“Мы растем на 35-40% в год”. Managing Director Capgemini Engineering Влад Шимов о переименовании компании, кадровых баталиях, перспективах развития и будущем IT

В августе IT-компания Lohika сменила название и сейчас работает под брендом Capgemini Engineering. Теперь компания планирует расширить инженерную команду в Украине и усилить здесь свои позиции. 

dev.ua пообщался с Managing Director Capgemini Engineering Владом Шимовым, который отвечает за развитие украинского подразделения в целом. В интервью dev.ua он рассказал о том, что изменилось в компании после смены названия и что ждет в будущем украинский IT.

Оставить комментарий
“Мы растем на 35-40% в год”. Managing Director Capgemini Engineering Влад Шимов о переименовании компании, кадровых баталиях, перспективах развития и будущем IT

В августе IT-компания Lohika сменила название и сейчас работает под брендом Capgemini Engineering. Теперь компания планирует расширить инженерную команду в Украине и усилить здесь свои позиции. 

dev.ua пообщался с Managing Director Capgemini Engineering Владом Шимовым, который отвечает за развитие украинского подразделения в целом. В интервью dev.ua он рассказал о том, что изменилось в компании после смены названия и что ждет в будущем украинский IT.

О переименовании компании

Мы были отдельной небольшой компанией Lohika, частной организацией, а в 2016 году стали частью большой французской компании Altran с около 50 000 сотрудников. В 2020 году Altran был куплен Capgemini, и на основе Altran организовано новое бизнес-направление компании Capgemini Engineering. 

Тогда же мы стали частью Capgemini, а унифицировав сервисы, переименовались в Capgemini Engineering Ukraine. Если вы посмотрите на динамику роста акций Capgemini, то увидите, что это очень успешная организация.

Это, мне кажется, очень важный шаг — использование сильного бренда.

Во всем мире Capgemini знают. Соответственно, нам очень важно использовать все возможности большой корпорации в Украине, чтобы получить больше внимания, особенно в свете наших планов по росту.

Переименование — важная часть всей стратегии Capgemini, чтобы усиливать один центральный бренд и иметь возможность решать для клиентов сложные задачи, требующие разнообразного опыта и ресурсов. Называют нас по-разному — официально звучит «капджеминай», но также говорят «капджемини».

Об изменениях в компании

Мы часть Capgemini уже с апреля 2020 года, и все это время в принципе идут какие-то процессы унификации. В основном это касается каких-то очевидных вещей — если вы используете Офис 365 и мы его используем, так зачем использовать два отдельных, если можно их совместить, синхронизировать базы данных и таким образом оптимизировать расходы? Это больше о рациональном использовании ресурсов. В принципе, глобальных изменений в том, как мы работаем, не происходит.

Безусловно, до переименования мы рассказывали очень много про Capgemini нашим сотрудникам, как он устроен, чем знаменит и хорош. Я бы не сказал, что смена названия могла стать для кого-то ударом. Я вижу по настроениям, что людям очень интересно, они хотят понять, что есть у большой успешной компании. По уровню бизнес-процессов, технологий, внутренних приложений, взглядов они очень прогрессивны. 

У группы есть этические принципы работы, которые они транслируют в свои процессы, подход к людям. Есть очень прогрессивная концепция flex office. Есть много ритуалов и практик, как сделать команды эффективными.

Мы даже не думали, что компания на глобальном уровне настолько глубоко чувствует своих сотрудников, понимает, что происходит с людьми внутри команд разработки.

Сама Capgemini работает с топовыми консультантами и самыми прогрессивными практиками по актуальным темам: эффективная работа сотрудников в условиях удаленной работы, психическое здоровье, эффективное использование бенефитов в компании в условиях распределенной работы, практики менеджмента. 

О комфорте сотрудников

Работа внутри большой организации дает бОльшие возможности: внутренняя мобильность, возможность участвовать в большем количестве проектов, социальные гарантии. Мы сейчас меняем подходы к страхованию людей — вводим возможность страхования родственников. У нас есть нью-нормал подход, когда компания готова обеспечивать сотрудников техникой у них же дома. Многие нововведения еще в процессе разработки.

О силе Capgemini Engineering Ukraine

Мы самые лучшие software engineers в Capgemini. Почему я с такой  с уверенностью об этом говорю — самые сильные, самые лучшие? Потому что я вижу наши результаты в работе с новыми клиентами, которые до этого работали с другими командами. Качество наших услуг замечают, и клиенты хотят работать с нами. 

Мы изначально себя позиционировали как pure software engineering, то есть у нас нет какой-то вертикальной специализации. Мы не специализируемся, например, на отельном бизнесе, ритейле, автомотиве или фарме. Но у нас есть клиенты во всех этих индустриях и многих других.

И при этом мы лучше всех делаем, например, микросервисы, или лучше всех сделаем для вас архитектуру каких-то облачных приложений или сложное мобильное приложение с интеграцией c разными BLE устройствами. Вот это всегда была наша фишка.

Если клиент хочет, чтобі мы помогали моделировать молекулы химических элементов, мы возьмем на себя построение программного решения, а клиент должен предоставить специалистов в доменной области, чтобы консультировать команду. Это настоящий agile, когда для создания уникального продукта в одну команду собираются специалисты из разных областей и работают совместно, обмениваясь знаниями для создания идеального продукта.

В данный момент в Украине у нас порядка 80 активных клиентов, среди наших клиентов — Intel, Coca-Cola, McDonalds, Siemens, Volkswagen.

О кадрах и найме

Думаю, что IТ-индустрия сама по себе очень открыта и инклюзивна. В Capgemini Engineering мы также придерживаемся принципов объективности и честности. При отборе сотрудников мы смотрим с точки зрения потенциала человека, его скиллов, компетенции. Есть сотрудники, приехавшие из Беларуси, Молдовы, есть из стран Ближнего Востока. Они себя чувствуют хорошо, я надеюсь. У нас есть имя, нас люди знают и доверяют — это самое главное. 

Второе, на что часто смотрят разработчики и что нам очень помогает — это интересные проекты. Наши проекты все challenging. Компании, с которыми мы работаем, очень часто решают задачи, которые до них никто не решал. И это мотивирует.

Инженеры хотят быть причастными к созданию чего-то полезного и важного.

В-третьих, мы как инжиниринговая организация прежде всего инвестируем в развитие инженеров, улучшение их скиллов, знаний. И люди видят это и чувствуют, что это некая job security: даже если я на моем проекте не использую все последние технологии, то как специалист продолжаю развиваться, и моя ценность как инженера, обладающего актуальными знаниями, продолжает расти.

Ну и, конечно, мы competitive на рынке труда с зарплатной политикой и бенефитами. Гибкий график работы — люди работают удаленно, кто хочет — приезжает в офис. Офис постепенно стал еще одним бенефитом, офис должен быть красивым и удобным. Сюда можно приехать, когда хочется сменить обстановку, пообщаться с людьми или комфортно провести митинг с командой или клиентами.

Об IT-образовании

Мы сейчас почти не берем джунов. Но мы работаем над тем, чтобы это изменить и быть более активными в построении джуниор-команд и генерации такого спроса. Это часть стратегического направления, чтобы ускорить наш рост.

Мы смотрим на нишу IT-образования. Да, если мы хотим бежать еще быстрее, мы обязаны выстроить эту функцию. Часто люди, приходя из украинских вузов, не имеют необходимых навыков, это факт. С другой стороны, рынок большой, и те, кто хотят найти работу, получить навыки и развитие, могут это сделать. Я сейчас не вижу проблемы, чтобы, человек, который хочет «войти в айти», за полгода не мог бы этого сделать. Есть предложения, курсы, рынок труда в IТ стал гораздо более открытым. Проблемы войти в IT нет, если человек умеет мыслить, если голова на плечах.

Об удаленной работе

Все мы в 2020 году перешли на удаленку. Remote work works. В Capgemini это пошло дальше. В компании решили проанализировать с помощью  консультантов возможные последствия смены режима работы и внедрить практики, чтобы возможное разобщение и эффект от этого не повлиял на бизнес. 

Были разработаны подходы к работе, призванные сохранить культуру, управляемость, гибкость. Эти практики доступны, и группа предлагает их внедрять. Назовем это new normal, новым подходом. 

О влиянии пандемии на IT

Коронавирус изменил поведение людей. Это изменение подвигло многих предпринимателей к тому, чтобы строить новые продукты, призванные удовлетворить потребности людей в новых условиях. Такое изменение в предпринимательской активности повлияло на то, что количество спроса на software-решения, а в случае пандемии и удаленной работы это исключительно software, резко выросло.

Конечно, мы ощутили это больше всех, наши услуги пользуются повышенным спросом, и если бы завтра инженеров в Украине стало в 2-3 раза больше, все бы были устроены.

О росте компании и планах развития

У нас порядка 130 сотрудников — количественный прирост за первое полугодие. Сейчас мы достигли цифры 1 500 сотрудников в Украине. Не знаю, какие цифры чистого прироста будут по итогу, но как бизнес украинский юнит растет примерно на 35-40% в год.

Для меня хорошим примером является польское подразделение, в котором сейчас около 10 000 сотрудников. Они хорошо представлены во всех business lines группы Capgemini. Когда-нибудь, надеюсь, похожая ситуация будет и с украинским подразделением. 

Сейчас мы представлены в Capgemini Engineering, со временем, надеюсь, будут и другие бизнес-линии группы. Но даже только с одной лишь Capgemini Engineering наш потенциал роста очень большой, и он в значительной степени связан с приходом больших европейских и американских индустриальных проектов. Это не только software, но и hardware, инженерные проекты. 

Наша задача — поддерживать стабильный рост, и при этом сохранять контроль над ситуацией. Мы уже сейчас растем на 35-40% в украинском подразделении.

Это большие темпы, и масштабировать команду, организацию, сохранить культуру, направленность на качество, результат и счастливых клиентов — наш приоритет номер один в этих условиях.

Станет ли IT мыльным пузырем

Обычно мыльный пузырь связан с дисбалансом. Условно, создается некий ажиотаж, который в дальнейшем не будет поддержан глобальной динамикой развития. 

Но практика показывает, что количество софтверных систем вокруг каждого из нас только увеличивается. И их разнообразие вызвано тем, что сама наша жизнь становится все более сложной, и людям требуется помощь. Поэтому всегда будет возможность создать приложение, которое найдет себе на глобальном рынке тысячи пользователей и решит для них какую-то специфическую проблему. Не говоря уже о корпоративном секторе. Таких возможностей применения очень много, и чем больше мир глобализируется, тем больше их становится.

Есть циклы разработки программного обеспечения, в завершении одного цикла начинается другой, одни продукты выходят в поддержку, новые получают инвестиции и развиваются. И в этом нет какого-то видимого обозримого конца. Поэтому я бы не сказал, что ІТ направление под угрозой. 

Возможно, появится что-то новое, что сделает эту сферу менее привлекательной. Если, допустим, завтра появятся биомеханические роботы, которых все смогут делать с помощью пробирок и какого-то чемоданчика с реактивами у себя дома, то, наверное, это отвлекло бы часть денег инвесторов и интереса социума от IT. Но это не значит, что отрасль бы пропала или стала меньше. Просто появится что-то еще, случится перераспределение.

О восстании машин

Я не верю в восстание машин. Я верю в то, что есть человечество, которое на все вызовы в итоге находит адекватный ответ. 

IT-компания Lohika меняет название и планирует расширение инженерной команды в Украине
IT-компания Lohika меняет название и планирует расширение инженерной команды в Украине
По теме
IT-компания Lohika меняет название и планирует расширение инженерной команды в Украине

Хочете повідомити важливу новину? Пишіть у Telegram-bot.

А також підписуйтесь на наш Telegram-канал — dev.ua: IT України.

Обсуждение

Комментариев пока нет.