Скоро нове відео про те, як ТОП EVO Мельник перейшов на українську під мінами 🎞

Что тревожит Хмельницкий IT Кластер во время войны. Репортаж

Хмельницкий IT Кластер появляется в новостях реже, чем его «собратья» из Львова, Харькова или Закарпатья. Однако город продолжает активно принимать и размещать беженцев со всей страны, а такие IT-гиганты как EPAM и Luxoft открывают в нем новые офисы. Чем сегодня живет айтишное сообщество Хмельницкого, читайте в нашем материале.

Оставить комментарий
Что тревожит Хмельницкий IT Кластер во время войны. Репортаж

Хмельницкий IT Кластер появляется в новостях реже, чем его «собратья» из Львова, Харькова или Закарпатья. Однако город продолжает активно принимать и размещать беженцев со всей страны, а такие IT-гиганты как EPAM и Luxoft открывают в нем новые офисы. Чем сегодня живет айтишное сообщество Хмельницкого, читайте в нашем материале.

Как «Бойцовский клуб», только в Хмельницком

Я обхожу торговый центр и начинаю искать, где именно собрались хмельницкие айтишники. Сначала обращаюсь в ближайший переулок, но там «тупик». Затем прохожу прямо, однако Google-карта показывает «не туда». Возвращаюсь назад, брожу по внутренним дворикам центра. Думал, что это будет просто. В конце концов сдаюсь и звоню в хаб, где назначена встреча. Мне говорят, что я на правильном пути, нужно только подняться на несколько этажей повыше.

Несколько минут я уже в офисе, где собрались представители IT-компаний Хмельницкого. Главная тема встречи — «Что происходит с продажами в украинском IT во время войны». Сажусь за стол. Всего нас собралось около 10 человек. Среди них от одного до нескольких представителей компаний ANVI, Sheep.fish, Studio Presto, Global Partner Soft и Stfalcon. Это как менеджеры и главы отделов продаж, так и СEO компаний.

Фото — Степан Танасийчук

Хмельницкий IT-кластер существует с 2018 года. Его возглавляет Степан Танасийчук, основатель и CEO Stfalcon. Сейчас в Кластере входит 9 компаний. Каждый из нас берет слово и делает небольшое интро: кто он, кого представляет и что хочет обсудить. Это даже похоже на известную книгу американского украинца Чака Поланика «Бойцовский клуб», небольшая группа людей собралась в неформальной атмосфере поговорить о том, что тревожит. Оказывается, говорить есть о чем.

«Мы 2 дня фигачили почти без сна и перерывов». Как хмельницкий айтишник придумал приложение «Воздушная тревога»
«Мы 2 дня фигачили почти без сна и перерывов». Как хмельницкий айтишник придумал приложение «Воздушная тревога»
По теме
«Мы 2 дня фигачили почти без сна и перерывов». Как хмельницкий айтишник придумал приложение «Воздушная тревога»

Первое правило: рассказать что именно делаешь

Александр Коршиков работает в IT компании ANVI на позиции Head of Sales. Кроме Хмельницкого, у нее есть офис в Тель-Авиве. Компания уже 7 лет создает конечные продукты для стартапов и занимается web-разработкой. Александр пришел на встречу с несколькими коллегами из своего отдела. Именно он был инициатором встречи и стал ее модератором. Парню интересно услышать мнения коллег по рынку о том, как их компании переживают войну с россией.

Компания Sheep.fish Николая Подфигурного занимается разработкой сайтов и e-commerce–направлением. Также она в частности работает с WordPress, дизайном, графическим дизайном, айдентикой, рассказал ее CEO и основатель.

Фото — Николай Подфигурный

Виктор Тершивский, СEO Global Partner Soft, занимается IT с 2010 года. Говорит, что сейчас в том числе отвечает за продажи. Кроме него этим занимаются еще двое коллег. Добавляет, что за время войны уже опыт того, «что работало и не работало во время продаж» и готов им поделиться.

«До войны у нас было 30 сотрудников. Сейчас их 15-17. Есть люди, которые сели на bench, поэтому сейчас непонятно куда их считать», — рассказал Виктор.

Фото — Виктор Тершивский

Владимир Бойко, CEO Studio Presto, в свое время работал на позиции «менеджера по продажам». Сегодня в этом отделе Presto работает 5 специалистов. Всего в компании около 25 айтишников. Она обеспечивает полный стек: от дизайна и брендинга до разработки.

«Сейчас у нас упор на e-commerce. Это направление не нуждается в креативе, а у нас всегда был акцент именно на нем. Поэтому нас больше знают как дизайн-студию», — говорит Владимир.

Фото — Владимир Бойко

Он добавляет, что сегодня компания одна из немногих в Хмельницком, которая запустила отдел Webflow, который помогает создавать сайты без участия российского программного обеспечения типа Tilda. В этом отделе Presto уже имеет 3 айтишников.

«Увеличив их количество до 6, мы хотим открыть первую в Украине Webflow-студию».

Юлия и Антон работают на позиции Sales Manager компании Stfalcon. Парень говорит, что в продажах многое изменилось из-за войны войны в Украине, которую развязала РФ. В частности, следует объяснять клиентам, что с работниками все хорошо и они продолжают работать.

«Приходится работать с переживаниями клиентов, которые к нам приходят», — говорит Антон.

Хмельницкий – неочевидный центр для беженцев. Что сегодня происходит с ценами на продукты и горючее, а также арендой жилья в городе
Хмельницкий — неочевидный центр для беженцев. Что сегодня происходит с ценами на продукты и горючее, а также арендой жилья в городе
По теме
Хмельницкий — неочевидный центр для беженцев. Что сегодня происходит с ценами на продукты и горючее, а также арендой жилья в городе

Второе правило: клиент всегда прав?

Александр Коршиков начинает с темы «тревог клиентов». Он рассказал, что небольшие компании-клиенты, когда узнают, что компания из Украины, сразу добавляют, что хотят поддержать нашу страну. Для них это не проблема.

«А вот большие клиенты, с чеком в $20 000-$30 000, гораздо активнее интересуются: «Где ты?, Где твоя команда?, Что вы планируете?»

Фото — Александр Коршиков

Парень рассказал, что его компания запустила новые проекты во время войны. Первый касался 3D-дизайна, его заказал американский клиент. Второй — NFT-коллекция, которую заказал один из украинских фондов.

«Я заметил, что люди с большими чеками „холдят“ контракты и многое интересуются ситуацией. Компании с меньшими чеками готовы дальше беспрепятственно сотрудничать», — заключает Александр.

Артур, коллега Александра из ANVI подтверждает его слова. Рассказывает, что клиенты действительно спрашивают о том, в каком городе находятся разработчики. И уточняют ли это безопасное место.

«Клиенту важно, чтобы developer находился хотя бы на западе Украины», — говорят в ANVI.

Владимир Бойко добавил, что клиенту важно, чтобы проект не стоял и был вовремя завершен. Отсюда и исходит его любопытство.

«Часто приходилось писать клиенту, что мы в безопасности, мы на западной Украине и что с проектом все будет хорошо», — рассказала Юлия из Stfalcon.

«В начале войны мы написали клиенту, с которым раньше сотрудничали. В ответ получили: «Вы пользуетесь состоянием войны», — говорит Юлия.

При этом, как отметил Александр Коршаков, некоторые клиенты его компании сами писали первыми, узнав, находится ли он в безопасности. Юлия подтверждает, что подобные случаи были и у Stfalcon.

«Клиенты начали дольше принимать решение о старте проекта. Но отказ они теперь делают не обычно», — рассказал Владимир Бойко.

Он описывает, что до войны процедура была следующей: компания попадает в шорт-лист, происходит интервью, затем тестовое задание и далее старт проекта.

«Сейчас клиенты, скорее всего, боятся осуждения своего общества. А потому даже ничего не объясняют при отказе. Они начали просто исчезать», — продолжает Владимир Бойко.

Поскольку отказывать стали преимущественно крупные компании, с чеком более $30 000, это значит, что их отделы просчета рисков считают сегодня украинский рынок ненадежным, рассуждает Владимир.

«С одним клиентом мы трудились 7 месяцев. Всё было классно. А потом через месяц он просто исчез и прекратил общение», — говорит Владимир Бойко.

А если девелопер понимает, что у него здесь нет задач, то он начинает смотреть по сторонам и искать новое место работы, говорят айтишники.

5 важных выводов по исследованию рынка труда в IT
5 важных выводов по исследованию рынка труда в IT
По теме
5 важных выводов по исследованию рынка труда в IT

Третье правило: выживать во время войны

Виктор Тершивский, СEO Global Partner Soft, рассказывает, что за время войны бывали разные ситуации.

Например, его компания писала клиенту: «Здравствуйте, мы из Украины». На что один из клиентов ответил, что они зарабатывают на войне, пока все остальные делают что-то важное.

«Я ответил: со мной работают люди, у которых есть семьи и дети. Вы мне предлагаете перестать давать им работу? На что ему нечем было «крыть».

Он вспоминает, что когда началась война, стало ясно, что команда нуждалась в постоянной связи друг с другом.

«Мы созванивались буквально каждый день: узнавали кто и где находится, как дела. Хотя тогда в Украине никто не знал, как на самом деле дела».

У Виктора, по его словам, есть один секрет перед клиентом. Он всегда перед ним честен и не придумывает ничего лишнего. И заказчик понимает и чувствует, объясняет СEO Global Partner Soft.

«Ты „лупишь“ прямо и клиент понимает, что ты адекватный. Я сразу рассказываю о положительных и негативных сторонах».

«Наш самый большой вызов, это то, что 90% наших клиентов из Upwork. В связи с нынешней ситуацией есть определенная просадка, — говорит Владимир Бойко.

По его словам, первый месяц войны Украина была на слуху по всему миру. Соответственно, на украинские IT-компании обращали больше внимания.

«Сейчас об Украине стали забывать. Европа злится, что у них цены поднимаются и им нужно на кого-то злиться», — говорит Владимир.

CEO Studio Presto добавляет, что этот тезис легко проверить через Google-аналитику. При этом иностранные клиенты компании написали в первый месяц войны готовы помогать с релокацией команды.

Владимир также рассказал, что уменьшилось количество интервью на Upwork. Если раньше их было от 3 до 6 в день, то сейчас 1-2. Айтишник связывает это с правилами платформы. С одной стороны, она вроде как помогает украинским компаниям. Но вместе с тем предостерегает клиентов, что Украина сегодня опасный регион.

Хмельницкие сходятся во мнении, что сейчас украинский IT-бизнес пытается перегруппироваться под влиянием войны. Он начал активнее нанимать SEO, рекрутеров и глав отделов продаж. При этом зарплаты айтишников падают и вакансий стало меньше, чем было.

В заключение Виктор рассказывает забавную историю о переговорах, как оказалось, с российским заказчиком. Начинается общение с клиентом, который сбрасывает пример сайта и говорит, что ему нужен точно такой же, один в один. Обещает за это «кучу бабла», но чтобы быстро поступили.

«Я захожу, а сайт не открывается. Пишу ему об этом. А он: да это же по VPN нужно открывать».

Улыбаясь, мы завершаем встречу. В Кластере все понимают, что сейчас в Украине сложилась тяжелая ситуация. Поэтому, планируя следующий meeting, компании осознают его важность. Как и ясно знают о необходимости поддержки друг друга во время войны.

В Закарпатье будет создан безопасный IT-кластер. Как он будет работать и получат ли айтишники бронь. Репортаж
В Закарпатье будет создан безопасный IT-кластер. Как он будет работать и получат ли айтишники бронь. Репортаж
По теме
В Закарпатье будет создан безопасный IT-кластер. Как он будет работать и получат ли айтишники бронь. Репортаж
Ивано-Франковский IT-кластер тоже приглашает айтишников на релокейт
Ивано-Франковский IT-кластер тоже приглашает айтишников на релокейт
По теме
Ивано-Франковский IT-кластер тоже приглашает айтишников на релокейт
Львовский ИТ-Кластер финансирует проект Sky, который поможет закрыть небо над Украиной
Львовский ИТ-Кластер финансирует проект Sky, который поможет закрыть небо над Украиной
По теме
Львовский ИТ-Кластер финансирует проект Sky, который поможет закрыть небо над Украиной
Читайте главные IT-новости страны в нашем Telegram
Читайте главные IT-новости страны в нашем Telegram
По теме
Читайте главные IT-новости страны в нашем Telegram
Втрата 120 000 євро, три роки життя на побудову власної аналітичної моделі та заробіток у сотні тисяч доларів.

Читайте історію заробітку на біржах.

Хотите сообщить важную новость?
Пишите в Telegram-бот

Главные события и полезные ссылки
в нашем Telegram-канале

Обсуждение
Комментариев пока нет.