В Украине узаконили крипту. Что это означает? Кто выиграет? Кто проиграет?

Верховная Рада приняла во втором чтении закон «О виртуальных активах». Или, как принято говорить в профильной тусовке, легализовала крипту в Украине. Теперь инициативу должен подписать президент. И пока нет никаких оснований полагать, что этого не произойдет в ближайшее время.

В Украине узаконили крипту. Что это означает? Кто выиграет? Кто проиграет?

Верховная Рада приняла во втором чтении закон «О виртуальных активах». Или, как принято говорить в профильной тусовке, легализовала крипту в Украине. Теперь инициативу должен подписать президент. И пока нет никаких оснований полагать, что этого не произойдет в ближайшее время.

«Общая капитализация криптоиндустрии превысила $2 трлн. Впечатляющий оборот, как для сектора экономики, существующего менее 10 лет», — написал в своем Telegram-канале министр цифровой трансформации Михаил Федоров.

Как он считает, создается топовая юрисдикция (Украина), где у криптокомпаний будут прозрачные условия взаимоотношений с государством, удобная работа с регулятором и выгодное налогообложение.

Редакция dev.ua решила опросить участников рынка и узнать у них, что они думают о новой государственной инициативе.  

Плюсы

Первопроходец в сфере аукционов госимущества на базе Blockchain в Украине, а ныне учредитель новой компании по виртуальным активам Rarify.tech  Лаша Антадзе считает, что главное преимущество, которое может получить криптоиндустрия от принятия закона «О виртуальных активах» — это появление правового поля для владения этими самыми цифровыми активами. 

Управляющий партнер ЮК «Юскутум» Артем Афян размышляет похожим образом.

Правовая определенность, по его словам, позволит понять, как учитывать виртуальные активы. Юрлица смогут брать их на баланс, могут выпускать свою крипту. 

Как рассказывает Афян, вводятся правила для профессиональных игроков: биржи, обменники. Это значит, что такие игроки смогут работать с иностранными банками, получать деньги, а не работать, постоянно ссылаясь на серую схему. 

«А когда юрлица смогут работать с криптой, это значит, что в рынок зайдет больше денег», — рассуждает юрист.  Например, через новые фонды.  

Основатель Kuna Exchange Михаил Чобанян тоже считает, что возможность открытия счета в украинских банках для участников криптоиндустрии — это плюс.

«Даже моя площадка сможет это сделать», — уточняет он. С другой стороны, как говорит Чобанян, вряд ли стоит ожидать, что на подобных банковских счетах будут обращаться большие деньги.

Лаша Антадзе считает, что легальный статус будет защищать  пользователя криптоактивов в будущем. 

«Он может пойти в суд и бороться за свое право собственности. Но мы должны помнить, что в лучшем случае мы можем защищать свое право в суде, если нарушающая сторона идентифицирована. Из-за технического свойства блокчейна исполнение судебного решения о возврате самого актива может не осуществляться», — подчеркивет он.

Еще один плюс, по словам Антадзе — это возможность капитализации для компании в  сфере виртуальных активов. 

«Это преимущество мы получили вообще на глобальном уровне, так как сегодня большинство фирм других странах не могут положить цифровые активы на баланс и этим поднять стоимость компании», — подчеркивает он.

Минусы

Не у всех участников индустрии принятие законопроекта о крипте вызывает эйфорию. «Чем больше я общаюсь с нашими чиновниками, тем больше понимаю, что все эти законы — это, конечно, бесполезная вещь», — подчеркивает основатель Kuna Exchange Михаил Чобанян.  

По мнению Чобаняна, крипта в Украине развита как раз потому, что государства не было в игре. А если в какой-то сфере появляется государство, сфера начинает умирать. 

«Законы — это всегда ограничения. А ограничения — подрезание крыльев тем людям, которые творят», — говорит Чобанян.

Лаша Антадзе добавляет здесь, что новая законная возможность может стать главным инструментом для отмывания денег. 

«Не думаю, что у регуляторов есть ресурс на контроль этих потоков. В итоге цифровые активы могут стать дополнительным средством для коррупции. Ведь новый закон наделяет государство ролью активного наблюдателя и активного игрока», — подчеркивает Антадзе. 

Михаил Чобанян считает, что государство как регулятор новой сферы столкнется банально с кадровым голодом. Кто пойдет заниматься криптой в государственный орган? Где взять таких людей? Ведь все существующие профи, которых на самом деле единицы, хорошо зарабатывают, и им не хочется лезть в эту игру.   

Артем Афян также говорит о том, что остается еще очень много недоработок.

Например, нет налогового законопроекта в привязке к проекту о виртуальных активах. 

«А значит, радость еще не наступила», — подчеркивает юрист.

В принципе, пока нет готовых подзаконных актов.

«Есть момент, который может многих смутить. И это жесткое условие Нацбанка — крипта не признается средством платежа. Можно будет нею расплачиваться через шлюзы — проводить оплату через гривню», — резюмирует Артем Афян.

Хочете повідомити важливу новину? Пишіть у Telegram-bot.

А також підписуйтесь на наш Telegram-канал.

Читайте также

Alibaba запрещает торговлю оборудованием для майнинга криптовалюты на своих платформах
Alibaba запрещает торговлю оборудованием для майнинга криптовалюты на своих платформах
Alibaba запрещает торговлю оборудованием для майнинга криптовалюты на своих платформах
СБУ разоблачила сеть подпольных сall-центров, сотрудники которых обворовывали владельцев криптовалют
СБУ разоблачила сеть подпольных сall-центров, сотрудники которых обворовывали владельцев криптовалют
СБУ разоблачила сеть подпольных сall-центров, сотрудники которых обворовывали владельцев криптовалют
Китай планирует полностью запретить криптовалюту. Будущее виртуальных денег под угрозой?
Китай планирует полностью запретить криптовалюту. Будущее виртуальных денег под угрозой?
Китай планирует полностью запретить криптовалюту. Будущее виртуальных денег под угрозой?
Китайское табу на криптовалютные операции: что это значит для мирового рынка виртуальных активов?
Китайское табу на криптовалютные операции: что это значит для мирового рынка виртуальных активов?
Китайское табу на криптовалютные операции: что это значит для мирового рынка виртуальных активов?