Блиц-интервью с киберполицейским: барышню пригласили из региона, пообещав ей золотые горы. Она работала веб-моделью на человека, угрожавшего ей физической расправой.

Первый заместитель начальника Департамента киберполиции Сергей Кропива выступал в рамках конференции TIM-2021 в Киеве. Журналисту dev.ua удалось с ним пообщаться и расспросить, над чем сейчас работает его служба. 

Оставить комментарий
Блиц-интервью с киберполицейским: барышню пригласили из региона, пообещав ей золотые горы. Она работала веб-моделью на человека, угрожавшего ей физической расправой.

Первый заместитель начальника Департамента киберполиции Сергей Кропива выступал в рамках конференции TIM-2021 в Киеве. Журналисту dev.ua удалось с ним пообщаться и расспросить, над чем сейчас работает его служба. 

Коротко прошлись по всему: от фейковых сайтов с арендой жилья в Карпатах до веб-моделей, организаторов порно-студий и вируса-шифровальщика Clop. Мошенники, причастные к нему, обналичивали свои преступные заработки на территории нашей страны.

Сергей Кропива первый заместитель начальника Департамента киберполиции

–Какие самые распространенные киберпреступления в Украине?

Сергей Кропива

Больше всего онлайн-фрода в разнообразных его вариациях.  Потом, пожалуй, идет противоправный контент, в связи с чем к нам обращаются правообладатели.

А еще это разнообразные хакерские атаки, которые осуществляются для извлечения информации и биллинговых данных, получения доступа к техническому или серверному оборудованию с целью контроля и вымогательств.  

–Онлайн-фрод: от чего больше всего страдают украинцы?

Сергей Кропива

Вообще-то очень просто создать фейковый сайт. Сейчас, например, начнется период выезда в Буковель. Вот и активизируются мошенники, создающие фейковые аккаунты и сайты, на которых предлагают арендовать дома.

Люди платят, рассчитывая, например, попасть на отдых в новогодние дни и  отлично провести время, а по приезду оказывается, что их никто не ждет. Но деньги уже ушли, да еще добавился серьезный стресс.

Есть и много фишинговых ссылок, созданных липовыми доставщиками.  Люди уверены, что это оригинальный сайт, поэтому раскрывают личную информацию, указывают данные банковских карт, в том числе срок их действия, CVV-коды. А мошенники потом снимают деньги. 

— Каков типичный портрет мошенника?

Сергей Кропива
Во-первых, таких дельцом много. Во-вторых, они достаточно креативны, умеют анализировать данные, знают психологию. Понимают, в какое время и с какой именно информацией необходимо обратиться к потенциальному клиенту и на что он клюнет.

— Как много обращений в киберполицию?

Сергей Кропива

Наши отделы находятся в каждом регионе. Ежедневно в подразделения киберполиции поступает около 200 заявлений.

Человек, заинтересовавшийся нашим сервисом и получивший от нас помощь, потом делится информацией с другими, благодарит нас в интернете, на нашем сайте. В результате возрастает доверие к киберполиции, увеличивается количество обращений к нам. И мы стараемся работать добросовестно.

–Как часто удается найти мошенников?

Сергей Кропива
Довольно часто. То есть, это регулярный результат. Мы каждый день проводим обыски. Например, только сегодня по стране их 86. Иногда люди, обращающиеся к нам, ошибочно думают, что у нас простая работа. Мол, я же вот заявил, почему уже на следующий день не поймали злоумышленника? Но важно не только найти афериста, а еще и доказать преступный умысел, определить всех причастных к схеме. Конечно, много времени занимает документирование, ведь если просто заблокировать ресурс мошенника, он тут же создаст новый. Наша основная задача  — дойти до конечного бенефициара. 

— Мы разбирали недавно кейс: полиция сделала контрольную закупку услуг веб-моделей, а потом их арестовала. Как часто это происходит? 

Сергей Кропива

Для начала скажу, что общественный резонанс не всегда позитивен. Иногда у людей в этих случаях возникает мнение, что киберполиции больше нечем заняться. На самом деле мы должны реагировать на все обращения и заявления, которые к нам приходят. Конечно, мы и сами проводим мероприятия, направленные на установление того или иного противоправного действия в сети. Можем, например, найти людей, занимающихся распространением порнографии. Это уголовно наказуемое деяние, предусмотренное статьей 301 УК. Но если к нам обратились еще и граждане, то мы, естественно, как сотрудники полиции не имеем права оставить это без внимания.

Возможно, кто-то считает, что подобный контент не представляет особой общественной опасности, но это ведь уголовное преступление.

Мы должны не только определить личность конкретной модели с порнографическим амплуа, но и выяснить, занимается ли она этим по собственной инициативе или ее к этому принуждают. Ведь в таком случае картина принципиально меняется.

Возможно, у так называемой эротической модели есть какой-то администратор. У нас был случай, когда барышню привлекли из другого региона, пообещав ей золотые горы. Но когда начали с ней работать, заявили о неких штрафных санкциях и о ее очень крупных долгах. В результате она работала на человека, который угрожал ей физической расправой.

Во всех ситуациях необходимо докопаться до сути.

Замечу, что и сама модель тоже совершает наказуемое деяние — распространяет порнографические материалы. Сказать, что это не  общественно опасное занятие? Но мы ведь направляем усилия и на то, чтобы вычислить людей, создающих преступные схемы. Они заманивают моделей умелыми манипуляциями, обещаниями хорошего заработка. Они же координируют их деятельность. Это нельзя игнорировать.

В Нацполиции есть отдельное подразделение — полиция миграционная. Там занимаются, в частности, и предотвращением торговли людьми, борются с сутенерством, сводничеством. Это их зона ответственности. Но если к нам пришло обращение граждан, мы также обязаны проверить полученную информацию и подтвердить ее или опровергнуть.

— Насколько эффективно обращаться к вам? И как вы отрабатываете кибератаки?

Сергей Кропива

Однозначно –эффективно. У нас есть колл-центр, работающий непрерывно. Есть и группа, готовая к выезду, к сбору всех необходимых материалов,  к установлению VPN и серверов, с которых осуществлялась кибератака. Потом мы с нашими коллегами, украинскими и иностранными, проводим мероприятия, направленные на идентификацию преступников. Наша ключевая задача — найти людей, заказавших кибератаку.

На самом деле есть много пользователей, даже не подозревающих, что их компьютер заражен, а они сами стали частью ботсети.

–И как, получается найти заказчиков?

Сергей Кропива

Это сложно, конечно. Но помогает международная кооперация и систематическая работа. Есть позитивные кейсы, которые мы реализовываем. Только в этом году провели 9 международных совместно с ФБР США, с Кореей, Францией, Германией.

Надо понимать, что если кибератака глобальная, то во главе ее не один человек, постоянно находящийся в одном городе. Это множество людей, чаще всего даже не знакомых друг с другом, а пользующихся лишь никами. 

— С Кореей была связана большая мошенническая схема с участием украинских правонарушителей. В августе киберполиция разоблачила мошенников, которые с помощью вируса-шифровальщика Clop нанесли корейским компаниям, да и не только корейским, убытков на полмиллиарда. Чем эта история закончилась? 

Сергей Кропива
Еще проводится досудебное расследование. Арестовали и изъяли технику, она на экспертизе у наших коллег в Корее и Штатах. Проводятся необходимые действия. Вскоре будет оглашено подозрение участникам преступной схемы как в Украине, так и в этих государствах. Попались шифровальщики, вымогатели и дельцы, обналичивавшие деньги на территории нашей страны.
В Виннице киберполиция разоблачила фейковый call-центр с месячным оборотом 6 млн грн
В Виннице киберполиция разоблачила фейковый call-центр с месячным оборотом 6 млн грн
По теме
В Виннице киберполиция разоблачила фейковый call-центр с месячным оборотом 6 млн грн
Три украинца делают маркетплейс киберзащиты. Привлекли $11 млн. Что о них известно
Три украинца делают маркетплейс киберзащиты. Привлекли $11 млн. Что о них известно
По теме
Три украинца делают маркетплейс киберзащиты. Привлекли $11 млн. Что о них известно
Рынок кибербезопасности в Украине составляет $153 млн. Это в 1000 раз меньше чем в мире
Рынок кибербезопасности в Украине составляет $153 млн. Это в 1000 раз меньше, чем в мире
По теме
Рынок кибербезопасности в Украине составляет $153 млн. Это в 1000 раз меньше, чем в мире
Киберполиция победила СБУ Нацбанк и Минобороны в киберсоревнованиях
Киберполиция победила СБУ, Нацбанк и Минобороны в киберсоревнованиях
По теме
Киберполиция победила СБУ, Нацбанк и Минобороны в киберсоревнованиях

Хочете повідомити важливу новину? Пишіть у Telegram-bot.

А також підписуйтесь на наш Telegram-канал — dev.ua: IT України.

Читайте также

Украинский криптостартап Global Ledger продал часть своих акций швейцарскому Promethiem за $3,5 млн
Украинский криптостартап Global Ledger продал часть своих акций швейцарскому Promethiem за $3,5 млн
Украинский криптостартап Global Ledger продал часть своих акций швейцарскому Promethiem за $3,5 млн
Три украинца делают маркетплейс киберзащиты. Привлекли $11 млн. Что о них известно
Три украинца делают маркетплейс киберзащиты. Привлекли $11 млн. Что о них известно
Три украинца делают маркетплейс киберзащиты. Привлекли $11 млн. Что о них известно
Рынок кибербезопасности в Украине составляет $153 млн. Это в 1000 раз меньше, чем в мире
Рынок кибербезопасности в Украине составляет $153 млн. Это в 1000 раз меньше, чем в мире
Рынок кибербезопасности в Украине составляет $153 млн. Это в 1000 раз меньше, чем в мире
Хакнул 100 иностранных компаний, нанеся ущерб на $150 млн. 25-летний хакер-злоумышленник рискует попасть в тюрьму на 12 лет
Хакнул 100 иностранных компаний, нанеся ущерб на $150 млн. 25-летний хакер-злоумышленник рискует попасть в тюрьму на 12 лет
Хакнул 100 иностранных компаний, нанеся ущерб на $150 млн. 25-летний хакер-злоумышленник рискует попасть в тюрьму на 12 лет

Обсуждение

Комментариев пока нет.