Мы запускаем рассылку об украинском IT-комьюнити. Оставьте email, чтобы понимать больше. Премьера — скоро!
Спасибо! На указанный адрес отправлено письмо для подтверждения подписки.
Hot! dev.media шукає менеджера з продажу спецпроєктів

«Нам повезло. Под обстрел попал следующий поезд». История Templex Developer Ciklum, который чудом вывез семью из Харькова

Templex Developer Сергей Александров в IT-компании Ciklum харьковчанин. Вместе с супругой, детьми и родственниками ему удалось выбраться из харьковской Салтовки, которая приняла на себя первые удары российского вторжения. Эта история о том, как на самом деле сложно «просто уехать». Бомбоубежища, подвал, очереди в супермаркет, истребители над головой и застрявшая в кювете машина — лишь часть того, что пришлось пережить Сергею и его семье. Своим рассказом Сергей поделился с dev.ua. Публикуем его от первого лица.

Оставить комментарий
«Нам повезло. Под обстрел попал следующий поезд». История Templex Developer Ciklum, который чудом вывез семью из Харькова

Templex Developer Сергей Александров в IT-компании Ciklum харьковчанин. Вместе с супругой, детьми и родственниками ему удалось выбраться из харьковской Салтовки, которая приняла на себя первые удары российского вторжения. Эта история о том, как на самом деле сложно «просто уехать». Бомбоубежища, подвал, очереди в супермаркет, истребители над головой и застрявшая в кювете машина — лишь часть того, что пришлось пережить Сергею и его семье. Своим рассказом Сергей поделился с dev.ua. Публикуем его от первого лица.

Содержание

Часть 1. Начало

Войну я встретил, как бы странно это не звучало, на обычной дороге в Большой Даниловке [микрорайон Харькова]. Я возвращался домой на машине, попал на лед двумя колесами, и меня снесло с дороги в кювет. Пока бежал на блокпост (который уже стоял, когда войны еще не было), чтобы ребята меня из кювета вытащили, буквально над моей головой пролетел истребитель. Почти синхронно с этим гулом вдали прогремели два мощных взрыва. 

Я понял, что война началась. И, вдобавок к этому, у меня разрядился телефон. 

Первая мысль — о семье. Младшему сыну шел третий месяц. Второму — восемь лет. Я подумал о том, как мы сильно ошибались, думая, что ничего не будет. Машину, понятно, так и не вытащил. Решил идти домой пешком, но минут 20-25 пешего хода превратились в два часа. 

Множество незнакомых людей, которые ведут себя очень нетипично: смотрят друг на друга глазами шакалов, кажется, вот-вот начнут стрелять. Потом узнал, что первые ДРГ заходили именно с нашей стороны. Поэтому «чигирями» кое-как добрался до Салтовки. Дома был около восьми утра, начинался четвертый час войны. 

Мы с семьей стали думать, что делать дальше. Первые предположения — нас «попугают» и успокоятся. Но быстро стало понятно, что это не так. И во второй половине дня с коляской, с соседями, с каким-то небольшим набором продуктов мы уже бегали по району в поисках убежища. 

Часть 2. Укрытие, из которого выгоняли

Укрытие нашлось в 11-й городской поликлинике, там мы и спрятались. Но вскоре пришел кто-то из начальства поликлиники, и сказал, мол, медучреждение работает до 16:00, к этому времени все должны покинуть здание. То же самое рассказывали люди и через несколько дней. Мол, медики выпроваживали людей, а сами оставались в другой части бомбоубежища. Думаю, эта ситуация прояснится, когда все закончится. 

А на Харьков уже полетели «Грады». Мы спрятались в бомбоубежище одной из школ города, где и провели первую ночь. Младенец, коляска, пакеты на песчаном полу…

Оставаться вместе с еще несколькими сотнями людей, которые постоянно передвигаются в большом подвале, поднимая пыль, мы больше не могли. Пошли домой, чтобы помыться, собрать вещи. 

Шел, напомню, второй день войны. Попытался достать из кювета машину — но неподалеку завязался бой. Вторую ночь мы провели в том же школьном подвале. А утром третьего дня я взял электросамокат, подаренный супругой, и поехал между танками доставать авто. Помогать мне вызвались мой Team Lead c супругом. Но не получилось. «Вытащил» меня случайный водитель на крузаке. 

Часть 3. Переезд и подвал

Что ж, транспорт у нас был. Поэтому решили отправиться к кумовьям, в частный дом на окраине Салтовки. Дней восемь мы пробыли у них в подвале как раз между танковыми боями в Циркунах и Рогани [села за северо-восточной окраиной Харькова]. За это время мы научились различать, где стреляют наши, а где — россияне, стали понимать какое оружие используют. Но мы даже разок съездили за покупками в супермаркет, простояли в трехчасовой очереди за едой. 

И в один из дней в электроподстанцию, от которой запитан дом, прилетел снаряд. Пропали отопление и свет, из скважины перестала подаваться вода. Благо, у жены, несмотря на происходящее, не пропало грудное молоко, и сын был сыт. 

Решаю ехать к другу, в район Павлово поле [на севере Харькова]. Оттуда наблюдаем, как наша Салтовка превращается в руины. Умышленно не заезжаем домой. Это оказалось правильным решением — через пару часов после нашей поездки маршрут жестко обстреляли.

Мы обедаем, играем с детьми, ложимся спать под звуки снарядов. А ночью над домом низко-низко пролетает истребитель. Те 25 секунд, что мы сидели в коридоре с мыслью, куда он запустит свои ракеты, я запомню на всю жизнь. 

На календаре 1 марта — в этот день в киевскую телевышку прилетела ракета. 

Часть 4. Эвакуация

В шесть утра 2 марта бужу всех и командую: собираем вещи, оставшуюся еду, и отправляемся на вокзал. Цель: попытаться выехать из Харькова в более спокойном направлении. Жена и теща пытаются возразить и попробовать заехать домой. Я непреклонен — хотя четкого плана у нас нет. Знаю, что поезда вроде бы еще ходят, и надеюсь, что нам повезет. 

Вокзал — одно большое человеческое море. Народу столько, что протолкнуться почти нереально, а потеряться — легко.

Прячу семью в подземный туннель, по которому обычно выходим к платформе. А сам иду выяснять, что да как: поезда отходят только от первого пути. 

Выхожу я на пути. Смотрю — стоит поезд, на первой платформе люди с калашами, бойцы теробороны. Только я стою на земле, а платформа первая — на высоте двух метров. Выйти к поезду можно только со стороны вокзала. И тут вижу маневровый тепловоз, через который перебираются люди, чтобы попасть на этот поезд. 

Подбегаю к платформе, подтягиваюсь, залажу. Уточняю у стоящего рядом бойца теробороны, куда поезд. Оказывается — на Львов. Оказывается, мы можем в него сесть и уехать. 

Перелажу через забор обратно, забираю из туннеля семью. Жена, старший сьін и теща — все перебираются на первый путь через тепловоз. Мы с младшим — по моему уже изученному пути. Влетаем в поезд — и минут через 30 отправляемся. 

Поезд — Интерсити, прицепленный к обычному тепловозу.

В вагоне, рассчитаном на 80 с небольшим сидячих мест, — 200 человек. У входа стоят 20-литровые бутыли с водой. Их штук шесть, но, как выяснилось позже, это запас воды на весь состав. 

На 200 человек — 20 литров воды, по 100 мл каждому. Едем мы почти сутки, но страшнее всего — в Киеве, где мы в полной темноте стоит около получаса. 

Нам повезло. Под обстрел попал следующий поезд. 

Часть 5. Львов и граница

Приехали во Львов мы в комендантский час. На улице — минус 10. Я не понимал, что делать дальше, куда идти. На вокзале нашлась комната матери и ребенка. Сначала туда протащил жену с маленьким сыном. Тещу и 8-летнего сьіна не пропустили. 

Минут 20 мы померзли, затем сьіна с бабушкой забрали внутрь. Спустя час зашел внутрь и я. Там — теплая еда, волонтеры. Жизнь стала налаживаться. Затем Ciklum предложил нам остановится в отеле, компания забронировала номер. Но он не пригодился: мы увидели эвакуационные автобусы на Польшу, и решили ехать без промедлений. 

Доехали до границы. Там пограничники, будто угадывая мои планы, сообщили, что я возвращаюсь во Львов, а семья моя — в Польшу. 

Как только они пересекли границу с Польшей, внутри потеплело. В этот момент прочувствовал, что значит быть отцом. 

Жена с тещей и детьми уже четыре раза переезжали по Польше. Сейчас они живут в приюте у сестер милосердия. В конце марта из Харькова во Львов приехала моя мама. Ни давки, ни очередей на поезд уже не было. Отправил ее в город, где сейчас моя семья, теперь они там все вместе.  Я же кочую по коллегам, нынче вот уже у третьего. 

Я хочу быть максимально полезным здесь, поэтому усердно работаю, поднимая экономику. Стал на учет в военкомате, все по правилам. Поэтому если вызовут, пойду воевать. Правда, об амуниции нужно будет побеспокоиться — сейчас, говорят, с этим в армии сложно. 

«Стоя у окна увидел как во двор заехали российские танки. Один из них нацелился на меня». BА Astound Commerce про эвакуацию из Ирпеня и жизнь в войне
«Стоя у окна, увидел, как во двор заехали российские танки. Один из них нацелился на меня». ВА Astound Commerce про эвакуацию из Ирпеня и жизнь в войне
По теме
«Стоя у окна, увидел, как во двор заехали российские танки. Один из них нацелился на меня». ВА Astound Commerce про эвакуацию из Ирпеня и жизнь в войне
«Я не понимала как мы можем выжить». QA-инженер Capgemini и мать 4 детей из Горенки о войне работе из бомбоубежища и эвакуации
«Я не понимала, как мы можем выжить». QA-инженер Capgemini и мать 4 детей из Горенки о войне, работе из бомбоубежища и эвакуации
По теме
«Я не понимала, как мы можем выжить». QA-инженер Capgemini и мать 4 детей из Горенки о войне, работе из бомбоубежища и эвакуации
«Танковый снаряд рядом влетел мина упала. Неужели мало?». СЕО Satu.kz Максим Мельник о войне в Чернигове поддержке ВСУ и выезд из ада
«Танковый снаряд рядом влетел, мина упала. Неужели мало?». СЕО Satu.kz Максим Мельник о войне в Чернигове, поддержке ВСУ и выезд из ада
По теме
«Танковый снаряд рядом влетел, мина упала. Неужели мало?». СЕО Satu.kz Максим Мельник о войне в Чернигове, поддержке ВСУ и выезд из ада
Читайте главные IТ-новости страны в нашем Telegram
Читайте главные IТ-новости страны в нашем Telegram
По теме
Читайте главные IТ-новости страны в нашем Telegram
Про конкуренцію, ейджизм, працевлаштування, фейки та навчання.

«Стас IT-глаз» з черговою гарячею темою ІТ-курси в Україні.

Мы запускаем рассылку об украинском IT-комьюнити. Оставьте email, чтобы понимать больше. Премьера — скоро!
Спасибо! На указанный адрес отправлено письмо для подтверждения подписки.
Читайте также
США в очередном пакете помощи предоставит Украине дроны Switchblade 600. Подробности об этих и других «птичках», которыми пользуются украинские защитники
США в очередном пакете помощи предоставит Украине дроны Switchblade 600. Подробности об этих и других «птичках», которыми пользуются украинские защитники
США в очередном пакете помощи предоставит Украине дроны Switchblade 600. Подробности об этих и других «птичках», которыми пользуются украинские защитники
Среди списка помощи, которую предлагает Пентагон, есть дроны-камикадзе Switchblade 600, которые официальный Киев просил передать ранее. Контракт на исследование и разработку для 10 дронов SwitchBlade 600 производителя Aerovironment, ожидается в течение следующих 30 дней, заявила пресс-секретарь Пентагона Джессика Максвелл в электронном письме News Defense. Мы собрали список дронов, которые используют украинцы против врага, в том числе и подробности о Switchblade 600. (текст от 17 мая 2022 года)
1 комментарий
Десятиклассник с Волыни разработал систему отслеживания перемещения беспилотников. Ею заинтересовались в ВСУ
Десятиклассник с Волыни разработал систему отслеживания перемещения беспилотников. Ею заинтересовались в ВСУ
Десятиклассник с Волыни разработал систему отслеживания перемещения беспилотников. Ею заинтересовались в ВСУ
1 комментарий
Логистику ВСУ хотят оцифровать по IT-стандартам НАТО. Военные уже изучают систему LOGFAS. Рассказываем, как это работает и когда внедрят
Логистику ВСУ хотят оцифровать по IT-стандартам НАТО. Военные уже изучают систему LOGFAS. Рассказываем, как это работает и когда внедрят
Логистику ВСУ хотят оцифровать по IT-стандартам НАТО. Военные уже изучают систему LOGFAS. Рассказываем, как это работает и когда внедрят
Логистика и учет в ВСУ по-прежнему ведут в бумажных журналах. С лета Минобороны решило перевести армию на цифровые колеса и внедрить IT-систему логистики НАТО LOGFAS. Как она работает и что даст военным, объяснил Forbes. dev.ua публикует самое важное из материала.
Львовский стартап Immortal запустил сервис, предоставляющий услуги «цифровых памятников». QR-код на могиле расскажет всю историю погибшего
Львовский стартап Immortal запустил сервис, предоставляющий услуги «цифровых памятников». QR-код на могиле расскажет всю историю погибшего
Львовский стартап Immortal запустил сервис, предоставляющий услуги «цифровых памятников». QR-код на могиле расскажет всю историю погибшего

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Telegram-бот

Главные события и полезные ссылки в нашем Telegram-канале

Обсуждение
Комментариев пока нет.