бойцов необходимым снаряжением.

Оставить комментарий
«Моя военная специальность — регистрация ядерных взрывов». Разработчик из EPAM создавал экзоскелет для бойцов АТО, но война изменила планы

Винничанин Айдар Аслямов — Solution Architect с четырехлетним опытом сотрудничества с EPAM. В последние несколько месяцев он пошел на military leave и заключил контракт с добровольческим подразделением ВСУ, где занимает сейчас должность командира отделения и вместе с другими коллегами помог обеспечить своих бойцов необходимым снаряжением.

С началом боевых действий Айдар создал убежище в своем винницком доме, который принял более ста коллег и незнакомых людей, вынужденных бежать от войны.

О постоянном потоке людей, ехавших из зоны боевых действий в первые дни российского вторжения, о помощи коллег из EPAM для его подразделения, а также планы о проекте по созданию экзоскелетов для раненых бойцов, воин рассказал dev.ua.

«Дядя, а покажи зоопарк»

В первый день полномасштабного вторжения я был дома с детьми, а жена — в Киеве, следующие два дня выбиралась оттуда.

Я капитан запаса по званию и 25 февраля я пошел в военкомат, где сказали пройти медкомиссию и ждать. 27-го повез семью на румынскую границу, и дальше транзитом они уехали в Болгарию.

Две ночи, пока я вывозил детей, ночевали в степи и стояли на румынской границе. По возвращении завершил медкомиссию в военкомате, и меня поставили на резерв для теробороны. И тогда, со 2 марта, ко мне пошел поток людей, ехавших из зоны боевых действий, ведь дом освободился, а он достаточно велик.

Вместе со старшим сыном мы начали принимать людей, которым нужно было где остановиться в Виннице. Сконтактировал с коллегой, Лилей Гапонюк, которая активно координировала поселение в Виннице, за что ей большое спасибо. Сказал ей, что у меня дом свободный, тоже оставил свои контакты на
блокпосты на въезде в город. Мой дом недалеко оттуда и ребята из блокпоста уже знали, куда подвозить людей.

Были такие случаи, что люди приезжали ночью без всяких планов, куда можно заселиться. Ехали отовсюду — из Киева, Бородянки, Ирпеня, очень много было из Харькова.

Когда захватили Запорожскую АЭС, даже из Запорожья людей было немало. Были люди и из Донецкой области. Достаточно широкая география.

Если говорить о процентах, то 70% — были с EPAM, 30% — не из компании. Когда перевалило за сотню, я уже перестал считать. Думаю, всего было где-то 140-150 гостей.

Однажды была одна ночь, когда было девять машин: шесть во дворе и еще три на улице. Это двадцать один взрослый человек и одиннадцать детей. То есть вместе тридцать три «постояльца».

В гараже был некий «мини-зоопарк» — я там специально разложил
картон, чтобы животные могли лежать или там можно было ставить клетки или переноски.

И вот в ту же ночь там было четыре собаки, где-то пять боксов с котами, еще шиншиллы, морские свинки, попугаи. Дети, которые тогда были в доме, говорили мне: «Дядя, а покажи зоопарк».


Хотя бывало нелегко, но, в общем, удавалось еще и работать параллельно. Основная волна приездов была ночью и утром, а днем удавалось поработать, убрать дома и приготовить еду.

Хочу поблагодарить нашего менеджера Ивана Минакову, который понимал ситуацию и позволял брать отгул, чтобы привести в порядок и себя, и дом. Ведь поток людей был неустанный, порой приходилось отказывать кому-то, потому что просто некуда было селить.

Никто, кроме нас

Две или три недели я занимался приемом людей, а когда эта волна убавилась — пошел в военкомат, и там мне снова сказали ждать. Мол, нет вакансий по моей военной специальности.

Я ответил: «Слава Богу, лучше, чтобы и не было». Я оканчивал высшее командно-инженерное училище по специальности «Средства контроля физико-энергетических процессов». Если говорить просто, это выявление ядерных учений и регистрация ядерных взрывов. Поэтому, конечно, лучше, чтобы такие специалисты не требовались сейчас.

Тогда я узнал, что как раз завершался набор в тероборону. Там было добровольное формирование территориальной общины, в составе которой создавались взводы со специфическими задачами. Туда брали бывших военных, «афганцев», оперативников — людей, имеющих хоть какой-нибудь опыт и отношение к военной службе.

Само формирование называется «Ветеран». Я им подошел и меня взяли. Наш взвод называется «Никто, кроме нас». Так я заключил договор добровольца.

В нашем подразделении собраны разные люди — есть прошедшие Афган, а есть молодые люди, которые раньше оружия в руках не держали, но мотивированы и хотят этим заниматься.

У нас проходят активные тренировки плюс в Винницкой области за нами закреплены определенные сектора, где мы проводим рекогносцировку (ред.: разведку на местности), там же и тренировки, патрулирование, охрана определенных объектов критической инфраструктуры.

Обеспечения здесь не хватает, так что мы фактически сами себя обеспечиваем. Я командир отделения, и мне удалось свое подразделение обеспечить всем: от формы, разгрузочных жилетов, берцов и аптечек с турникетами до раций и тепловизоров.

Большое спасибо коллегам из EPAM, которые очень помогли. Когда у меня закончились мои сбережения, обратился к коллегам, и люди за два дня собрали 60 000 грн на то, что было необходимо. Помогали, кстати, и те люди, которые у меня останавливались дома, получилась такая взаимопомощь. Но иначе и быть не может!

«Выручает на службе мой технический бэкграунд»

В нашем отделении наиболее современные тепловизоры на весь взвод, у каждого есть рация с наушниками, которые пригодятся, когда мы ходим по лесам-полям. Разобраться в этом и научить других как раз и помог технический
опыт.

Пока буду служить со своим подразделением, ведь наше отделение — это уже семья. А после победы обязательно вернусь в свои проекты в EPAM.

Очень соскучился по всей своей команде. И даже за ежедневными митингами — никогда бы не подумал, что такое может быть.

Вообще, когда я только пришел в EPAM, у меня был волонтерский проект
разработки экзоскелета для реабилитации бойцов АТО. Этот проект мы пытались сделать из EPAM на базе реабилитационного центра в Броварах.
Я тогда спаял работа, управляемая миографическими датчиками (электромиографические датчики фиксируют активность мышц). Если у человека еще какие-то действенные мышцы остались, то он, в сущности, может управлять этим экзоскелетом. Эту систему мы проверяли на реальном ветеране АТО, у которого позвоночник был перебит пулей.

Мы показали, что можем создавать это, но потом проект остановился. Чувствую, что после победы я возобновлю активность в этом направлении, потому что раненых сейчас очень много. А то, что победа будет — точно знаю, ведь этому помогает вся страна.

Ко Дню защитников и защитниц Украины. 20+ историй айтишниц и айтишников, которые теперь защищают нашу страну
Ко Дню защитников и защитниц Украины. 20+ историй айтишниц и айтишников, которые теперь защищают нашу страну
По теме
Ко Дню защитников и защитниц Украины. 20+ историй айтишниц и айтишников, которые теперь защищают нашу страну
Читайте главные IT-новости страны в нашем Telegram
Читайте главные IT-новости страны в нашем Telegram
По теме
Читайте главные IT-новости страны в нашем Telegram
Електробайки по-українськи між Києвом та Лос-Анджелесом в «СКШ»

Дивіться, чим живе Delfast під час війни в Україні

Мы запускаем рассылку об украинском IT-комьюнити. Оставьте email, чтобы понимать больше. Премьера — скоро!
Спасибо! На указанный адрес отправлено письмо для подтверждения подписки.
Читайте также
россия разработала «устойчивый рунет» и заявляет, что вся критическая инфраструтктураа работает автономно от всемирной сети. Так ли это?
россия разработала «устойчивый рунет» и заявляет, что вся критическая инфраструтктураа работает автономно от всемирной сети. Так ли это?
россия разработала «устойчивый рунет» и заявляет, что вся критическая инфраструтктураа работает автономно от всемирной сети. Так ли это?
«Моя финансовая цель — накопить $1 000 000, чтобы потом иметь пассивный доход и жить на него». Как айтишники тратят деньги и во что инвестируют
«Моя финансовая цель — накопить $1 000 000, чтобы потом иметь пассивный доход и жить на него». Как айтишники тратят деньги и во что инвестируют
«Моя финансовая цель — накопить $1 000 000, чтобы потом иметь пассивный доход и жить на него». Как айтишники тратят деньги и во что инвестируют
Зарплата айтишников в Украине — одна из самых высоких. И ИТ-отрасль во время войны — единственная отрасль, которая растет несмотря на войну. А айтишники среди тех, кто наиболее активно поддерживает армию. Средний месячный донат айтишника составляет 10% от зарплаты, или $270. dev.ua решил расспросить айтишников, куда они тратят деньги и во что инвестируют во время войны.
Не Патроном единым. Айтишник из EPAM шьет военную амуницию для собак: история чудо-стартапа для четырехлапых защитников Украины
Не Патроном единым. Айтишник из EPAM шьет военную амуницию для собак: история чудо-стартапа для четырехлапых защитников Украины
Не Патроном единым. Айтишник из EPAM шьет военную амуницию для собак: история чудо-стартапа для четырехлапых защитников Украины
Максим Лисович, Interior Designer в ЕРАМ Украина вне работы помогает амуницией украинским военным… собакам. Да, служебные псы носят уникальные жилетки и ошейники, имеют аптечки и турникеты. Четырехлапые в такой «одежде» более защищены и узнаваемы. По словам Максима, только на западе страны нас охраняют сотни военных собак. Максим помогает военным кинологам нести эту службу достойно, снабжая соответствующей амуницией, специальными аптечками и турникетами. Недавно он провел три дня подряд, собственноручно отшивая ошейники и поводки. А еще два года назад шить он не умел вообще. Вот история чудо-стартапа.
Австралийское зазеркалье. История Delivery Director EPAM, который из-за войны релокировался с семьей в Австралию: как адаптироваться и выжить за океаном?
Австралийское зазеркалье. История Delivery Director EPAM, который из-за войны релокировался с семьей в Австралию: как адаптироваться и выжить за океаном?
Австралийское зазеркалье. История Delivery Director EPAM, который из-за войны релокировался с семьей в Австралию: как адаптироваться и выжить за океаном?
Григорий Климов — директор по деливери и руководитель крупной Platform Engineering-практики в EPAM. Больше 10 лет он строил свою карьеру в украинском офисе, но война заставила его с семьей кардинально изменить жизнь. В марте Григорий с женой и тремя детьми уехали из родного Харькова, некоторое время провели в ЕС, а затем отправились в Австралию. «Я мечтал жить в этой стране, когда уйду на пенсию. Но война подтолкнула к тому, чтобы принять решение гораздо быстрее», — говорит Григорий. Вот его история.

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Telegram-бот

Главные события и полезные ссылки в нашем Telegram-канале

Обсуждение
Комментариев пока нет.