💻 MayBee: френдлі HRM система. Просте та iнтуїтивне управління комплексними HR процесами 🔥

Пожалуй, самое большое и глубокое интервью с MacPaw. Прочитав его, ты поймешь всю философию, замысел и планы Александра Косована

MacPaw — одна из крупнейших украинских IT-компаний Украины с 15-летней историей и многомиллионным доходом. Но ее клиенты в основном сосредоточены на зарубежных рынках. Потому и новостей о MacPaw в нашем информационном пространстве относительно мало. И вообще, что такое MacPaw? «Приложение для очистки работы MacBook». Вот она, визитка, о которой вам вспомнит почти каждый, хотя бы немного в теме. А глубже? А глубже — пропасть. Немногие из наших знакомых описали деятельность компании достаточно полно.

Оставить комментарий
Пожалуй, самое большое и глубокое интервью с MacPaw. Прочитав его, ты поймешь всю философию, замысел и планы Александра Косована

MacPaw — одна из крупнейших украинских IT-компаний Украины с 15-летней историей и многомиллионным доходом. Но ее клиенты в основном сосредоточены на зарубежных рынках. Потому и новостей о MacPaw в нашем информационном пространстве относительно мало. И вообще, что такое MacPaw? «Приложение для очистки работы MacBook». Вот она, визитка, о которой вам вспомнит почти каждый, хотя бы немного в теме. А глубже? А глубже — пропасть. Немногие из наших знакомых описали деятельность компании достаточно полно.

Почему?

Потому что большинство обращает внимание на такие компании только тогда, когда в родной стране с ними происходит какая-то неожиданная беда. В случае с MacPaw это правоохранители, которые вдруг появились в офисе и дома у владельца Александра Косована и начали обыск .

Тогда о компании в очередной раз услышали украинцы. В очередной раз обсудили, перемыли все кости и забыли. Наверное, в следующий раз. Жаль, но о самых успешных украинских бизнесах мы чаще слышим и читаем, когда с ними случилось что-то плохое. И мы не очень сильно интересуемся, что это за компании, как они зарабатывают деньги, как и на что их тратят, какие у них успехи в мире.

Это однажды несбалансированно, подумали мы в dev.ua и решили это исправить. Мы взали, пожалуй, самое большое интервью у Александра Косована и расспросили обо всех подробностях его бизнеса. На некоторые вопросы не ответил, по некоторым, таким как финансы, хотелось бы конечно больше информации. Но если посмотреть на разговор в целом, то да, картинка выжигается.

Прочитав это интервью, вы точно будете знать, что такое MacPaw, на чем он зарабатывает, куда двигается и какая у компании внутренняя философия.

О ПРОДУКТЕ И ЕГО ВОСПРИЯТИИ

— Собственно, я точно не инсайдер MacPaw, и я не такой человек, который погружен в ваши внутренние процессы. Со стороны обычного потребителя, журналиста, это компания, которая имеет одну главную программу, которая убирает лишние данные с Мака. Но ведь если зайти на сайт и посмотреть на ваши другие программы и решения, то становится понятно, что MacPaw сейчас гораздо шире. У вас появился VPN, например, как отдельный продукт.

Хотел вас спросить, как вы вообще представляете трансформацию вашего прошедшего имиджа? Не считаете, что у людей есть немного устаревшее представление о компании?

— Мы много лет внесли немало изменений и продолжаем развивать наши продукты. Что касается нашего основного продукта, CleanMyMac, то он превратился в полноценный General Maintenance Utility с добавлением функций безопасности. Теперь вы не просто можете удалять лишние данные, но поддерживать работу Мака в оптимальных условиях. У нас даже есть такая рекламная кампания, под лозунгом Your Mac, as good as new.

Фото: vctr.media

Новым направлением для нас безопасность. В этой сфере, если сравнивать наши продукты со всеми другими на рынке, мы не используем общие базы антивирусных данных. Мы исследуем вредоносное ПО (Malware) и различные вирусы, которые существуют только на Маке, и наполняем свою базу самостоятельно. Этим занимается внутренняя команда malware research .

Именно поэтому мы предлагаем уникальные решения, отличающие нас от конкурентов.

Большинство из них используют базу Avast, из которой 98 или 99% — это данные о вирусах Windows. И хотя у Avast есть большое количество данных о вредоносном ПО под Windows, их поддержка для Mac очень ограничена. Поскольку это одна из немногих баз, доступных для white labeling или перепродажи, большинство компаний выбирают именно Avast. В нашем случае, мы предлагаем собственные решения, и это основное отличие.

К тому же, CleanMyMac — это не единственный наш продукт, у нас есть довольно амбициозные другие продукты, например, Setapp .

Это наша попытка конкурировать напрямую с Apple на платформе на их платформе для настольных компьютеров (MacOS).

Мы разрабатываем свой App Store, который работает по совсем иному принципу, чем Apple App Store.

Все продукты, продаваемые через Setapp, являются полнофункциональными версиями, без ограничений.

Мы рассчитываем, какую часть прибыли от подписки нужно распределить между разными продуктами, которыми пользуется каждый отдельный пользователь. Это позволило нам создать передовую бизнес-модель и значительно улучшить пользовательский опыт по сравнению с MacAppStore.

— А сколько пользователей сейчас в Setapp?

— На данный момент около ста тысяч платных пользователей.

— То есть с подпиской $9,99?

— Да.

(Что касается CleanMyMac, то Forbes писал, что у него около миллиона пользователей, которые платят за сервис — Ред.)

— Понятно. Прикольно.

— У нас есть некоторые истории успеха, которыми я могу уже поделиться. Некоторые вендоры, с которыми мы сотрудничаем, и чьи приложения присутствуют как на Setapp, так и App Store, сообщают нам, что их доходы на Setapp уже значительно превышают доходы на App Store. Конечно, это касается не всех приложений. Однако такие истории очень радуют и мотивируют.

— Слушайте, а с самой компанией Apple вы часто общаетесь вообще? Если вы говорите, что вы даже конкурируете с ней чем-нибудь, то это интересное партнерство.

— Да, у нас есть контакт, как и многие другие компании.

У Apple есть отдел под названием Developer Relations. Кстати, раньше он находился на московии, и нам приходилось общаться с московским менеджером, что нас очень расстраивало. После начала полномасштабной войны нам удалось повлиять на смену менеджеров, и теперь за Украину отвечает команда Developer Relations из Лондона.

— То есть вы с ним постоянно на связи и общаетесь напрямую?

— Да, такая возможность существует, и она доступна публично. Разработчики могут обратиться к менеджерам Apple напрямую, для получения консультации, помощи или разъяснений по блокированию приложений.

— А какой сейчас ваш флагманский продукт? Не Setapp, да я понимаю?

— Да, Setapp, можно считать своеобразным внутренним стартапом. Он пока не приносит прибыли, но постоянно развивается, и мы верим в его большой потенциал. Относительно основного флагманского продукта, это все еще CleanMyMac, который благодаря многочисленным итерациям улучшает свои показатели каждый год.

— И ClearVPN у вас тоже еще стартап, да понимаю?

— Да, ClearVPN — это относительно новое приложение, доступное на всех платформах, включая Android, Windows, iOS и Mac, за исключением Linux. Недавно мы выпустили его вторую версию, удовлетворяющую многие из пожеланий наших пользователей.

ClearVPN предоставляется бесплатно для всех украинцев.

Если вы авторизуетесь через действие (мы не используем эти данные, поскольку у нас Zero Logging Policy), то получите сервис бесплатно. Это самый простой способ проверить, является ли пользователь украинцем.

— Кстати, я недавно общался с Unlimited VPN, в Одессе есть такая компания, вы, может быть, знаете. Они где-то 10 лет уже развиваются, и говорили, что имеют достаточно развитую инфраструктуру серверов-нодов — по миру, чтобы перенаправлять трафик пользователей VPN. Вы уже построили свою инфраструктуру?

— У нас действительно микс разных серверов. Часть нодов, которые мы используем, мы заказываем у наших партнеров, другая часть — это собственная (облачная) инфраструктура. Обновление и расширение нодов — это постоянный процесс, поскольку в мире происходит много изменений, особенно с точки зрения доступа к контенту в разных странах с ограничением доступа к интернет ресурсам, таким как Арабские Эмираты, Индия и другие. В этих странах VPN часто запрещены, и для получения доступа необходимо постоянно изменять IP-адреса серверов.

Это постоянная игра в «кота и мышь», где кто побеждает, а кто проигрывает. Поэтому мы имеем комбинацию разных серверов, как наших, так и партнерских.

— А почему вы в VPN пошли? У VPN такая большая конкуренция. Там много решений. В чем вы видите себе возможность?

— Да, вы совершенно правы. Мы увидели возможность прежде всего в работе с нашими существующими пользователями. За годы работы у нас сформировалась большая база пользователей наших других сервисов, которые потенциально могли стать также клиентами нашего нового продукта VPN в портфолио.

Исходя из этого, мы рассматривали различные варианты, включая white label решения (стороннее техническое решение под собственным брендом — Ред). Однако мы приняли решение разрабатывать собственный продукт. Это дает нам полный контроль качества, использования технологий и политики безопасности.

— А насколько большая команда у вас сейчас работает над VPN?

— Команда относительно небольшая, около 30 человек.

— То есть я правильно вас понимаю, что у вас есть CleanMyMac, основной продукт, у него есть система пользователей, и вы теперь будете добавлять в эту экосистему различные услуги?

— Основой нашей экосистемы является Setapp, который фактически является альтернативным App Store по подписке. Все наши продукты представлены в Setapp, и мы активно работаем над их развитием. Кроме того, мы постоянно думаем, как добавить ценность для наших клиентов, которые пользуются нашими продуктами уже много лет.

— А какие новые сферы, какие-то новые продукты, направления будут в этом году?

— Основное направление, куда мы сейчас собираемся двигаться, это Security продукты. Мы планируем выпускать некоторые новые решения по безопасности обычных пользователей.

— То есть у вас есть собственная команда Security и вы будете фактически конкурентом компаний, как Avast, которые производят продукты в этой сфере?

— Именно так, возможно, не только Avast, мы стараемся выходить с чем-то новеньким и интересным на рынок, чего раньше не было у конкурентов.

— А с чем связана подобная трансформация? Как и в VPN, на рынке безопасности, также много игроков, они велики и сильны. Это также связано с вашей экосистемой и запросом от пользователей, или это отдельная история?

— Если говорить о рынке, то VPN ниша действительно перенасыщена разными игроками, среди которых есть четкие лидеры, такие как Hotspot Shield, Nord и другие. В нашем случае, мы фокусируемся на потребностях наших пользователей и разрабатываем продукт, направленный на удовлетворение их требований в первую очередь.

Что касается Security, это, скорее всего, будет глобальный продукт (ы) для обычных пользователей, который может быть полезен каждому пользователю Mac.

— А что побуждает вас туда пойти? Там какая-то возможность, которую вы видите?

— Это такая ниша, которая требует экстра знаний от пользователя, чтобы безопасно себя чувствовать в современном мире. Есть много ошибок, которые люди совершают, и которые могут привести к утечке данных, скаму, краж, в том числе, средств со счетов, или данных и так далее.

Это все происходит из-за того, что пользователи недостаточно образованы о безопасном поведении online. Или нет достаточно простых и понятных инструментов, которые помогут избежать таких проблем.

Вот задача, которую мы хотим решать: как улучшить безопасность среднестатистического пользователя интернета, а именно пользователя Apple.

Мы специализируемся в основном на Apple экосистеме, и все наши продукты направлены, прежде всего, на этих пользователей.

— Кстати, хотел вас спросить: вы так постоянно будете делать или, может, выйдете из этой экосистемы на более широкую аудиторию?

— У нас были продукты и под Windows, но между пользователями разных платформ существует значительная разница в покупательских привычках. Методы, которые работают в нашей компании — качественный продукт, качественный маркетинг и ненавязчивые продажи — на других платформах, таких как Windows, не действуют так же эффективно.

Пользователи Windows часто привыкли к агрессивным продажам и агрессивному распространению программного обеспечения.

Мы решили, что такой подход не лучший путь для нашей компании. Потому мы приняли сознательное решение не развивать продукты для платформы Windows.

— Подытожим этот блок: как бы вы охарактеризовали сейчас, MacPaw, как компанию? Что вы за компания, как вы себя окрестили?

— Мы создаем простое и понятное ПО для обычных пользователей. Используем наш внутренний лозунг: мы помогаем компьютерам помогать пользователям.

Наша продукция направлена на то, чтобы помочь пользователям качественно и безопасно использовать свои компьютеры для творчества и самореализации.

Другими словами, мы помогаем машинам помочь вам (we help machines help you).

— О, это лаконично. Становится понятнее, потому что мне, как пользователю, не хватало такого месседжа. А вы не думаете, что если оставаться в этой экосистеме, то там будет какая-нибудь планка и вы дальше не сможете развиваться, потому что вы уже ее достигли?

— На самом деле рынок довольно большой, далеко еще до насыщения. Поэтому мы хотим расширять нашу продуктовую линейку, расширять активную базу пользователей Setapp и дальше работать именно на этом рынке.

Мы работаем над несколькими новыми продуктами, но пока нет конкретных дат их выпуска.

О ФИНАНСАХ И ИНВЕСТИЦИЯХ

— Очень интересно, как у вас вообще внутри все работает. Например, какова маржинальность такого бизнеса и сколько вы потом ревинсируете дальше в продукты. Если бы вы в двух словах рассказали, было бы круто.

— Есть маржинальность каждого отдельного продукта, которую мы высчитываем внутри компании, но есть также EBITDA суммарно по всем продуктам. И соответственно, уже после ленты EBIDTA в отчетности у нас есть отдельная статья расходов на все внешние или не основные проекты. Это в том числе и благотворительность, и SMRK (собственный венчурный фонд), и недвижимость, необходимая для работы компании.

Поскольку мы частная компания, у нас нет задачи выплачивать дивиденды внешним акционерам или гасить долги или другие обязательства.

Коллеги поздравляют Александра с днем рождения

Поэтому мы стараемся реинвестировать все заработанные средства в новые проекты или социально-полезные инициативы, как, например, в этом году сделали дополнительные инвестиции в Промприбор (технохаб Ивано-Франковске — Ред.). Также многое делаем полезно для помощи армии и для победы Украины в войне.

— Сколько это составляет показатель EBITDA margin?

— Мы не раскрываем внутренние финансовые показатели, потому что мы частная компания.

— А какие вообще вы разглашаете цифры по операционной деятельности за год?

— Разглашаем некоторые цифры относительно количества наших пользователей, например Setapp, или инвестиции, сделанные венчурным фондом SMRK, и некоторые другие показатели, но не финансовые данные компании.

— То есть доход, прибыль, это не разглашаете?

— Нет.

— А почему так, может, причина какая-то для этого?

— Скажем, у нас в Украине люди не совсем корректно воспринимают такие данные. Если бы мы были в Америке, то там соответственно совсем другая культура финансовой грамотности — люди по-другому относятся к таким достижениям.

Но, к сожалению, наше общество еще не готово к такой открытости. Поэтому стараемся избежать возможных проблем. Стараемся не разглашать лишние цифры.

— Есть ли такое в планах: быть публичной компанией для выхода на биржу, например?

— Решение выходить на биржу у нас не принято. Пока что не собираемся делать IPO.

— То есть вам достаточно ресурсов, вы развиваетесь сами?

— Да.

— То есть вы самостоятельная компания, которая двигается постепенно, day by day, вверх?

— Bootstrap-компания, прибыльная. И использует прибыль как для внутренних проектов, так и для внешних инвестиций.

— А хотя бы понимать, какой у вас процент роста за год?

— Если говорить о 2021 году, то в этом году был рост более чем на 40 процентов. В 2022 году, к сожалению, мы почти не выросли, и этому есть объективные причины.

То, что мы удержались, — это уже хорошо!

КРИЗИС И ВОЙНА: ЧЕГО ЖДАТЬ

— Причины нероста — кризис в мире, я так понимаю, война в Украине?

— Война — это основная причина. Возможный кризис в мире пока на нас еще не отразился, но не исключаю, что это еще может произойти в этом году.

— То есть, думаете, что еще будет удар и еще с этой стороны?

— Кризис имеет отложенный эффект. Если смотреть на все новости об увольнении сотрудников из технологических компаний (а это сотни тысяч человек), то это будет иметь эффект, как на нас, так и на многих других игроков на рынке. В дополнение к этому недавно была история с SVB банком, одним из крупнейших банков Долины, который обслуживал очень много технологических компаний. Это очень нехорошая новость, потому что падение SVB может стать причиной еще большего кризиса, который и так ожидается на рынке. Как оно будет влиять на нас? Безусловно, эффект какой-то будет, но какой именно и когда пока трудно спрогнозировать.

— С другой стороны, вы ведь не компания по аутсорсингу. Вы компания, имеющая продукт, и если пользователи покупают ваш продукт, то все должно быть хорошо, не правда ли?

— Да, но если говорить о потребностях пользователей, то наши продукты точно не входят в список критически необходимых продуктов. То есть, да, они удобны и полезны, но если люди теряют работу и нужно на чем экономить, то, скорее всего, они будут отказываться от многих сервисов и продуктов, включая, возможно, и наши.

— А вот вы говорите, что война повлияла на рост компании. Но ведь у вас многие клиенты за границей находятся. У вас не было возможности что-либо производить именно в Украине, или как?

— Самый сильный эффект — это психологическое влияние на нашу команду, поскольку многие не могут работать эффективно. Мы откладывали некоторые релизы новых продуктов на будущее, и поэтому много наших планов не было реализовано.

Одна из иллюстраций MacPaw по поводу того, как сотрудники работают при обстреле.

— Кстати, интересно, как у вас сейчас политика по отношению к сотрудникам? Раньше это был рынок искателя, а сейчас это рынок работодателя.

— В прошлом году мы не увольняли людей по причине низкой эффективности или по другим внешним факторам. Мы старались сохранить нашу команду и даже нанимать новых специалистов. За прошлый год к нам присоединилось 86 специалистов .

Мы продолжили активно искать и нанимать новых людей на рынке.

Тот факт, что рынок теперь более благоприятен для работодателя, я считаю, очень полезен как для нас, так и для многих развивающихся в Украине стартапов. Это означает, что квалифицированные специалисты стали более доступными для сотрудничества.

— А на счет вознаграждения и плюшек в компании — повлиял ли кризис и война?

— Мы не понижали вознаграждения, но недавно приняли решение рассматривать повышение заработной платы в ограниченном режиме.

Также, учитывая возможный кризис, мы осторожничали ресурсы компании и расходы, включая бонусы и другие дополнительные выплаты.

— А что вы подразумеваете под ограничением увеличения вознаграждения? Он планируется, но не для всех?

— Раньше повышение вознаграждения в большей степени диктовалось внешним рынком. Многие компании повышали зарплаты и, соответственно, нужно было выравнивать наши позиции со среднерыночными. В этом году мы этот подход решили пересмотреть и повышение будет осуществляться по новому алгоритму.

— Но ведь оно будет, да?

— Для некоторых — будет, да.

ОТНОШЕНИЯ С ГОСУДАРСТВОЙ И НОВЫЙ ОФИС В США

— Недавно были новости об обыске у вас дома и компании. Хотелось бы понять, в целом, какие у вас складываются отношения с государством? Или она вам помогает, или вы помогаете ей больше? Чего бы вы хотели от государства получать, а чего бы не хотели иметь?

— Это, видимо, отдельная огромная тема. Пока государство ничем не помогает, а наоборот создает очень много препятствий, которые приходится преодолевать. Фактически, это потеря времени и ресурсов на совершенно ненужные вещи.

В масштабах страны это безграничное количество потерянной энергии.

Поддержки почти никакой, кроме Действия Сити. Это единственное, хорошее нововведение за много-много лет в сотрудничестве с государством. А так это постоянные внутренние изменения и адаптация под новые идиотские требования, бумаги, проверки и т. д.

Короче говоря, это еще ад.

Мы развиваемся вопреки государству, а не благодаря ему. И такое положение характерно почти для всех проектов, существующих в Украине.

— А что бы вы сказали сейчас, если представить себе Владимира Зеленского, что бы вы хотели иметь, чтобы развиваться быстрее, чтобы вам не мешали?

— Мое мнение: я сторонник дерегуляции и либерализации экономики. Чем меньше государства, чем меньше чиновников как барьеров, тем больше скорость развития нашей страны. И это критически необходимо делать уже сейчас, не ждать победы, или еще непонятно чего.

Чем меньше государства будет в деятельности бизнеса, тем лучше будут условия для развития и тем быстрее он будет развиваться. Это касается абсолютно всех сфер деятельности.

То есть, нужна либо дерегуляция, либо максимальное упрощение и автоматизация через сервисы действия, например.

— Такие непростые отношения с государством, к тому же война в стране — не подталкивает ли это вашу компанию искать новые рынки для вашего R&D и в целом для разработчиков компании?

— Война оказала значительное влияние на эмоциональное состояние людей, и поэтому сложно сосредоточиться на будущих продуктах, технологиях и креативных решениях.

Конечно, полномасштабная война длится уже второй год, и со временем эти эмоциональные качели как-то уравновешиваются, и мы продолжаем работать.

Однако она оказывает весьма негативное влияние именно на креативность и R&D.

— Будем ли мы рассматривать какие-нибудь другие рынки?

— Скорее всего, нет, потому что мы украинцы. Мы будем адаптироваться и делать все возможное, чтобы вернуться на прежний уровень эффективности, чтобы продолжать создавать что-то новое.

В офисе MacPaw

— То есть в будущем появление какого-нибудь другого большого хаба, MacPaw, в мире не предполагается?

— На сегодняшний день мы такую возможность не рассматриваем, но, конечно, все может измениться.

— У вас есть офисы в разных странах? Будут ли открываться новые?

— Сейчас мы планируем открытие офиса, направленного, прежде всего, на создание комфортных условий для тех людей, которые были вынуждены покинуть страну из-за войны.

Дополнительно мы хотим получить опыт и экспертизу работы именно на американском рынке, где наибольшее количество наших клиентов. Уже 16 лет нам удается эффективно работать с американским рынком.

Однако некоторые нюансы ты гораздо лучше понимаешь, если ты там физически находишься, общаешься с местными людьми. И как результат возникают новые интересные идеи адаптации продуктов и маркетинга к местному рынку.

— Офис будет какой-нибудь новый там, в Америке?

— Я думаю, мы об этом анонсируем немного позже, когда уже будут гарантированно подписаны договоры и даты.

— А что у вас в Америке сейчас есть?

— У нас есть небольшой представительский офис в Сан-Франциско (до этого был в Санта-Кларе), но это далеко не основные офисы.

Вся команда раньше находилась в Киеве, а сейчас она рассеяна. Около 30% наших людей разъехались по Европе, Америке, Канаде.

— И там будут новые локации, так я понимаю?

— Основная локация, которую мы планируем, — это Америка. И еще некоторые другие локации мы рассматриваем, но финального решения еще нет.

— А вот такой вопрос: вижу, что у вас MacPaw Way Ltd зарегистрирована на Кипре. То есть это ваша основная юрисдикция, скажем так, есть ли что-то еще?

— У нас структура компании немного сложнее, чем только украинская компания. Есть юрлица, в частности, в Америке, Британии, Китае, Гонконге, Кипре и Украине.

Одна из причин в том, что для продажи продуктов в некоторых странах компании должны иметь представительство в этой юрисдикции. Именно такова ситуация с представительством в Китае.

А наличие юридического лица на Кипре повышает доверие компании среди пользователей в Европе.

Также юридические лица в разных странах уменьшают некоторые риски и улучшают безопасность работы.

Потому что, к сожалению, разместить штаб-квартиру только в Украине — это до сих пор слишком рискованный замысел.

Как бы нам ни хотелось быть украинской компанией, к сожалению, с нашими чиновниками, законами и рисками, это слишком печальная перспектива. По крайней мере, пока.

Я надеюсь, что со временем, в том числе и Действие City будет развиваться (мы являемся ее участником). Но пока даже от представителей власти мы получали рекомендации подождать с полным переездом в Украину, пока не будут приняты необходимые законопроекты, облегчающие деятельность бизнеса в Украине.

Поэтому ожидаем, когда ситуация изменится в лучшую сторону. И я очень надеюсь, что нам удастся отказаться от кипрского офиса и осуществлять всю нашу деятельность через юридическое лицо в Украине без лишних препятствий и проблем.

— Мы кстати, тоже в Действие City. Но честно — для нас пока основное преимущество — понятное налогообложение.

— Действие City — это налоговый режим, достаточно доступный и конкурентный по сравнению с другими странами. Если его продолжать развивать, он может стать хорошим аргументом для привлечения всемирно известных компаний в Украину.

Однако этого недостаточно. У нас есть еще много других проблем, в том числе и наша печально известная судебная система.

Выход на украинский рынок слишком рискован, даже если налоги будут низкими.

КОНФЛИКТ С ЗЕМЛЕЙ НА Днепре. ЧТО БУДЕТ ДАЛЬШЕ

— Вы — член Действия City. Вам Михаил Федоров и его команда помогают в ситуации, которая произошла вокруг участка земли на Днепре и конфликта с правоохранителями?

— Да, они по крайней мере публично высказались в нашу поддержку, что важно. Некоторые консультации с ними были.

Они довольно сознательная команда, нам очень нравится с ними работать.

— Этот конфликт сейчас — он решается как-то?

— Мы будем все решать исключительно в правовом поле. А то, что сейчас произошло, откровенно говоря, является недопустимым безвластием, которого мы не ожидали во время войны.

Да, такие вещи раньше происходили часто, до войны.

Но то, что в настоящее время нагло проводят обыски в действующей компании — это произвол и беззаконие во время войны.

— А после этого досадного случая не было никаких намеков на то, чтобы это продолжалось и сейчас?

— Скажем так, они после обысков и публичной огласки поняли, что, наверное, мы не планируем сдаваться без борьбы. Ведь обычно это давление осуществляется с одной целью: получить коррупционное вознаграждение, или «подписать на взятки» на постоянной основе. И, к сожалению, во многих случаях так и происходит. С нами это не удалось, поэтому они на время отползли, и, наверное, думают над дальнейшими шагами.

Мы за это время готовимся отстаивать наши права в правовом поле и отбивать все подобные атаки, отстаивая наши права и здравый смысл.

— А вот знаете, я читал посты многих блоггеров об этом конфликте. Они вас обвиняют в главном: вы эту землю покупали, уже зная, что она проблемная. Вы об этом реально знали?

— Мы получили информацию из всех доступных реестров, все, что было доступно нашим юристам, и никаких проблем или ограничений не было.

У нас не было препятствий, чтобы стать законными владельцами этой земли.

Но если посмотреть с другой стороны, то в Украине, в принципе, вся земля проблемная.

Законодательство настолько запутано и выглядит как минное поле, со специально заложенными проблемами, из-за которых потом можно к чему-нибудь приковыряться и выдвинуть какие-то претензии уже спустя много лет после смены собственников.

Именно так у нас работает рынок земли в Украине. Это очень грустно, потому что это ограничивает инвестиции западных компаний. Сколько в стране таких кейсов было?

Почти все, что у нас строится и развивается, — это в противоречие, а не благодаря государству. Мало того, что ты сам вынужден сделать себе все условия, коммуникации, разрешения и т. д., твои активы еще и не защищены от всяких наездов или коррупционеров.

Максимально агрессивная среда, в которой невозможно что-либо создать в законном поле, ты обязательно что-то нарушишь или ничего не делаешь.

— Кстати, хотел спросить: этот центр отдыха на Днепре — он будет работать в этом году или нет — из-за ситуации?

— Планировали построить конференц-центр для публичных ивентов или мини-конференций, а также планировали построить большой гостиничный корпус. Но все эти проекты заморожены, занимаемся только проектированием.

Именно об этом куске земли идет речь

— То есть и не планируете, пока не разрешится ситуация?

— Будем ждать законного решения и подтверждения наших прав.

ПРОГНОЗ НА БУДУЩЕЕ И GPT-4

— Как вы видите Украину и технологии после войны? Некоторые говорят, что будет сразу бум, инвестиции хлынут по реке, а некоторые — более осторожны. Говорят, что будет период неопределенности еще долгое время после войны. Что вы думаете по этому поводу?

— Мне очень отозвался недавний пост Валерия Пекаря о будущем Украины после войны. К сожалению, если не прилагать существенных усилий, у нас есть значительные шансы превратиться в так называемый failed state после нашей победы.

Мы в шаге от того чтобы от победителя превратиться в лузера со всеми связанными с этим проблемами. А победу в войне еще предстоит одержать огромными сверхусилиями.

Нам как гражданскому обществу необходимо очень активно бороться, чтобы этого не допустить.

— Ну, а другой возможный сценарий, то есть инвестиции из-за границы на восстановление, будут ли они касаться IT?

— Из того, что я слышу интерес к инвестициям в Украину точно присутствует. Некоторые инвесторы уже готовят фонды и ресурсы для инвестирования в украинские компании после нашей победы. Сейчас идет много диалогов, хотя не очень много реальных сделок. Война является существенным сдерживающим фактором.

Однако я верю в то, что после войны будет активизация западных инвесторов в нашей экосистеме.

Мы как украинский венчурный фонд SMRK продолжаем активно инвестировать. В этом году (2023) мы закрыли уже четыре соглашения о которых объявим в ближайшее время.

— А какая сумма инвестиций?

— В среднем наш чек от $300 тысяч до $2 миллионов (на базе наших предыдущих сделок).

Недавно наша инвестиция, о которой уже можем публично говорить, — это Deus Robotics, проект, занимающийся разработкой складских роботов.

— А какие видите для себя новые направления в технологиях? Сейчас много хайпа вокруг GPT-3, GPT-4 и т. д. Куда нужно инвестировать, и это перспективно в будущем?

— На мой взгляд, ChatGPT или искусственный интеллект в целом — это революция, которая перевернет индустрию в ближайшие 2 года.

Мы увидим множество интересных интеграций искусственного интеллекта вокруг нас в ближайшее время. А также возможно возникнут новые продукты и сервисы, которые кардинально улучшат пользовательский опыт. Основное влияние будет направлено на качество взаимодействия с пользователем и скорость решения его проблем.

Я уверен, что путь решения многих наших внутренних украинских проблем лежит именно через технологии, в том числе и искусственный интеллект.

Я верю в то, что большинство наших некомпетентных чиновников, судей, прокуроров можно заменить искусственным интеллектом. Сначала в качестве помощника для принятия решений, а затем полноценно заменить продажных и порочных людей на современные технологии.

В этом я вижу будущее Украины. Безусловно, это одна из возможностей, которую следует использовать для того, чтобы изменить нашу страну к лучшему.

— Интересная мысль. А как вы думаете, как искусственный интеллект повлияет на задачи для ваших работников, на их количество?

В последние несколько лет одним из важных приоритетов развития компании, как для внутренних сервисов, так и наших продуктов, стало внедрение элементов искусственного интеллекта и машинного обучения.

К примеру, одним из таких приложений является поиск в нашем продукте Setapp. Если раньше поиск базировался на простых алгоритмах, которые использовали ключевые слова или другие упрощенные модели, то поиск реализуется в том числе на базе OpenAI. Это кардинально улучшило качество результатов, получаемых пользователями, что было невозможно достичь с помощью обычных алгоритмов.

— Много было слухов, что IT-шников будет меньше, потому что работа будет выполняться работами, алгоритмами. Вы в это верите вообще?

— Наша IT сфера постоянно меняется. Когда все работали с ассемблером, потом появились высшие языки программирования, теперь возможны новые трансформации и инструменты, взаимодействующие с искусственным интеллектом. Это прогресс, к которому не привыкай, особенно в нашей сфере деятельности.

— Как Вы думаете, могут ли с помощью AI появиться дешевые и быстрые клоны уже известных нам продуктов, которые строились годами?

— Да, конечно, могут. Но здесь вопрос именно в добавленной стоимости, которую вы создаете на основе существующих технологий. Вы можете использовать тот же OpenAI для своего продукта, но, например, доучить его на базе своих дополнительных данных, или использовать какие-то внутренние системы, которые будут недоступны и непрозрачны для конкурентов.

Таким образом вы создадите гораздо более качественный сервис или продукт. Это своеобразная погоня за тем, кто лучше использует существующие технологии и собственные ресурсы для создания конкурентных продуктов.

— Какие еще видите перспективные технологии, в которые можно инвестировать сейчас?

— Если говорить о долгосрочной перспективе, то самой большой нишей после ИТ я считаю healthcare и биотехнологии. Разработка продуктов и идей, значительно улучшающих качество жизни, в том числе через использование искусственного интеллекта.

Я считаю, что в ближайшие 10 лет эта ниша будет значительно больше ниши, чем IT в целом.

Что касается Украины, то у нас очень ограниченные возможности для этого, поскольку нет научной и технологической базы для экспериментирования с такими продуктами. Однако все возможно. Надеюсь, найдутся такие компании и стартапы, которые будут развиваться в этом направлении в Украине.

В действительности война дает возможность получать уникальный опыт и создавать новые решения в разных плоскостях. К примеру, бионические протезы, новые методы лечения ожогов, применение стволовых клеток и многое другое. Возможно, на базе этой трагедии в Украине появится уникальная экспертиза, которой нет в других странах и мы сможем ее качественно реализовать.

— Спасибо за интервью.

Читайте главные IT-новости страны в нашем Telegram
Читайте главные IT-новости страны в нашем Telegram
По теме
Читайте главные IT-новости страны в нашем Telegram
Читайте также
MacPaw якобы заказывал услугу срочного лечения 27 сотрудников в Польше, пишет блоггер. Как ответил на это CEO MacPaw
MacPaw якобы заказывал услугу срочного лечения 27 сотрудников в Польше, пишет блоггер. Как ответил на это CEO MacPaw
MacPaw якобы заказывал услугу срочного лечения 27 сотрудников в Польше, пишет блоггер. Как ответил на это CEO MacPaw
MacPaw выпустила расширение SpyBuster для браузера Google Chrome, защищающего личные данные
MacPaw выпустила расширение SpyBuster для браузера Google Chrome, защищающего личные данные
MacPaw выпустила расширение SpyBuster для браузера Google Chrome, защищающего личные данные
«EPAM Франковска на своей карте не видел. Приезжали трижды, и наконец-то попросили площадь под офис на «Промприладі». Большое интервью с основателем проекта «Промприлад.Реновация» Юрием Филюком
«EPAM Франковска на своей карте не видел. Приезжали трижды, и наконец-то попросили площадь под офис на «Промприладі». Большое интервью с основателем проекта «Промприлад.Реновация» Юрием Филюком
«EPAM Франковска на своей карте не видел. Приезжали трижды, и наконец-то попросили площадь под офис на «Промприладі». Большое интервью с основателем проекта «Промприлад.Реновация» Юрием Филюком
В широких коридорах отремонтированных площадей Ивано-Франковского завода «Промприлад» пахнет краской. Строители и мастера готовят к сдаче новые и новые площади, чтобы вместить здесь всех желающих. Теплый ламповый свет возле бара создает уют, и на утренний кофе сходятся десятки резидентов современного пространства, созданного на базе огромного промышленного предприятия в самом сердце Франковска.
MacPaw инвестировала $1 млн в Ивано-Франковский инновационный центр «Промприлад»
MacPaw инвестировала $1 млн в Ивано-Франковский инновационный центр «Промприлад»
MacPaw инвестировала $1 млн в Ивано-Франковский инновационный центр «Промприлад»

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Telegram-бот

Главные события и полезные ссылки в нашем Telegram-канале

Обсуждение
Комментариев пока нет.