Мы запускаем рассылку об украинском IT-комьюнити. Оставьте email, чтобы понимать больше. Премьера — скоро!
Спасибо! На указанный адрес отправлено письмо для подтверждения подписки.
HOT від «Стас IT-глаз» — відео про міграцію айтішників

«К концу года аутсорсинга в рф просто не будет». Интервью с топом DataArt, которая ушла из рф и обещает долго работать в Украине

Большое интервью с Managing Director компании DataArt, которая недавно окончательно ушла из россии, но основана россиянами 25 лет назад, Алексеем Миллером.

Оставить комментарий
«К концу года аутсорсинга в рф просто не будет». Интервью с топом DataArt, которая ушла из рф и обещает долго работать в Украине

Большое интервью с Managing Director компании DataArt, которая недавно окончательно ушла из россии, но основана россиянами 25 лет назад, Алексеем Миллером.

Один из крупнейших IT-аутсорсеров — компания DataArt — недавно объявил о том, что продал свои российские активы. Как и многие другие бизнесы, из соседней страны компания ушла из-за войны в Украине, которую развязала рф. Интересно, что DataArt в 1997 году создана в Санкт-Петербурге, как пишут СМИ. В самой же компании говорят, что начинали все же с Нью-Йорка во главе с переехавшими из Питера основателями-россиянами.

4 июля, сразу после ухода из рф, компания-разработчик ПО для Nasdaq, Ocado Technology, Skyscanner, а также Mail.ru и других отметила свой 25-летний юбилей. Поговорить с основателем компании Евгением Голандом dev.ua не получилось, но на все вопросы издания ответил Managing Director DataArt Алексей Миллер. 

Кто такой Алексей Миллер

В качестве управляющего директора DataArt Алексей Миллер возглавляет стратегические продажи и усилия по привлечению клиентов для глобального консультирования по технологиям, уделяя особое внимание IТ-стратегии, разработке новых систем и технологическим инновациям.

Алексей присоединился к DataArt еще в 1997 году, и был избран в совет директоров в 2002 году. В течение последних двух десятилетий он курировал разработку продуктов и услуг, поставку, продажи и управление ключевыми клиентами, а также выстроил в DataArt финансовую практику. 

О войне в Украине

О том, что началась война, я узнал из новостных лент. Я был в Нью-Йорке, по местному времени это был поздний вечер 23 февраля. Мы сразу начали обмениваться сообщениями с коллегами — на случай чрезвычайных ситуаций у нас уже много лет как созданы emergency response-каналы. Там мы вместе с людьми из разных стран пытались понять, что происходит на самом деле, что это значит для нас и что нам следует делать.

Конечно, той ночью практически никто не спал. Те, для кого вторжение началось в пять утра, проснулись и, по-моему, на протяжении всего следующего месяца уже не ложились.

А мы издалека старались помогать всем, чем можно. 

Отношение к происходящему очень простое, моя личная оценка прямая и однозначная: это чудовищный акт агрессии. Эту войну ни объяснить, ни, тем более, оправдать не может практически никто из известных мне людей. При этом, хоть я и уехал из россии много лет назад, я там родился и вырос, поэтому невозможно отрицать мою принадлежность к русской культуре. Но никакой общности с теми, кто хоть как-то оправдывает вторжение, я ощущать не могу.  

Фото — «Медиамакс»

О создании групп для реакции на чрезвычайные ситуации 

Такие группы и каналы существовали и раньше, они в принципе предусмотрены бизнес-планами многих компаний. Их задача — координировать корпоративную реакцию в различных нестандартных ситуациях. Другое дело, что до 2014 года нам не приходилось обсуждать там войну. Но эти же каналы и команды, правда, в несколько ином составе работали, например, и в период, когда из-за пандемии и карантинов мы закрывали офисы и переходили на удаленный режим.   

После 24 февраля ERT-каналы были существенно расширены, потому что российское вторжение, разумеется, имело сильный эффект. Огромный процент наших операций приходился и приходится на Украину, а на момент начала войны у нас и в россии было очень много сотрудников и проектных команд. Приходилось постоянно принимать множество глобальных и локальных решений, для чего нужен был постоянный обмен информацией. 

Об уходе из рф

Начну с того, что было у нас в головах перед началом войны. Все же знают, что российские войска стояли на границе с Украиной задолго до 24 февраля. И хотя мы, как и большинство человечества, не предполагали, что дойдет до такого ужаса, все равно старались продумывать разные сценарии развития событий. Было ясно, что в случае масштабного вторжения оставаться в россии будет невозможно. 

Публично мы этого не обсуждали, потому что не знали, чем ситуация обернется в реальности. Но этот предварительный анализ в каком-то смысле подготовил нас к решению. Оно было очень сложным эмоционально, но стратегически простым. 

Если посмотреть на ситуацию с холодным рассудком, понятно, что и выбора никакого не было: продолжив работу в россии, мы бы косвенно поддержали политику государства.

Поэтому мы не пытались найти способа зацепиться, не хотели удерживать ниточки между DataArt и бизнесом, который остался в рф.  

Но, с точки зрения эмоций, уходить было тяжело, потому что мы, безусловно, хотели поддержать своих людей. Их было более 1500, с некоторыми мы работали по 15, а то и 20 лет. Глупо пытаться скрыть, что многие из основателей и старейших сотрудников DataArt — выходцы из россии. Поэтому решение было болезненным. Но очевидным.  

Фото — «Медиамакс»

О реакции сотрудников на уход из рф

У нас больше нет каких-либо представительств в рф, соответственно, нет и никаких сотрудников таких представительств. Некоторые из бывших сотрудников закрытых российских офисов сейчас в процессе переезда в другие страны, где они смогут работать в местных центрах разработки DataArt.

Но речь не идет о том, что DataArt в рф сократился, DataArt из рф ушел. 

Мы с самого начала старались быть максимально открытыми и честными. Пытались объяснить всем коллегам в россии, что происходит в мире, как мы относимся к войне, как она влияет на наш бизнес и в каком положении оказались наши команды, прежде всего в Украине. Мы не скрывали, что уходим, и старались показать, почему это единственное из возможных решений.  

При этом мы рассчитывали, что в DataArt работают люди, принимающие ценности, на которые компания ориентировалась много лет. Мы всегда старались придерживаться принципа «прежде всего — люди», хотя в ситуации, когда одна страна атакует другую, сделать хорошо всем едва ли получится. Поэтому нам оставалось только прямо разъяснять подробности будущего ухода на таунхоллах по мере того, как мы сами их узнавали. 

Как только мы приняли это решение, установили и срок, к которому все дела должны быть закрыты, — 15 июня. Из этого менеджмент исходил, объясняя, что это значит для тех, кто вместе с нами покинет рф, или для тех, кто расстается с DataArt и остается в стране.

Мы никому не указывали, что делать, но были готовы помогать с релокацией в другие страны, и примерно треть российских коллег уехали из россии.

Из оставшихся часть уволилась, часть перешла в компанию, с которой DataArt заключил сделку.  

О продаже бизнеса

(Бизнес в рф DataArt продала n3 Group и управляющему партнеру инвестхолдинга «Ташир Медика» Арсену Галстяну. Российский бизнес будет функционировать как отдельная компания под новым брендом ITentika. У DataArt три российских юрлица — «Смартдата» (выручка в 2021 году — 838 млн рублей), «Искусство управления данными» (выручка за 2021 год — 511 млн рублей) и «Ридлсофт» (464 млн рублей) — Ред.) 

Вопрос не вполне корректен, поскольку мы не искали покупателя и бизнес не продавали. Мы передали новой компании ITentika, к которой не имеем отношения, свои юридические лица, обязательства по аренде некоторых офисов и право нанять бывших сотрудников DataArt, которые остаются в рф.

Еще раз повторю, что никаких денег за это мы не получали и не получим. Какие-то свои возможные оценки сделки предлагали российские медиа, но это недостоверная информация.  

Мы хотели покинуть рф максимально быстро и безболезненно, дав возможность какому-то количеству наших бывших коллег быстрее устроиться на работу. На всех этапах подготовки сделки мы старались донести до всех, что делаем это не ради шоу, а по-настоящему. Надеюсь, подавляющее большинство коллег верило нам на слово, потому что говорили мы всегда откровенно. 

Мы не передавали ITentika никаких обязательств по действующим контрактам с клиентами, а значит и потоков клиентских денег.

Суммы выручки, которые вы приводите в вопросе, частично генерировались нашими западными клиентами, частично бывшими российскими клиентами, но и из последних, насколько я знаю, пока никто договоров с новым подрядчиком не заключал. Впрочем, это нас уже не касается. 

Я хочу сказать, что ни DataArt, ни его менеджмент никак не участвуют ни в операционной работе ITentika, ни в ее собственности или будущей прибыли. Нас не связывают никакие финансовые отношения. 

Наконец, у нас не было недвижимости в рф, DataArt работал в арендованных офисах. Частично мы передали аренду ITentika, а часть офисов просто закрыли.   

О пророссийских представительствах в Сербии, Болгарии, Казахстане 

Я не соглашусь, что у нас есть «пророссийские представительства». У нас действительно есть центры разработки в Сербии, Армении, Казахстане, куда выехало особенно много коллег из россии. Правительства не всех стран заняли жесткую позицию в отношении рф. Но, по моим наблюдениям, подавляющее большинство коллег категорически осуждают войну, и вне зависимости от своего происхождения крайне отрицательно относятся к действиям российских властей. 

Я смогу вспомнить буквально два напряженных разговора с участием людей с менее однозначной позицией. Для масштаба, в котором мы работаем, — тысячи людей, распределенных по разным странам, — это можно считать очень редким исключением. 

При этом у нас, безусловно, всегда существовал некий этический кодекс, который предполагает взаимное уважение и доверие. Отчасти он прописан в наших политиках, отчасти существует на уровне корпоративной культуры. Ее сложно до конца изложить на бумаге, но любой, кто работает или работал в DataArt, подтвердит, что мы действительно стремимся придерживаться принципов, которые декларируем. Думаю, сама наша корпоративная культура в последние месяцы находилась под большим давлением, но в целом выдержала. Поэтому у нас было минимальное количество конфликтов внутри компании.  

Безусловно, был всплеск эмоций на последних этапах нашего ухода из россии. Некоторые из наших бывших российских коллег были сильно обижены на компанию за однозначный уход, кто-то из украинских коллег считал, что мы делаем это недостаточно радикально.

Но мы старались уйти быстро, при этом аккуратно, вдумчиво и легально, чтобы не создавать дополнительных рисков для тех, кто ранее работал в DataArt, но сейчас остался в рф. И даже несмотря на этот всплеск, думаю, что с эмоциями мы справляемся относительно удачно. 

Хочу подчеркнуть, что у нас всегда была плоская управленческая структура, у всех сотрудников есть прямой доступ к руководству. Менеджмент, включая меня, старался организовать массовые каналы общения, поддерживать постоянный контакт с коллегами в разных странах, понять, что волнует людей, и честно отвечать на вопросы. Я не хочу изображать, что все это было безболезненно, потому что в таких разговорах поднимаются темы, обсуждать которые тяжело чисто по-человечески. Но опора на собственную культуру и принципы нам действительно помогает. 

И да, любые высказывания в поддержку войны для нас с самого начала находились за чертой допустимого. Политика толерантности не означает, что мы готовы терпеть все, что угодно. Речь в нашем случае о совместной работе людей, выступающих против войны, которые, однако, могут находиться в разных странах, иметь различное происхождение и гражданство. 

Фото — «Медиамакс»

О работе в Украине

Украинское подразделение DataArt продолжает работать, что вызывает настоящее восхищение и бесконечное уважение. Отдельные люди, группы людей, целые регионы поражают способностью справляться с любыми сложностями. До войны у DataArt было шесть офисов в Украине. И мы, безусловно, как и многие другие компании, помогали коллегам и их семьям выехать из наиболее опасных регионов. Очень много людей переместились на запад Украины. 

Наши сотрудники либо сами, либо при помощи компании организовывали временные места базирования для коллег и их родственников. Снимали коворкинги, создавали группы поддержки там, где DataArt никогда не было. В Кременчуге и Виннице, Полтаве и многих других городах.

Сейчас наши украинские центры работают примерно на 90% довоенной мощности, подавляющее большинство сотрудников остается онлайн. Способность быстро вернуться к проектам, конечно, впечатлила клиентов.   

Конечно, тысячи наших коллег были при этом вынуждены покинуть свои дома, они остаются в состоянии неопределенности, им угрожает опасность. Мы стараемся поддерживать их финансово и логистически, делиться информацией. Мы понимаем, что временами люди не могут работать из-за сложных жизненных обстоятельств. 

С выездом за границу мы после первых дней войны могли помочь только женщинам и детям. Но у нас, безусловно, работали и работают программы поддержки релокации. Мы организованно помогали выехать в Польшу и Болгарию, где есть офисы DataArt, и, например, в Румынию, где нашего представительства пока нет.  

О мобилизации и увольнениях из украинских офисов

Было небольшое количество увольнений, но никакого всплеска не было. Чуть больше сорока наших сотрудников ушли в Вооруженные силы Украины. Я, разумеется, не говорю «бывших», потому что они все остаются нашими сотрудниками, мы продолжаем их поддерживать, чем можем. И дальше будем действовать так же. 

С началом войны мы запустили две благотворительных программы: одну в Польше, другую — в США. Средства, собранные в два этих фонда, идут на поддержку не только наших коллег, но и других украинцев, вынужденно покинувших свои дома. На эти деньги закупается еда, одежда, медикаменты. 

О клиентах и проектах

Было всякое, если говорить честно. Какое-то количество заказчиков действительно отказалось работать с командами в Украине. Это болезненно, но таких ситуаций совсем не много. Надо сказать, что для заказчиков война в Украине, откуда DataArt работает как подрядчик, плохо вписывается в сделанные заранее калькуляции рисков. Не все клиенты знают, что в принципе делать в такой ситуации, как война в Европе, поэтому кто-то сразу объявлял об уходе, но вскоре возвращался.

Мы продолжаем наблюдать, как корпорации обновляют свои модели рисков, и видим, что на первый план выходят практические аспекты: защита оборудования, безопасность персональных данных, бесперебойная работа и экстренное оповещение и т. д. DataArt в этом смысле находится в относительно хорошем положении, потому что у нас есть масштаб и ресурсы, чтобы нужные для этого системы содержать, обновлять и поддерживать.  

Сейчас понятно, что мировое сообщество, в том числе мировое бизнес-сообщество, будет и дальше поддерживать Украину.

Так на фоне небольшого числа отказов был и приток новых клиентов, которые откровенно говорили, что хотят совместить коммерческий интерес с гуманитарным, оказав таким образом посильную помощь Украине.

И наши давние клиенты спрашивали, чем они могут помочь. Мы отвечали: «Все просто, помимо благотворительности, давайте больше работы». И они соглашались. Такие разговоры у нас состоялись более чем с десятком крупных заказчиков.  

О найме

Мы остановили найм в первые дни войны, но это не означает, что мы не верили в украинский рынок. Дело было в неопределенности. Мы не могли предсказать, как будут развиваться боевые действия, кто сможет работать, будет ли доступен интернет, как поведут себя клиенты.

Но нам сразу было ясно, что в Украине мы останемся надолго.

Почти два месяца назад найм мы осторожно возобновили, координируя спрос тех самых клиентов, которые сознательно готовы работать с командами в Украине. Сейчас у нас открыто примерно 20 позиций. 

Что касается российских разработчиков, то я бы для начала уточнил, что DataArt не был основан в рф. Мы действительно много лет развивали здесь офшорную разработку, но основана компания в Нью-Йорке. В остальном лично я не видел, чтобы заказчики, американские или европейские, отказывались сотрудничать с разработчиками российского происхождения, если те находятся не в россии. Другое дело, что компании не хотят иметь дел с теми, кто остается на территории рф.  

Фото — «Медиамакс»

О пути длиною в четверть века

—Стартовали мы все-таки в Нью-Йорке. DataArt был основан Евгением Голандом и его партнерами, которые за много лет до того переехали в США из Питера. Поэтому искать первых программистов для работы на американских клиентов для них было естественно именно там. В Петербурге оставались какие-то дружеские и образовательные связи. Деньги же поступали из Нью-Йорка, где нашлись первые заказчики.

До 2003 года я тоже работал из Петербурга, исполняя те самые американские заказы. Сама наша бизнес-модель принципиально не отличалась от многих других: мы искали, где можно привлечь на работу талантливых, мотивированных ребят, чтобы вместе делать проекты.  

Правда, вначале все это выглядело намного причудливее классического аутсорсинга, как раз эта история для DataArt в полной мере началась году в 2003-м. До этого у нас был смешанный бизнес, который когда-то придумал, а потом отпустил и помогал обслуживать Mail.ru, запускал более, менее и совсем неуспешные интернет-проекты. Уже после 2003 года мы смогли окончательно выбрать направление развития и фокусироваться на нем. 

О российском IT

Если говорить об аутсорсинге, то к концу года его просто не будет. Я не вижу, как западные заказчики смогут продолжать работать с российскими компаниями или разработчиками, находящимися в россии. Подчеркиваю, в сколько-нибудь значимом масштабе, потому что отдельные исключения всегда возможны, но это будет бизнес небольшой и несистемный.  

Если говорить об информационных технологиях в рф в целом, то делать здесь прогнозы — не совсем мой профиль, поскольку я уехал из страны много лет назад.

Но подозреваю, что для местных разработчиков, ориентированных на внутренний рынок, на первый взгляд, все будет не так уж плохо. Деньги будут и дальше тратиться, а заказчик останется один, но большой ― российское правительство и его деривативы.

Оценить масштаб и перспективы такого бизнеса я не возьмусь, потому что работа с этим заказчиком никогда не была мне интересна.  

У DataArt было небольшое количество коммерческих заказчиков в россии, но мы всегда оставались в стороне от государственных денег в любом виде. Теперь там сформируется какой-то новый рынок, который ни при каких условиях не выглядит привлекательным для нас. 

Об импортозамещении в рф

Я ничего особенно не думаю, потому что меня это, откровенно говоря, не сильно касается. Хотя мне кажется бредом, что люди, находясь в россии, не могут свободно пользоваться Instagram или YouTube. Там, конечно, есть талантливые инженеры, способные создавать собственные продукты. Но кто и как ими распорядиться в условиях, когда доминирующим заказчиком станет государство? Лично я понятия не имею. 

О планах и будущем DataArt

Через пять лет DataArt будет в несколько раз больше, чем сейчас, и еще сильнее распространится по миру. Он будет работать с самыми разными компаниями в разных индустриях: от сравнительно небольших до гигантов, делая для них все более и более сложные проекты.  

Мы не склонны к шапкозакидательству, у нас нет цели стать компанией номер один, два или пять в каком-нибудь рейтинге.

Но мы уже стали одним из лидеров в своей отрасли и продолжим движение по этому пути. Считаю, что спрос на IT-работу высокого качества, сделанную в срок и без лишних проблем, будет и дальше расти очень высокими темпами. 

Элементы этого общего тренда будут меняться. Сейчас это может быть переход в облако, новые цифровые сервисы и вообще диджитализация, вокруг которой сломано столько копий. Вот эти слова раз в несколько лет могут меняться. Но и коммерческий, и некоммерческий сектор человеческой деятельности будут нуждаться в технологиях все больше и больше. 

Вообще о стратегических планах сейчас говорить проще, чем о ближайшем будущем, потому что, к сожалению, мы не знаем, когда именно закончится эта чудовищная война. В ближайшем будущем нам надо поддерживать коллег в Украине, помогать тем, кто уехал, выстраивать наш бизнес немного по-новому. Потому четких краткосрочных прогнозов мы стараемся не делать, а вот долгосрочный курс вполне ясен. В каком-то смысле ситуация стала обратна той, что мы могли наблюдать, скажем, полгода назад. До войны было очень популярно мнение, что прогнозировать можно только на один-два квартала вперед.  

Фото — «Медиамакс»

О личных факапах больших и богатых

Подмывает сказать, что я не такой уж большой и богатый, а потому не способен ответить на этот вопрос. Но если оставить иронию в стороне, я бы сказал, что бизнес невозможно построить без ошибок. Мне кажется, только самые напыщенные и неоправданно уверенные в себе бизнесмены отказываются в этом признаваться.  

Безусловно, мы иногда подписывались не на те проекты или приглашали в команду тех, кого приглашать не стоило.

Но я не могу сказать, что DataArt совершал глобальные ошибки, например, выбирал неверную бизнес-модель или шел не в тот регион. Со времен упомянутого мной поворота к аутсорсингу, случившегося в начале 2000-х, DataArt оставался достаточно консервативной компанией. Мы уверенно сохраняли фокус и старались бережно относиться к деньгам, потому что развивались не на средства инвесторов, а на свои собственные. 

Поэтому почти все бизнес-решения, которые я бы хотел изменить или отменить, тактические. Я бы не стал связываться с людьми, с которыми некомфортно. Такую ошибку я в прошлом совершал не раз, поддавшись свечению, исходящему от резюме. Иногда кажется, что человек с таким опытом придет и решит все проблемы, и ты отодвигаешь в сторону некоторые моменты в его поведении, которые по-человечески показались неприятными. Нанимая кого-то только на основе резюме, я почти всегда оказывался неправ. При том, что в других компаниях это вполне может быть уместно. Но нам, например, не подходят даже суперэффективные профессионалы, если они привыкли ходить по головам и не считаться с другими людьми. 

О перспектиках возвращения в рф

Я не вижу, как DataArt может вернуться в рф. У нас точно нет никаких планов на этот счет, мы и не собираемся искать каких-то условий для этого. Я не хочу делать каких-то громких заявлений, но сейчас и в будущем, насколько мы способны его представить, мы собираемся развиваться вне россии. 

«Мир сейчас – настоящее торнадо». Большое интервью с Country manager Ukraine в SoftServe о работе на войне выходе из россии найме и планах компании
«Мир сейчас — настоящее торнадо». Большое интервью с Country manager Ukraine в SoftServe о работе на войне, выходе из россии, найме и планах компании
По теме
«Мир сейчас — настоящее торнадо». Большое интервью с Country manager Ukraine в SoftServe о работе на войне, выходе из россии, найме и планах компании
«EPAM Франковска на своей карте не видел. Приезжали трижды и наконец-то попросили площадь под офис на «Промприладі». Большое интервью с основателем проекта «Промприлад.Реновация» Юрием Филюком
«EPAM Франковска на своей карте не видел. Приезжали трижды, и наконец-то попросили площадь под офис на «Промприладі». Большое интервью с основателем проекта «Промприлад.Реновация» Юрием Филюком
По теме
«EPAM Франковска на своей карте не видел. Приезжали трижды, и наконец-то попросили площадь под офис на «Промприладі». Большое интервью с основателем проекта «Промприлад.Реновация» Юрием Филюком
Жанна и ее команда. История владелицы IT-бизнесов из Свалявы покорившей Киев и вернувшейся в родное Закарпатье для строительства Кремниевой долины
Жанна и ее команда. История владелицы IT-бизнесов из Свалявы, покорившей Киев и вернувшейся в родное Закарпатье для строительства Кремниевой долины
По теме
Жанна и ее команда. История владелицы IT-бизнесов из Свалявы, покорившей Киев и вернувшейся в родное Закарпатье для строительства Кремниевой долины
Читайте главные IТ-новости страны в нашем Telegram
Читайте главные IТ-новости страны в нашем Telegram
По теме
Читайте главные IТ-новости страны в нашем Telegram

✖✖

Як працюють нейронки, що створюють зображення та що вони вміють.

Читайте і гадайте, чи не вб’ють нейромережі мистецтво.

Мы запускаем рассылку об украинском IT-комьюнити. Оставьте email, чтобы понимать больше. Премьера — скоро!
Спасибо! На указанный адрес отправлено письмо для подтверждения подписки.
Читайте также
Меньше стресса, больше рацио. Нейробиолог в армии разработал курс, который поможет защитникам сохранять головы холодными: как это работает
Меньше стресса, больше рацио. Нейробиолог в армии разработал курс, который поможет защитникам сохранять головы холодными: как это работает
Меньше стресса, больше рацио. Нейробиолог в армии разработал курс, который поможет защитникам сохранять головы холодными: как это работает
Боевой стресс, страх на поле боя — это привычные спутники военного во время боевого задания. К тому же многие факторы влияют на поведение и в свободное время, что может привести к недоразумениям. Кандидат биологических наук, поведенческий эксперт Виктор Комаренко вряд ли думал, что станет военным психологом, и сейчас, находясь в рядах полка Сил спецопераций, ученый исследовал возникающие у бойцов и командиров проблемы и создал курс для военных. О чем идет речь — в интервью dev.ua.
Не Патроном единым. Айтишник из EPAM шьет военную амуницию для собак: история чудо-стартапа для четырехлапых защитников Украины
Не Патроном единым. Айтишник из EPAM шьет военную амуницию для собак: история чудо-стартапа для четырехлапых защитников Украины
Не Патроном единым. Айтишник из EPAM шьет военную амуницию для собак: история чудо-стартапа для четырехлапых защитников Украины
Максим Лисович, Interior Designer в ЕРАМ Украина вне работы помогает амуницией украинским военным… собакам. Да, служебные псы носят уникальные жилетки и ошейники, имеют аптечки и турникеты. Четырехлапые в такой «одежде» более защищены и узнаваемы. По словам Максима, только на западе страны нас охраняют сотни военных собак. Максим помогает военным кинологам нести эту службу достойно, снабжая соответствующей амуницией, специальными аптечками и турникетами. Недавно он провел три дня подряд, собственноручно отшивая ошейники и поводки. А еще два года назад шить он не умел вообще. Вот история чудо-стартапа.
«Пришла пора немного невербального общения с россиянами». Как коммерческие беспилотники по $3000 совершают революцию в боевых действиях: история из окопов Николаевщины от WSJ
«Пришла пора немного невербального общения с россиянами». Как коммерческие беспилотники по $3000 совершают революцию в боевых действиях: история из окопов Николаевщины от WSJ
«Пришла пора немного невербального общения с россиянами». Как коммерческие беспилотники по $3000 совершают революцию в боевых действиях: история из окопов Николаевщины от WSJ
Коммерческие беспилотники, которые продаются всего за $3000, совершают революцию в боевых действиях, пишет The Wall Street Journal. dev.ua приводит адаптированный перевод статьи с позиций вблизи Прибужского Николаевской области.
Несколько недель — и айтишники смогут выезжать за границу по делам. Но есть одно условие
Несколько недель — и айтишники смогут выезжать за границу по делам. Но есть одно условие
Несколько недель — и айтишники смогут выезжать за границу по делам. Но есть одно условие

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Telegram-бот

Главные события и полезные ссылки в нашем Telegram-канале

Обсуждение
Комментариев пока нет.