👁️👁️ 300 000 криптанів встановили собі Trustee Plus - гаманець з криптокарткою. Чого чекаєш ти? 👉

«Мне нужно было ехать по науке на Донбасс, а поехал по войне все в том же направлении». Как ученый стал добровольцем-аэроразведчиком и что сейчас на фронте и с дронами

Ученый в гражданской жизни, Дмитрий Притула оставил просветительскую деятельность, чтобы вступить в ряды добровольческого подразделения аэроразведки «Днепр 1», не имея практически никакого опыта ни в военном деле, ни в управлении дронами. Теперь он вместе с собратьями являются «глазами» защитников.

Дмитрий рассказал dev.ua о быте добровольцев, которым было обучение на аэроразведчике, сколько дронов они уже потеряли и что сейчас царит на фронте.

Оставить комментарий
«Мне нужно было ехать по науке на Донбасс, а поехал по войне все в том же направлении». Как ученый стал добровольцем-аэроразведчиком и что сейчас на фронте и с дронами

Ученый в гражданской жизни, Дмитрий Притула оставил просветительскую деятельность, чтобы вступить в ряды добровольческого подразделения аэроразведки «Днепр 1», не имея практически никакого опыта ни в военном деле, ни в управлении дронами. Теперь он вместе с собратьями являются «глазами» защитников.

Дмитрий рассказал dev.ua о быте добровольцев, которым было обучение на аэроразведчике, сколько дронов они уже потеряли и что сейчас царит на фронте.

Все дороги ведут на Донбасс

Представляясь, Дмитрий сразу шутит: «Не родственник, но тоже положительный человек».

До 24 февраля 2022 года Дмитрий занимался научной деятельностью в родном Днепре. Там он в свое время окончил Днепровскую политехнику по специальности горноводства и продолжил развиваться в этом направлении, а именно пошел работать в Институт геотехнической механики Национальной академии наук. Окончил аспирантуру и занимался написанием диссертации, связанной с добычей газа из шахтных полей. К сожалению, с началом войны в 2014 году шахта, на которой проводились опыты, оказалась на неподконтрольной Украине территории.

«Мне нужно было ехать по науке на Донбасс, по науке немного не получилось, а поехал по войне все в том же направлении», — говорит аэроразведчик.

На пути к аэроразведке

Еще в 2014 году, когда фактически началась война, Дмитрий, учась в институте, окончил военную кафедру, чтобы после выпуска не призвали в армию.

«Тогда не хватило смелости уйти в армию, — вспоминает он. — Поэтому воспользовался официальной возможностью „отмазаться“ — начал заниматься наукой».

В прошлом году с началом полномасштабного вторжения, по словам Дмитрия, он понял, что в данных обстоятельствах, на работе от него будет пользы мало пользы. Сначала волонтеров помогал готовить оборону Днепра. Потом, по его словам, понял, что другого выбора, как брать в руки оружие, нет.

Дмитрий Притула (Фото из личного архива)

Начал искать места, где набирали людей без опыта (кроме военкоматов, там были большие очереди), и в Instagram увидел пост Дмитрия Подворчанского, командира подразделения аэроразведки Днепр-1 от Нацгвардии. Они были с Дмитрием знакомы с 2011 года и 10 марта учёный присоединился к новому составу подразделения, не имея представления, что они будут делать.

«Когда-то на День рождения мне подарили, вертолетик на пульте управления. Это был тогда весь мой опыт управления дронов», — отмечает ученый.

Первые шаги

Сначала в подразделении было пять друзей вместе с командиром, все знакомы с 2011 года. Как рассказывает Дмитрий Притула, они в свое время организовывали разные студенческие фестивали, знали друг друга достаточно много времени и понимали, что могут работать в команде. Но все остальные знания пришлось получать.

Фото из личного архива Дмитрия Притулы

Обучение пилотированию, по его словам, проходило в Днепре примерно полтора часа, включая дорогу в город и иногда на распаковку дрона. Командир показал коптер, рассказал, как его запускать и ребята по очереди учились летать примерно минут 30.

«А дальше к нам приехала полиция с вопросами, почему вы здесь летаете. Мы такие, так мы учимся», — вспоминает Дмитрий, и говорит, что на этом уроки прервались.

Следующие полеты добровольцы выполняли непосредственно в городе Рубежное.

Обучение боем

Первые пару недель добровольцы провели на пункте дислокации, где прошли всеобщую военную подготовку и получили оружие. А в начале апреля уже отправили в город Рубежный. Там во взаимодействии с другим подразделением, как рассказывает Дмитрий, они получили боевой опыт, учебу и летные часы во время боевых выходов.

Ученый исполнял в первую очередь обязанности корректировщика для артиллеристов по получаемым ими данным, поднимая дрон. Кроме того, их подразделение осуществляло разведку.

Сначала, как рассказывает Дмитрий, они летали дронами на фронте, как в обычной жизни, даже без анонимизации, не скрывая данных о месторасположении. Только потом, заметив, что их систематически «кроют» снарядами через семь минут после включения дрона, узнали, что враг использует в этом регионе аэроскоп.

Почти «школа дронов»

Через месяц после «практики» в Рубежном подразделение перевели на подготовку обороны города Славянска. Там появилось время и возможность поработать со сбросами, с большими дронами, вообще развиваться в теме аэроразведки и обучать других пилотов уже по всей линии фронта.

«Тогда еще не было так много школ аэроразведки и пилотирования дронами и опыт передавался из руки в руки», — говорит Дмитрий.

Фото из личного архива Дмитрия Притулы

Опираясь на свой опыт, Дмитрий отмечает, что научиться летать это 20 минут, а дальше нужна практика и фокус на подход к работе, что нужно делать, что не нужно и на что обращать внимание.

«При условии, что человек адекватный и сам хочет этим заниматься, понимает, зачем это, а не насмотрелся красивых видео», — акцентирует аэроразведчик.

О «птичках»

Основная машина, которую используют добровольцы, которая по словам Дмитрия закрывает до 90% задач, если его правильно использовать — это Mavic 3, потому что он может долго летать и устойчив к РЭБу.

По техническим характеристикам Mavic 3 может летать до 15 км, но, по словам учёного, не все так, как кажется. У врага очень сильно развита система РЭБа, из-за чего связь дрона с пультом исчезает гораздо раньше, чем указано в технических характеристиках. Поэтому, аэроразведчики могли работать с дроном в среднем на 3-4 километра. Затем начали появляться антенны-усилители, что облегчило работу. Однако, несмотря на разные вспомогательные гаджеты, для эффективной работы всегда приходится находиться на очень близком расстоянии от линии столкновения с врагом.

Фото из личного архива Дмитрия Притулы

Добровольцы потеряли около 15 «Мавиков» за 11 месяцев, а после нового года вернулись после ротации на Восток и через 4 месяца потеряли еще столько.

«Тогда мы еще работали без антенн, удалось обходиться без них, за счет выбора удачных летных точек, и пришлось переосмысливать работу и перенастраиваться», — отмечает ученый.

Для полноценной, непрерывной (на восстановление техники) работы подразделения требуется от 10 «птичек» (от 5 Mavic 3 и от 5 Mavic 3т (для ночных полетов). «При условии, что нам уже идут запасные», — акцентирует Дмитрий.

О технике

Средняя стоимость всего, что находилось для работы в блиндаже «Днепр 1», вместе с электроникой, дронами, старлинками, антеннами, зарядными станциями, генератором и другим по общим подсчетам Дмитрия составляла примерно более $40 000. Это вся техника, которая необходима для качественной работы подразделения аэроразведки.

Кроме того, есть машины, которые используют военные для выезда на боевые задачи, это чаще всего полноприводные пикапы. Также необходимы автомобили, чтобы перемещаться по территории и бусы для перевозки оборудования.

О финансировании

Работать с большими дронами или БПЛА типа «крыло» подразделения помешала нехватка средств, потому что техника, по словам Дмитрия, на 90% покупается средствами сборов, друзей и дружественных финансовых фондов. А полетам на таких бортах нужно учиться отдельно.

«Мы поняли, что за те два борта, мы можем купить те же 10-30 Мовиков, которые закрывают наши задачи», — акцентировал он.

По словам ученого, чтобы просить помощи у «Армии дронов», подразделения не хватает времени на бюрократию и бумаги.

Личный состав

За почти полтора года количество добровольцев в подразделении из пяти возросло до 16, большинство из которых айтишники. К сожалению, на этой ротации у подразделения произошли первые потери личного состава. Один получил очень сильные ранения, когда группа попала под минометные обстрелы при выезде с позиций. Ребятам удалось оказать качественную первую помощь, найти медивак и передами профессиональным врачам и этим спасти жизнь. Второй пилот через экран планшета видел, как убивают побратима в реальном времени, находясь от него в каком-то километре.

Подразделение «Днепр-1» (Фото из личного архива Дмитрия Притулы)

Ученый говорит, что люди очень нужны, но в команду сложно найти «своего». Во-первых — нужна стопроцентная уверенность и доверие, а во-вторых — из-за бюрократических преград в подразделение почти невозможно перевестись из ВСУ. Кроме того, среди основных «скилов»: менеджмент, критическое мышление и желание развиваться.

Военный быт

Обычный день аэроразведчика Дмитрий сравнивает с жизнью в общежитии, когда есть не очень много свободного пространства и на нем нужно устроить и спальню, и столовую, и лаборатории, и все остальное.

В Рубежном парне жили в подвале.

«Там получалось, что до утра спишь в подвале, потом выезжаешь на работу, отработал, возвращаешься на бронемашине снова в подвал и иногда выходишь где-нибудь поесть», — вспоминает ученый.

Фото из личного архива Дмитрия Притулы

С тех пор добровольцы научились организовывать себе быт с более комфортными условиями: перенастроили работу, разделили людей на три смены, разработали график и выезжают на задание вахтовым методом в среднем на трое суток.

Подразделение принадлежит к батальону, который дает снаряжение и еду, но добровольцы, как рассказывает Дмитрий, пытаются собственными силами закрывать свои нужды и обустраивать что-то похожее на гражданскую жизнь.

«Преимущество добровольческого батальона в том, что нет этого уставщины, которое в некоторых моментах должно быть, но очень нагнетает и убивает морально», — говорит он.

Что на фронте

По словам аэроразведчика, если раньше пехота вывозила на патриотизме, на желании изучить, то сейчас с этим уж очень много вопросов. Кроме того, на фронте и в их подразделении также очевидна нехватка техники и боекомплектов. Но как отмечает ученый, говорят, что когда начинается обострение на фронте, то все же запасы находятся.

«Выигрываем на взаимодействии с другими подразделениями и на стримах в Интернете, благодарить Старлинки», — говорит Дмитрий.

Что нужно военным

«Вообще нужно, чтобы в тылу было понимание, что придет время, когда им нужно будет взять в руки оружие и заменить нас, хотя бы дать отдохнуть», — говорит аэроразведчик.

Дмитрий говорит, что в их подразделении все есть, но расходы появляются мгновенно после каждой задачи. По его словам, бывало такое, что во время активных действий наступления врага подразделение потеряло две машины: одну обстреляли, другую размарадерили, даже свои.

Сейчас добровольцы собирают средства на ремонт и обслуживание автопарка, для всех желающих присоединиться банка здесь .

Читайте главные IT-новости страны в нашем Telegram
Читайте главные IT-новости страны в нашем Telegram
По теме
Читайте главные IT-новости страны в нашем Telegram
Руководитель Центра поддержки аэроразведки Берлинская: «Сейчас производство дронов в Украине – детская песочница не отрасль»
Руководитель Центра поддержки аэроразведки Берлинская: «Сейчас производство дронов в Украине — детская песочница, не отрасль»
По теме
Руководитель Центра поддержки аэроразведки Берлинская: «Сейчас производство дронов в Украине — детская песочница, не отрасль»
Военные жалуются на дефицит дронов государство отчитывается о росте поставок. Что происходит с БПЛА и могут ли отечественные разработчики дронов закрыть потребности ВСУ
Военные жалуются на дефицит дронов, государство отчитывается о росте поставок. Что происходит с БПЛА и могут ли отечественные разработчики дронов закрыть потребности ВСУ
По теме
Военные жалуются на дефицит дронов, государство отчитывается о росте поставок. Что происходит с БПЛА и могут ли отечественные разработчики дронов закрыть потребности ВСУ
Команда ГО «Аэроразведка» приглашает ИТ-специалистов присоединиться к борьбе с врагом
Команда ОО «Аэроразведка» приглашает ИТ-специалистов присоединиться к борьбе с врагом
По теме
Команда ОО «Аэроразведка» приглашает ИТ-специалистов присоединиться к борьбе с врагом
Инженеры «Аэроразведки» разработали мощный ударный дрон R-34, который может сбрасывать одновременно 5 боеприпасов.
Инженеры «Аэроразведки» разработали мощный ударный дрон R-34, который может сбрасывать одновременно 5 боеприпасов.
По теме
Инженеры «Аэроразведки» разработали мощный ударный дрон R-34, который может сбрасывать одновременно 5 боеприпасов.
9 инсайдов о цифровизации в армии от руководителя IT-направления «Аэроразведки»
9 инсайдов о цифровизации в армии от руководителя IT-направления «Аэроразведки»
По теме
9 инсайдов о цифровизации в армии от руководителя IT-направления «Аэроразведки»
Читайте также
россия разработала «устойчивый рунет» и заявляет, что вся критическая инфраструтктураа работает автономно от всемирной сети. Так ли это?
россия разработала «устойчивый рунет» и заявляет, что вся критическая инфраструтктураа работает автономно от всемирной сети. Так ли это?
россия разработала «устойчивый рунет» и заявляет, что вся критическая инфраструтктураа работает автономно от всемирной сети. Так ли это?
«День рождения выпал на самую жесть на передовой». История айтишника, рассказанная в паузе между боями с рф
«День рождения выпал на самую жесть на передовой». История айтишника, рассказанная в паузе между боями с рф
«День рождения выпал на самую жесть на передовой». История айтишника, рассказанная в паузе между боями с рф
Алекс Бочков — украинский айтишник, основатель стартапов Noplag и LabiOffice. Со второго дня полномасштабной войны против рф, он записался в ТРО, а после этого перевелся в ЗСУ. Сейчас парень воюет на самом «передке» на востоке Украины. Он дал нам это интервью в небольшой паузе между боями с русскими оккупантами. Вот его история.
Санкции не помогли. Любимый завод путина с 2014 года производил танки, которые сейчас разрушают Украину
Санкции не помогли. Любимый завод путина с 2014 года производил танки, которые сейчас разрушают Украину
Санкции не помогли. Любимый завод путина с 2014 года производил танки, которые сейчас разрушают Украину
Аммиак, белый фосфор, зарин, новичок и другие. Большой гайд по химическому оружию, которое РФ может применить в войне с Украиной
Аммиак, белый фосфор, зарин, новичок и другие. Большой гайд по химическому оружию, которое РФ может применить в войне с Украиной
Аммиак, белый фосфор, зарин, новичок и другие. Большой гайд по химическому оружию, которое РФ может применить в войне с Украиной
Ввечері 11 квітня російські окупаційні війська ймовірно використали проти українських військових та цивільних осіб в місті Маріуполь отруюючу речовину невідомого походження, яку було скинуто з ворожого БПЛА. Про це повідомили бійці полку «Азов». У постражалих спостерігається дихальна недостатність, вестибуло-атактичний синдром. Наслідки використання невідомої  речовини уточнюються. 25 березня ми повідомляли, що за даними Центру протидії дезінформації, росія готується застосовувати отруту та інші речовини проти українців.  Волонтери-аналітики InformNapalm тоді мали свідчення, що російським військовим почали видавати антидоти від певних видів отрути, зокрема нервово-паралітичної речовини зарин. 20 березня командному складу окупаційних військ РФ нібито видали ампули з атропіном, антидотом при хімічних отруєннях. Ми вирішили підняти важливий текст про те, якими бувають хімічні атака та що робити при хімічній атаці (текст від 25 березня).

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Telegram-бот

Главные события и полезные ссылки в нашем Telegram-канале

Обсуждение
Комментариев пока нет.