Мы запускаем рассылку об украинском IT-комьюнити. Оставьте email, чтобы понимать больше. Премьера — скоро!
Спасибо! На указанный адрес отправлено письмо для подтверждения подписки.
Hot! dev.media шукає менеджера з продажу спецпроєктів

Меньше стресса, больше рацио. Нейробиолог в армии разработал курс, который поможет защитникам сохранять головы холодными: как это работает

Боевой стресс, страх на поле боя — это привычные спутники военного во время боевого задания. К тому же многие факторы влияют на поведение и в свободное время, что может привести к недоразумениям. Кандидат биологических наук, поведенческий эксперт Виктор Комаренко вряд ли думал, что станет военным психологом, и сейчас, находясь в рядах полка Сил спецопераций, ученый исследовал возникающие у бойцов и командиров проблемы и создал курс для военных. О чем идет речь — в интервью dev.ua.

Оставить комментарий
Меньше стресса, больше рацио. Нейробиолог в армии разработал курс, который поможет защитникам сохранять головы холодными: как это работает

Боевой стресс, страх на поле боя — это привычные спутники военного во время боевого задания. К тому же многие факторы влияют на поведение и в свободное время, что может привести к недоразумениям. Кандидат биологических наук, поведенческий эксперт Виктор Комаренко вряд ли думал, что станет военным психологом, и сейчас, находясь в рядах полка Сил спецопераций, ученый исследовал возникающие у бойцов и командиров проблемы и создал курс для военных. О чем идет речь — в интервью dev.ua.

Военная история

Еще за несколько недель до вторжения россии я уже понимал, что в случае войны пойду с оружием защищать страну, свой дом, семью, будущее моих детей. Меня просто выбивала безапелляционная наглость северного соседа по отношению к украинцам и Украине.

Первый день был очень эмоционален: коллапс на автомагистралях, мгновенный дефицит горючего, очереди в местных магазинах, дефицит «стратегических» продуктов, невозможность контролировать ситуацию.

Связался с координаторским центром местной терробороны. Записали мои контакты, заверили: побеспокоят на следующий день. Никто не позвонил по телефону. Безуспешно пытался связаться с военкоматом.

Утром 26 февраля решил самостоятельно добраться до военкомата. Был уверен, что на этот раз удастся попасть в армию, тем более что я офицер запаса. Но попытка оказалась неудачной: районный военкомат готовился к эвакуации, мне порекомендовали поехать в любой другой военкомат Киева и решать свои вопросы.

По дороге случайно проезжал мимо здания, из которого выходили вооруженные молодые люди. Их вид, амуниция, покой и одновременно решительность вызывали доверие. Промелькнуло мнение, что это шанс получить возможность вступить в силы сопротивления.

Так я попал в состав подразделения, только начинавшего свое формирование — полка Сил специальных операций «Азов».

Факторы адаптации

Попав в один из батальонов полка ССО «Азов», я не планировал заниматься профессиональной деятельностью — анализом или моделированием поведения. Но невольно начал наблюдать, как вчерашние гражданские превращались в военных.

На их адаптацию влияли многочисленные факторы:

  • война в стране
  • переживания за безопасность своих родных
  • тревожные новости с фронтов
  • резкое изменение окружающей обстановки с мирной на военную
  • ограничение привычных свобод и прав
  • необходимость подчиняться/отдавать приказы
  • изменение статуса и т. д.

Особое любопытство привлекали действия командиров при формировании подразделений. Им приходится управлять отличными друг от друга людьми. Мы все здесь отличаемся по темпераменту, возрасту, образованию, профессиям, физическим возможностям, военному опыту и десяткам других критериев. И нужно не только учитывать индивидуальные особенности бойцов, но и проявлять упругость в собственном поведении.

Фото из личного архива Виктора Комаренко

Все свои наблюдения я фиксировал в заметках и сначала планировал использовать их в своих учебных программах, которые провожу вместе с коллегами из Beehiveor. Мы исследуем поведение, его моделирование и создаем решения — в том числе и технологические, позволяющие анализировать различные поведенческие параметры и психофизиологические состояния.

Но однажды, когда наш батальон формально завершил свое формирование и мы ждали приказа на выезд в зону боевых действий, я стал случайным свидетелем интересного разговора, фактически заставившего провести занятия для командиров по прикладной психофизиологии.

Заместитель командира одной из рот делился с представителем полкового командования наболевшим: командный состав боевых подразделений не знал, как работать с конфликтами в коллективах, поддерживать боевой дух, мотивацию у подчиненных.

Командирам нужна научная база

Большинство озвученных в разговоре проблем возникло, потому что командирам не хватало актуальной информации о том, как формируется наше поведение при разных обстоятельствах, в которых мы оказываемся:

  • Как развивается стресс-реакция и какие могут себя повести бойцы в условиях боевых действий, особенно когда военные не имеют достаточного боевого опыта.
  • Почему при одинаковых условиях взаимодействия «командир подчиненный» одни бойцы мотивированы и отлично выполняют приказы, а другие наоборот, демотивируются.
  • Какими должны быть программы подготовки молодых бойцов, чтобы большинство новобранцев остались в подразделении, «прокачали» свою стрессоустойчивость и удовлетворяли высокие стандарты подготовки солдат.
  • Как должно быть доведено до бойцов боевая задача, чтобы солдаты не превратились в толпу просто вооруженных людей, не умеющих принимать решения.
  • Как научиться принимать решения в условиях смертельной опасности.

На большинство из них есть четкие ответы. Современные знания по нейро- и психофизиологии, поведенческим наукам могут пригодиться и во время военной подготовки бойцов, и во время боевых действий и во время восстановления личного состава. Тем более что опыт выучки спецназовцев ведущих армий мира показал, что сочетания научных знаний и военного опыта дают отличный результат.

Будучи специалистом в области поведенческих дисциплин и нейронаук, решил разработать небольшой курс для командного состава боевых подразделений батальона «Психофизиология войны». Эту низовую инициативу положительно рассмотрело командование батальона и курс был поставлен в план обучения командиров отделений, взводов и рот.

Я пытался в материалах курса раскрыть три, на мой взгляд, ключевые темы, на которые, прежде всего, должны обратить внимание командиры подразделений.

  • природа индивидуальных отличий поведения
  • боевой стресс и способы снижения интенсивности стресс-реакций
  • мотивация и обучение личного состава подразделений

Мы разбирали, почему одни решения или действия командиров были верными, а другие ложными. Объяснения часто были на уровне механизмов поведенческих реакций.

С одной стороны, этот материал не просто воспринимать. С другой, имея представление о том, что, когда и как происходит в нашем организме, нервной системе, как проявляются индивидуальные особенности поведения в стрессовых ситуациях, гораздо проще находить способы контролировать нежелательные аффективные реакции и изменять их на эффективные действия.

Цена положительного мышления

Представьте ситуацию, смоделированную при обучении на полигоне. Взвод выполняет боевое задание согласно плану, заранее тщательно спланированному. Все идет хорошо, командир контролирует действия подразделения. Но в какой-то момент условный враг проявляет военную смекалку и сценарий операции неожиданно изменился.

Командиру нужно принимать решения. Есть ряд факторов, мешающих хладнокровному командованию: высокая цена ошибки, нехватка времени на обдумывание, дезориентация в обстановке и т. д.

Даже в условиях обучения это мощные стрессоры, которые:

  • способствовали негативным мнениям бойцов типа «все пропало, изменить ситуацию невозможно, выполнить задачу уже нет возможности»
  • спровоцировали импульсивное, аффективное поведение командира
  • заставили командира давать противоречивые приказы и уточнения по исполнению

Если руководствоваться современными знаниями о формировании поведения во время действия сильных стрессоров, можно научиться и быстро овладевать себя в неожиданных ситуациях и взять под контроль свое импульсивное поведение, и преодолевать чрезмерный страх, и положительно мыслить, когда все плохо.

Положительное мышление очень важно: невольно побуждает к поиску действенных способов устранения причин смертельной опасности при контакте с врагом или выполнения боевой задачи.

Методы психологической подготовки спецназовцев сил специальных операций армии США основываются на академических знаниях по психофизиологии, поведенческим наукам. Психологической подготовке отводится не меньше внимания, чем физической.

Научно обоснованный подход позволил не менее чем на 30% снизить показатель выбраковки курсантов во время обучения. Опыт специалистов из США интересно изучать, поэтому во время подготовки своих материалов я также использовал первоисточники, описывающие методологические подходы работы американских тактических психологов.

Западные инструкторы, проводившие обучение моему батальону на полигоне, невольно стали моими соратниками: они часто озвучивали бойцам тезисы, подобные тем, что лежат в основе моего курса.

Фидбек

Курс честно зашел не всем. На занятиях были дискуссии с командирами, пропагандирующими авторитарный тип командования и откровенно считают, что в армии едва ли не лучшим методом мотивации подчиненных является наказание.

Но в основном материал и примеры, которые его иллюстрировали, воспринимались с интересом, потому что давал ответы на многие вопросы, которые беспокоили командиров подразделений.

Удавалось поднять мотивацию самих командиров, когда в качестве положительных примеров к материалу курса приводил боевой или организационный опыт. Теперь они его будут повторять и видоизменять не случайным образом, а зная как, когда и почему он принесет больше пользы.

Например, некоторые из успешных командиров взводов часто по вечерам в свободное время общались со своими подчиненными. Это были полуформальные встречи. На них обсуждали проблемы коллектива и отдельных военных, доводили до них важную информацию, разъясняли указания высшего командования и т. д.

Фото из личного архива Виктора Комаренко

Казалось, как простой инструмент может способствовать формированию коллектива? Дело в том, что во время подобных разговоров командиры, просто, как им казалось, доносят информацию, а снижали тем самым ощущение неопределенности у своих подчиненных. Военная среда становилась для новобранцев менее аверсивной — неприятным, отрицательным стрессором.

У бойцов исчезал страх перед будущим, они получали возможность планировать, сохранить мотивацию учиться и приобретать новые навыки.

Командиры во время таких бесед выявляли, а впоследствии по возможности удовлетворяли персональные потребности подчиненных. Тем самым переключали их внимание, ресурс которого у человека достаточно ограничен, для решения собственных проблем на военную подготовку, чем способствовали формированию мотивации служить именно в этом подразделении.

Еще одним важным положительным результатом бесед в коллективах взводов было поддержание статуса подчиненных и формирование их доверия к своим командировам. Когда бойцы могут откровенно поговорить со своим начальником, не боясь наказания, а последние прислушиваются к словам подчиненных, то это повышает статус бойцов, их чувство значимости в подразделении.

Высокий статус — фактор, мотивирующий человека оставаться в коллективе и выполнять свои обязанности. Всем хочется и нравится быть уважаемым, нужным и полезным.

С другой стороны, открытость и открытость командира в обсуждении наболевших вопросов подразделения, готовность выслушать низшего по статусу — первый шаг в формировании высокого авторитета и доверия к самому командиру со стороны подчиненных.

Не думаю, что командиры, практиковавшие описанные встречи с личным составом, именно так рассматривали возможные последствия своей коммуникации с бойцами.

Контролировать страх

В условиях боевых действий нужно прежде всего контролировать 2 фактора: страх и свою импульсивную реакцию на опасность.

Страх это сразу враг военнослужащий и друг. Страх позволяет мобилизовать ресурсы для выживания и выполнения боевой задачи. Но нужно его контролировать, в противном случае он может перейти в панику.

Я использую несколько способов управления страхом, контролем своего поведения.

Часть применяю, когда существует реальная угроза здоровью или жизни. Например:

  • Если испытываю сильный страх, сопровождающийся чрезмерным возбуждением и приведший к аффективным реакциям, начинаю глубоко дышать. Это снижает чрезмерную активность мозга, возвращает его в состояние, при котором восстанавливается способность овладеть собой и принять обдуманное решение.
  • Если я оказался в новой для себя угрожающей ситуации, повторяю действия и слушаю приказы более опытных собратьев.
  • Думаю положительно: оцениваю опасную ситуацию как такую, что можно и нужно преодолеть; вспоминаю, какими средствами и навыками владею, чтобы устранить или уменьшить опасность

Опередить страх

Также контролирую свой страх путём действия на опережение. Вот пример простых таких мер, повышающих уверенность в условиях боевых столкновений или других опасных ситуаций на войне:

  • Ищу возможность отработать свои тактические и огневые навыки. В идеале они должны быть доведены до автоматизма. Это придает уверенность, ведь в случае неожиданной опасности понятно, что делать. Ситуация становится более контролируемой, исчезает чувство беспомощности. Не тратится время на принятие решения, импульсивная поведенческая стресс-реакция «бей-замри» замещается на профессиональные действия.
  • Интересуюсь боевым опытом других собратьев. Не стесняюсь просить, чтобы они научили чему-то полезному.
  • Предполагаю свои действия в случае тех или иных ситуаций, которые могут возникнуть в условиях боевых действий. Такое моделирование своего поведения способствует формированию нервных связей в центрах мозга, обеспечивающих контроль моих реакций в реальных условиях. Они будут быстрее и точнее, поэтому снижается вероятность формирования, аффективного поведения, чрезмерного страха.
  • Читаю специальную литературу о боевых стрессах и методах работы с ними — новые знания это очень эффективное средство снижения вреда от стрессов и повышения уверенности.

Масштаб

По запросу командиров рот провожу индивидуальную работу с бойцами, нуждающимися в поддержке из-за пережитого боевого стресса. Консультирую командиров по поддержанию мотивации бойцов или воспитательной работе с «проблемными» подчиненными.

Есть много желающих стать в ряды полка ССО «Азов», поэтому меня интересует, например, возможность разработать систему мотивации для курса молодого бойца, которая привлекает новобранцев к овладению военными навыками и мотивировала научиться преодолевать испытания, а не сдаваться на полпути и бросать курс, а вместе и свою мечту стать настоящим воином.

И информация, изложенная в моем курсе, не уникальна только для подразделений «Азова». Уникальность в видении как донести аудитории важную информацию, на чем акцентировать основное внимание, как помочь применять полученные знания на практике.

Методы, как противодействовать боевым стрессам, «цементировать» военные коллективы, мотивировать бойцов для разных родов войск, для разных подразделений будут подобными. Различия только могут быть в деталях, в контекстах, в которых несут службу военные разных соединений и частей.

В последнее время часто вижу посты об отдельных военных психологах, работающих с вопросами, освещаемыми в своем курсе. Есть специалисты, которые по этой теме уже не один год. И они профессионалы своего дела, имеют многочисленную аудиторию.

Но дело в том, что это все отдельные инициативы.

Психологическая подготовка личного состава военных подразделений не поставлена на рельсы. При этом на сегодняшний день численность армии в связи с войной возросла в разы и ее ряды пополнили гражданские люди. Хотел бы ошибаться в своей оценке.

Технологии идут на помощь

Как я уже говорил, Beehiveor создает наукоемкие продукты и предоставляет услуги, связанные с анализом поведения. Сейчас Сергей Данилов с командой заканчивают разработку очень актуального для нашей страны инструмента под названием Anima: это диагностический онлайн комплекс, направленный на определение состояния внимания для прогнозирования уровня тревожности, вероятности наличия и возникновения расстройств тревожного спектра и посттравматических расстройств.

В основе технологии лежит использование анализа движения глаз (eye tracking) с помощью обычных веб-камер компьютеров.

При повышении тревожности снижается наша способность концентрировать свое внимание. А движения глаз позволяют очень точно оценить степень сконцентрированности человека, а значит и уровень его тревожности. По результатам обследования, полученным с помощью Anima, можно гораздо точнее диагностировать степень тревоги, чем с помощью традиционных методов — субъективного заполнения опросников-самоотчетов.

Пока решение уже проходит полевые испытания.

Читайте главные IT-новости страны в нашем Telegram
Читайте главные IT-новости страны в нашем Telegram
По теме
Читайте главные IT-новости страны в нашем Telegram
«Пора немного невербального общения с россиянами». Как коммерческие беспилотники по $3000 совершают революцию в боевых действиях: история из окопов Николаевщины от WSJ
«Пора немного невербального общения с россиянами». Как коммерческие беспилотники по $3000 совершают революцию в боевых действиях: история из окопов Николаевщины от WSJ
По теме
«Пора немного невербального общения с россиянами». Как коммерческие беспилотники по $3000 совершают революцию в боевых действиях: история из окопов Николаевщины от WSJ
Психологическая оборона, армия эльфов и обсерватория цифровых медиа. Как в ЕС воюют с фейками о войне в Украине
Психологическая оборона, армия эльфов и обсерватория цифровых медиа. Как в ЕС воюют с фейками о войне в Украине
По теме
Психологическая оборона, армия эльфов и обсерватория цифровых медиа. Как в ЕС воюют с фейками о войне в Украине
Айтішник розробив та створив болід власноруч.

Дивіться на каналі dev.ua тест-драйв спорткара.

Мы запускаем рассылку об украинском IT-комьюнити. Оставьте email, чтобы понимать больше. Премьера — скоро!
Спасибо! На указанный адрес отправлено письмо для подтверждения подписки.
Читайте также
США в очередном пакете помощи предоставит Украине дроны Switchblade 600. Подробности об этих и других «птичках», которыми пользуются украинские защитники
США в очередном пакете помощи предоставит Украине дроны Switchblade 600. Подробности об этих и других «птичках», которыми пользуются украинские защитники
США в очередном пакете помощи предоставит Украине дроны Switchblade 600. Подробности об этих и других «птичках», которыми пользуются украинские защитники
Среди списка помощи, которую предлагает Пентагон, есть дроны-камикадзе Switchblade 600, которые официальный Киев просил передать ранее. Контракт на исследование и разработку для 10 дронов SwitchBlade 600 производителя Aerovironment, ожидается в течение следующих 30 дней, заявила пресс-секретарь Пентагона Джессика Максвелл в электронном письме News Defense. Мы собрали список дронов, которые используют украинцы против врага, в том числе и подробности о Switchblade 600. (текст от 17 мая 2022 года)
1 комментарий
Десятиклассник с Волыни разработал систему отслеживания перемещения беспилотников. Ею заинтересовались в ВСУ
Десятиклассник с Волыни разработал систему отслеживания перемещения беспилотников. Ею заинтересовались в ВСУ
Десятиклассник с Волыни разработал систему отслеживания перемещения беспилотников. Ею заинтересовались в ВСУ
1 комментарий
Логистику ВСУ хотят оцифровать по IT-стандартам НАТО. Военные уже изучают систему LOGFAS. Рассказываем, как это работает и когда внедрят
Логистику ВСУ хотят оцифровать по IT-стандартам НАТО. Военные уже изучают систему LOGFAS. Рассказываем, как это работает и когда внедрят
Логистику ВСУ хотят оцифровать по IT-стандартам НАТО. Военные уже изучают систему LOGFAS. Рассказываем, как это работает и когда внедрят
Логистика и учет в ВСУ по-прежнему ведут в бумажных журналах. С лета Минобороны решило перевести армию на цифровые колеса и внедрить IT-систему логистики НАТО LOGFAS. Как она работает и что даст военным, объяснил Forbes. dev.ua публикует самое важное из материала.
Львовский стартап Immortal запустил сервис, предоставляющий услуги «цифровых памятников». QR-код на могиле расскажет всю историю погибшего
Львовский стартап Immortal запустил сервис, предоставляющий услуги «цифровых памятников». QR-код на могиле расскажет всю историю погибшего
Львовский стартап Immortal запустил сервис, предоставляющий услуги «цифровых памятников». QR-код на могиле расскажет всю историю погибшего

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Telegram-бот

Главные события и полезные ссылки в нашем Telegram-канале

Обсуждение
Комментариев пока нет.