Увійти в IT — 5 книжок про геймдев українською 🔫

Из кареты «Скорой помощи» в Gamedev. История UX Requirements Lead в Ubisoft, которая попала в IT почти случайно

Бывший врач «Скорой помощи» Наталья Подлубная уже несколько лет работает в Ubisoft. В свои 27 она кардинально сменила профессию — из медика переквалифицировалась в UX Requirements Lead. Она тестирует игры на предмет риска для людей с фотосенситивной эпилепсией. Помогает ли ей медицинское образование в работе в Gamedev и как Наталья пришла к тому, чтобы сменить профессию, в ее рассказе.

Оставить комментарий
Из кареты «Скорой помощи» в Gamedev. История UX Requirements Lead в Ubisoft, которая попала в IT почти случайно

Бывший врач «Скорой помощи» Наталья Подлубная уже несколько лет работает в Ubisoft. В свои 27 она кардинально сменила профессию — из медика переквалифицировалась в UX Requirements Lead. Она тестирует игры на предмет риска для людей с фотосенситивной эпилепсией. Помогает ли ей медицинское образование в работе в Gamedev и как Наталья пришла к тому, чтобы сменить профессию, в ее рассказе.

«Скорая» — самый яркий опыт в жизни

Работать на «скорой» меня распределила судьба. Не скажу, что я мечтала быть врачом скорой помощи, но и не жалею об этом опыте, он все еще один из самых ярких в моей жизни.

Однако, прежде всего, я не была готова к этой работе физически: тяжелый чемоданчик с лекарством, баллон с кислородом, прибор для съемки ЭКГ несут сами врачи, фельдшеры, санитарки и интерны (каким я была).

Лежачих больных нужно перекладывать на носилки (редко с этим помогают соседи или родственники, в большинстве случаев это делает бригада), нести по лестнице пешком. Первый месяц практики у меня были патриотические желто-синие ноги от синяков, и я еще не понимаю, где я их умудрилась набить.

Психологическую нагрузку от такой профессии я не буду расписывать — думаю, каждый может представить, что такое работа на «Скорой помощи». В среднем за месяц было 5-10 выездов на констатацию смерти или реанимацию (некоторым бригадам везет больше, другим — меньше, правило парных случаев).

Воспоминания из предыдущей жизни

Не забуду труп молодого человека — врач, 40 лет. Умер тихо в комнате. Мать, вызвавшая нас, сказала, что он не хотел лечиться. Не реанимировали, были уже признаки биологической смерти.

Однако наличие признаков биологической смерти не всегда означает, что реанимация не проводится. Иногда родственники настаивают. Приехали однажды к пожилому мужчине с онкологическим заболеванием. Его сын еще делал косвенный массаж сердца, мы переняли «эстафету», несмотря на то, что уже были заметны трупные пятна. Мне этот случай запомнился тем, что сын делал косвенный массаж неправильно, на кровати (а нужно на твердой ровной поверхности), без искусственной вентиляции легких, недостаточно глубоко и слишком медленно выполнял компрессию в зоне грудной клетки. А еще мне было жаль ломать ребра покойнику (во время косвенного массажа сердца ребра иногда ломаются, особенно у пожилых людей), я не понимала, зачем.

К счастью, смерти детей я не видела, как и ДТП, огнестрельных и ножевых ранений, травм от падения с высоты.

Врачи из бригад, в которые меня направляли, отказывались брать на такие вызовы, мол, рано еще. Лишь однажды я присутствовала на вызове с мужчиной в наркотическом опьянении, и только потому, что у бригад часто нет времени заехать на подстанцию, а ездят с одного вызова на следующий, и так иногда целую смену. Мужчина вел себя агрессивно, поэтому меня сразу посадили впереди у водителя и врача, а фельдшерку и полицейского оставили с пациентом в кузове. Его зафиксировали, потому что он очень активно жестикулировал, однако под влиянием наркотиков люди откуда-то получают невероятные силы, поэтому его пришлось дополнительно удерживать. Я удивилась, что держала и «умиротворяла» пациента наша фельдшерша. Она всегда была боевая, даже полицейский не знал, чем помочь.

Однажды нас вызвали на «мужу плохо» в офис, а оказалось, что плохо окружающим, потому что в офис зашел мужчина с признаками психического заболевания, очень ажитированный. Он кричал, разбрасывал стулья, угрожал, говорил, что за ним следят и хотят забрать. Мы вызвали дополнительно психбригаду и полицию, потому что никто не решался подойти к нему. К счастью, никто не пострадал.

Кстати, о культуре обращения в «Скорую помощь». Люди почти всегда дают расплывчатое описание ситуации, так что есть две крайности: либо слишком преувеличивают, либо слишком преуменьшают состояние. Конечно, бригада всегда готова к худшему сценарию вне зависимости от формулировки вызова, но очень полезно знать детали — тогда можно сэкономить время и взять нужное оборудование из машины. К тому же оператор распределяет на вызов бригады, и на тяжелый случай может поехать фельдшерская бригада, а не врачебная. Вызовы же бригады на «давление» в 4 часа ночи (140/90) или кашель (когда пациент вторую неделю болеет)  могут лишить шанса на жизнь человека, действительно в это время нуждающегося во врачебной помощи…

Повезло ли мне, или это нездоровая динамика, но два наиболее распространенных вида вызовов, на которых я была, — это бездомные и пожилые женщины с гипертонией, которые хотят, чтобы им «укололи магнезию».

Интересно, что даже самые опытные врачи всегда нервничают из-за  вызовов с детьми, беременными и «животом» (болит живот). Никогда не знаешь, в каком состоянии ребенок (да и откровенно говоря, среди нас нет педиатров), мало кто готов принимать роды прямо на месте. Ну, а с животом… Это может быть что-то тривиальное, а может быть острая хирургическая патология, и необходимо быстро определиться — везти ли больного, куда и как. Однажды приехали на перитонит. Молодой парень так кричал от каждого движения во время транспортировки, словно его резали ножом. А кузов кареты скорой всегда трясет, сильно.

Ну и напоследок интересное наблюдение: за месяц я побывала в трех квартирах людей, возможно, страдающих силогоманией (разновидность навязчивого поведения, проявляющаяся в собирании, накоплении и хранении вещей, которые не используются в повседневной жизни). Квартиры были настолько захламлены мусором, что невозможно было пройти, разместить чемодан и ЭКГ, втроем встать у больного.

Почему я ушла из такой сложной (но романтической и интересной) профессии? Мне было физически тяжело, я не получала удовольствия, и уже на тот момент мне рассказали много хороших вещей об Ubisoft.

Путь в IT

Наталия — по центру

В классическое IT я не хотела. Я не очень разбираюсь в технике, мне не интересно программирование. Сомневалась, что без специфических знаний найду себе место в IT-компании. Но смягчило колебания то, что Ubisoft — это не только IT-компания, но и известный разработчик видеоигр.

Все началось с рассказов близкого друга, который в тот момент работал тестировщиком в Ubisoft. От него я узнала о крутом коллективе, интересных случаях из «ежедневной рутины», культуре в компании и еженедельных сборах на настольки.

Ubisoft — это как клуб по интересам, где собирается большое количество людей твоего возраста с похожими хобби, с которыми весело не только работать в рабочие часы, но и продолжать общаться после работы.

Сама работа в Ubisoft — тоже удовольствие, баги в играх — это субстрат для локальных мемов. Желание искать и исследовать эти баги и определило мои начальные цели в карьере.

Хотя мне очень хотелось попробовать, и я ничего не теряла, тормозил тот факт, что я не была геймеркой, когда подавалась на позицию. В детстве у меня был слабый ПК, а дальше была слишком занята учебой. Был соблазн надолго засесть за самообразование (теория тестирования, состав и принцип работы ПК, консолей, я даже для чего начала играть с HTML). Но друг вовремя подал меня как кандидатку по реферальной программе, и оттягивать уже было некуда.

Техзадание

На техническом задании отбора мне было труднее всего. Дали ранний билд игры и один час на заведение баг-репортов. На листе возле ПК лежала инструкция по контролу в игре. На WASD я повисла на 20 минут.

Я не понимала, что это такое и как заставить игрового персонажа двигаться, я нажимаю клавиши со стрелочками (arrow key). Слышу, что другие кандидаты что-то активно щелкают, надо поскорее разобраться с управлением. Тогда я открыла игровое меню и принялась репортить баги из меню.

В конце концов я поняла, что такое WASD и уже имела новые проблемы — меня убивали NPC.

Оффер-сюрприз

Сказать, что удивилась офферу, ничего не сказать. Когда мне представляли команду и проект, я думала, что меня уволят в первый же месяц.

Я не знала, что такое WASD еще на отборе, а в руках геймпад никогда не держала.

Сам проект — шутер, требовавший координации в команде (co-op). Мне было неудобно перед командой, ведь прежде чем начать координироваться с ними и багать, я должна была привыкать к геймпаду и M&K. Это занимало время, я оставалась после работы, а команда терпеливо ждала, когда смогу работать наравне со всеми.

Мой ментор и по совместительству координатор задач в команде пережил со мной трудные времена, но выдержал, за что я до сих пор благодарна и ему, и другим коллегам, часто помогавшим мне, когда видели, что я долго разбираюсь с чем-то.

Тонны удовольствия

Как только я привыкла к проекту, работа начала доставлять тонну удовольствия. Я обшарила каждый уголок карты, тестировала положительно, отрицательно. Начинала лучше разбираться в особенностях багов, лучше оформляла репорты, углублялась в дебаг тулы.

Координация в команде вообще напоминала не работу, а неформальное собрание с друзьями. Полгода пролетели как происшествие на одном дыхании. У меня появилась лучшая подруга и множество людей, с которыми я до сих пор дружу, хотя мы уже вместе не работаем. Все же для меня самый большой бенефит работы в Ubisoft — это коллектив.

Карьерный подъем

Каждый проект рано или поздно релизится. Мне удалось застать релиз моей игры, прежде чем в Киеве открылся новый департамент, в который я впоследствии попала. На митинг-презентацию новой позиции я записалась из любопытства, чтобы разбираться в том, какие у Ubisoft есть еще команды и департаменты. Однако когда я узнала специфику работы, то поняла, что мне нужно туда подаваться.

Новый департамент назывался UX Requirements, и одно из направлений, которым он занимается, — тестирование игр на предмет рисков для людей с фотосенситивной эпилепсией.

Очевидно, мое образование и бэкграунд сыграли решающую роль в желании приобщиться, и я представила свое резюме в эту команду.

В то время команда UXR в Киеве создавалась с нуля. Наша небольшая группа из четырех человек и лида построили всю систему деятельности команды: документацию, софт, подключение, принципы и правила работы. Хотя мы еще не были слаженной командой, ведь все пришли из разных проектов, это не помешало нам координированно построить UX Requirements в Киеве.

Работа в этом отделе очень отличается от того, чем занимаются в функциональном тестировании проектов. Теперь я работала со всеми платформами: PC, PS4, PS5, X1, XsX, Nintendo Switch, Google Stadia, Luna.

Также я имела дело не с одним проектом — их стало больше, и они были разными как по размеру и сложности, так и жанрово. Работа требует высокой самостоятельности, ведь на каждом тесте ты сам все делаешь и решаешь. Однако командной работы тоже хватает: шеринг информации по проектам, помощь в траблшутинге, менторство и т. д.

Большую часть работы составляет коммуникация с другими студиями Ubisoft, и это разные специалисты — продюсеры, директора, дизайнеры, программисты, тестировщики.

Выводы и советы

Если обобщить мой опыт работы в IT, мне повезло. Мне оказали доверие, когда все, что у меня было — это желание и теоретические знания о тестировании. Повезло с командами. Меня учили, мне помогали, давали шанс развиваться, поддерживали. Без этого всего я бы не смогла адаптироваться так быстро и научиться. Известно ведь, что удовольствие от работы ты получаешь, когда умеешь ее делать. До сих пор сталкиваюсь с трудностями и учусь новому, но в этом мне опять же помогает команда. Однако я очень ценю полученный опыт и считаю, что три года назад сделала правильное решение.

Из моей истории может показаться, будто я агитирую в IT. На самом деле, в IT нужно не каждому.

Даже не каждому, кто думает, что хочет этого. Как я уже сказала, мне повезло. Повезло, что мои ожидания либо совпадали с реальностью, либо реальность оказывалась оптимистичнее ожиданий. Я рада, что сделала такой выбор.

Любая профессия важна и нужна, у каждой профессии есть свои преимущества и недостатки. IT можно хвалить, можно ругать, можно обожать и ненавидеть одновременно. Можно питать иллюзии относительно IT. Но нельзя идти в IT, имея много иллюзий, поэтому советую попробовать сначала на практике. И почитать, что пишут специалисты желаемой профессии о специфике работы: хорошие и плохие отзывы, советы, уловки.

Я советую попробовать на практике то, чем хочешь заниматься в IT. Протестировать программу/сайт/игру, написать код, создать дизайн… Понять, хочется ли этим заниматься в будущем каждый день. Осознать, готов ли ты к разным техническим и нетехническим сложностям, овертаймам, постоянному обучению, динамическим изменениям проектов, коллективу, даже компаниям. И всегда иметь план Б по возвращению туда, чем занимался до IT.

Тем, кто стремится с чего-то начать — учитесь сами. Правда, курсы не помогают. Лучшие специалисты, которых я встречала, говорят, что курсы либо не проходили, либо не помогли. Самообразование — is the key, и оно будет сопровождать вас на протяжении всего пути в IT.

Когда вы точно знаете, что вы хотите быть именно этим IT-специалистом, вы готовы ко всему, о чем узнали, то не бойтесь (и не затягивайте) подать первый раз резюме. Не отчаивайтесь, когда вам снова не перезвонят. Ходить на собеседования — это тоже полезный опыт, позволяющий узнать особенности культуры разных IT компаний. Наслаждайтесь собеседованиями. Это не экзамен, это диалог между человеком, желающим нанять лучшего рабочего, и лучшим работником, выбирающим для себя место работы.

Не пугайтесь, когда на полученной работе вам дают задачи, которые вы не умеете и не знаете, как выполнять. Google всегда с вами. А еще много людей, готовых помочь (не только в вашей команде).

Всегда будут какие-то нюансы в работе, которые вам не подходят, о них важно говорить своему менеджеру, HR, писать фидбеки. Очень полезно задавать вопросы, даже если вам кажется, что ничего не изменится. Компании важно знать, что действительно беспокоит ее специалистов. Лучше приложить усилия для изменения того, что вам не нравится здесь и сейчас. Это проще, чем начать сначала где-нибудь в другом месте.

В заключение хочу сказать, что место первой работы часто детерминирует ожидания от работы/профессии/компании в будущем. Поэтому даже если вы уже проработали в своей alma mater от мира IT, пытались изменить все к лучшему, но уже готовы бросить все, попробуйте другую компанию. Не сдавайтесь, даже если не повезло вторично. Обязательно попробуйте еще и еще, анализируя, что вам не подходит. Честно спрашивайте на собеседованиях о том, что вам важно. Расскажите о своем предыдущем опыте (в пределах NDA) и стройте команду и воркфлоу так, чтобы было хорошо и вам и другим.

«Светнился когда это не было мейнстримом». Как инженер-проектировщик из Чернигова покорил IT став Senior Developer
«Светнился, когда это не было мейнстримом». Как инженер-проектировщик из Чернигова покорил IT, став Senior Developer
По теме
«Светнился, когда это не было мейнстримом». Как инженер-проектировщик из Чернигова покорил IT, став Senior Developer
Правительство планирует компенсировать половину стоимости переквалификации свитчеров в айтишников и освободить EdTech стартапы от НДС.
Правительство планирует компенсировать половину стоимости переквалификации свитчеров в айтишников и освободить EdTech стартапы от НДС.
По теме
Правительство планирует компенсировать половину стоимости переквалификации свитчеров в айтишников и освободить EdTech стартапы от НДС.
Как войти в IT если не умеешь кодировать? Три истории неутешительных специалистов по Ciklum TECHIIA и Intetics
Как войти в IT, если не умеешь кодировать? Три истории неутешительных специалистов по Ciklum, TECHIIA и Intetics
По теме
Как войти в IT, если не умеешь кодировать? Три истории неутешительных специалистов по Ciklum, TECHIIA и Intetics
От медли до Engineering Manager за три года или почему сделать стремительную карьеру в IT может не каждый. Опыт разработчика Innovecs
От медли до Engineering Manager за три года, или почему сделать стремительную карьеру в IT может не каждый. Опыт разработчика Innovecs
По теме
От медли до Engineering Manager за три года, или почему сделать стремительную карьеру в IT может не каждый. Опыт разработчика Innovecs
Читайте главные IT-новости страны в нашем Telegram
Читайте главные IT-новости страны в нашем Telegram
По теме
Читайте главные IT-новости страны в нашем Telegram
Зарплата працівників сфери IT в Україні — одна з найвищих.

Дізнавайтеся, куди під час війни айтішники витрачають гроші.

Читайте также
Разработчик Assassin’s Creed рассказал, что лошади в игре — это на самом деле скелеты людей
Разработчик Assassin’s Creed рассказал, что лошади в игре — это на самом деле скелеты людей
Разработчик Assassin’s Creed рассказал, что лошади в игре — это на самом деле скелеты людей
Глава Ubisoft отказался от трети своей годовой зарплаты из-за финансовых показателей студии
Глава Ubisoft отказался от трети своей годовой зарплаты из-за финансовых показателей студии
Глава Ubisoft отказался от трети своей годовой зарплаты из-за финансовых показателей студии
«IT было чем-то совсем несовместимым со мной». Сотрудница Львовской филармонии смогла бесплатно выучиться на UI/UX дизайнера и найти работу во время войны
«IT было чем-то совсем несовместимым со мной». Сотрудница Львовской филармонии смогла бесплатно выучиться на UI/UX дизайнера и найти работу во время войны
«IT было чем-то совсем несовместимым со мной». Сотрудница Львовской филармонии смогла бесплатно выучиться на UI/UX дизайнера и найти работу во время войны
Польский филолог по образованию и бывшая работница Львовской филармонии София Малендевич однажды почувствовала резкое желание что-то изменить в жизни. Но работая в бюджетном учреждении, много не заработаешь, а обучение для попадания в IT — удовольствие не из дешевых. Однако София нашла выход. Девушка выучилась бесплатно на UI/UX дизайнера, получила сразу два офера, несмотря на войну, и не планирует останавливаться на достигнутом.
Волонтеры с киберполицией запустили благотворительную игру о военных «Котяцкий драйв». Бить орков можно в Гостомеле, Чернобаевке и даже на крейсере «Москва»
Волонтеры с киберполицией запустили благотворительную игру о военных «Котяцкий драйв». Бить орков можно в Гостомеле, Чернобаевке и даже на крейсере «Москва»
Волонтеры с киберполицией запустили благотворительную игру о военных «Котяцкий драйв». Бить орков можно в Гостомеле, Чернобаевке и даже на крейсере «Москва»

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Telegram-бот

Главные события и полезные ссылки в нашем Telegram-канале

Обсуждение
Комментариев пока нет.